Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Запретная секция » "Валар нам дали над низшими власть" или о нумэнорском шовинизме


"Валар нам дали над низшими власть" или о нумэнорском шовинизме

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Копирайт:
Азрафель (Ольга Белоконь), при участии Анариэль Ровэн (С.Таскаевой)

Авторский текст дается без изменений и добавлений.

Веб-источник: ссылка.

Содержание:
* Положительные коннотации Толкина в описании дунэдайн в романе "Властелин Колец"
* Власть законная и незаконная
* Иерархические лестницы Арды
* Люди в Арде
* Классификация людей по образцу классификации эльфов
* Значение нумэнорцев и их потомков для истории Средиземья
* Эпилог

Тем, кто выпил полынную настойку вместо вина, посвящается

Тема статьи определяется этой строчкой из известной песни. В фэндоме весьма распространено мнение, что нумэнорцы и их потомки — дунэдайн Арнора и Гондора — ничем принципиально не отличаются от прочих народов Средиземья. Разве что росточком повыше, да живут подольше. Следовательно, их претензии на власть, их название — «Короли Людей» — всего лишь проявление гордыни, имперская идеология, вроде тех, что встречались и в 20 веке. Значит, нумэнорцы, основав свои государства на землях, уже населенных другими народами, повели себя как банальные захватчики, колонизаторы. Иные даже делают вывод, что нумэнорцы и дунэдайн — этакие «фашисты Средиземья»; что, прикрываясь рассуждениями о «Свете и Тьме», они несли народам, их окружавшим, рабство, сравнимое с рабовладением фашистской Германии; что нумэнорцы и их потомки называли себя «высшей расой», считая остальных людей «низшими». С другой стороны, существуют люди, придерживающиеся иного мнения: нумэнорцы и их потомки не «обычные» люди и Королями Людей прозываются не зря.

Чтобы разобраться в этих мнениях, давайте проанализируем проблему власти в текстах Толкина, частным случаем которой является проблема власти нумэнорцев и дунэдайн над другими народами Средиземья.

Обращаю внимание читателей статьи, что речь идет не о высказывании частного субъективного мнения — кому-то нумэнорцы хороши, кому-то — не очень. Речь идет о принципиально важном моменте, способном пролить свет на понимание мира Толкина, о теории, вписывающей происходящее с дунэдайн в общий контекст мироустройства Арды. Таким образом, в данной статье представлено не частное мнение, но объективное доказательство. Каковое может быть оспорено логически, разумеется. Потому большая просьба — читать предложенный материал внимательно, при логических или фактологических несообразностях большая просьба передать все замечания автору.

Для удобочитаемости статьи все цитаты даны в самом тексте в русском переводе, их английские оригиналы и место, откуда взята цитата, приводится в конце статьи, в разделе «Цитаты».

0

2

1. Положительные коннотации Толкина в описании дунэдайн в романе «Властелин Колец»

Что думает автор о своих героях, точнее, как они описаны в его текстах и является ли эта оценка авторской (поскольку оценка реального автора и автора текста-внутри-мира могут не совпадать)? Судя по тому, как именно Толкин обрисовывает образ дунэдайн (причем всех дунэдайн, а не только Арагорна), автор думает о них хорошо, и оценка ВК — положительная — совпадает с оценкой автора, то бишь, почтенного Дж.Р.Р.Толкина. Сам Толкин, кстати, из всех персонажей ВК ассоциировал себя с Фарамиром («As far as any character is ’like me’ it is Faramir», Letters, № 181) и даже отдал ему свой сон о волне. Насчет фашизма и фашистов как таковых существует письмо в немецкое издательство (Letters, № 30), где Толкин довольно резко осуждает это явление. Так что, по крайней мере, Толкин, не мыслил себе положительных героев (к которым относятся и дунэдайн) как «фашистов».

Обратимся к тем фразам из ВК, в которых автор дает описание и некоторую характеристику дунэдайн, которых встречают хоббиты.

      Боромир:

"Немного в стороне сидел высокий человек с лицом прекрасным и благородным, темноволосый и сероглазый, со взглядом гордым и суровым", "… но сразу поднялся Боромир, высокий и гордый."

Хиргон, гонец Дэнэтора:

"Вошел высокий человек, и Мерри едва не вскрикнул: на мгновение ему показалось, что Боромир жив и возвратился. Но он тут же увидел, что это не так; это был другой человек, но он походил на Боромира, как будто они были родственниками, такой же высокий, сероглазый и гордый."

Цитаты про Арагорна мы не приводим, поскольку он уникум даже в своем народе, Король, воплощающий идею сакральной королевской власти, однако одну цитату все же возможно привести.

      Встреча Арагорна, Лэголаса и Гимли с «возрожденным» Гандалвом:

"Остальные смотрели на них [т.е., на Гандалва и Арагорна], пока те не сводили глаз друг с друга. Серая фигура Арагорна сына Араторна, была высокой и суровой как камень, рука его покоилась на рукояти меча; он казался неким королем, что ступил на берега меньших людей из морских туманов."

Князь Имрахиль:

"Князь Имрахиль в своем замке, в Дол Амроте, возле моря, и он был высокой крови, и его народ тоже: высокие и гордые люди с серыми как море глазами."

Дэнэтор:

"Теоден добрый старец. Дэнэтор же совсем другой, гордый и утонченный, человек гораздо более высоких происхождения и власти, хоть его и не называют королем".

"Пиппин смотрел на его точеное лицо с гордыми скулами и кожей, напоминающей слоновую кость, на длинный нос с горбинкой и темные глубокие глаза, и думал не о Боромире, а об Арагорне."

"Он не похож на своих современников, Перегрин, и каково бы ни было его происхождение, вышло так, что в его жилах бежит почти чистая кровь Вестернесса; как и в младшем его сыне, Фарамире, но не в Боромире, коего Дэнэтор любил сильнее. Он далеко видит. Он может узнать, если пожелает, многое из того, что происходит в умах людей, даже тех, что живут далеко. Трудно обмануть его, и опасно пытаться это сделать."

Фарамир:

"— Господин, — сказал Сэм, — вы говорили, что в хозяине есть что-то эльфийское, и это было хорошо и истинно. Но вот что скажу вам я: в вас тоже что-то есть, господин, что-то такое, что напоминает мне… ну, о Гандалве, о волшебниках.
— Может, и так, — отозвался Фарамир. — Возможно, ты ощутил издалека нечто нумэнорское."

"Гордый и серьезный стоял он, пока разговаривал со стражами, и Пиппин, глядя на него, видел, как сильно он напоминает своего брата, Боромира, которого Пиппин сразу полюбил, восхищаясь его величественной, но доброй манерой. Но сейчас, когда он глядел на Фарамира, его сердце тронуло некое ранее неведомое чувство. Вот человек, окруженный аурой высокого благородства, которое иногда являл Арагорн, хотя и не столь возвышенного, не столь отдаленного и неизмеримого: некто из Королей Людей, рожденный в позднейшие времена, но осененный мудростью и печалью Старшего Народа."

"Всегда желаешь ты выглядеть величественным и щедрым, как короли древности, милостивым и великодушным."

Про следопытов Итилиэна:

"Они время снимали свои маски, чтобы остудить их, по мере того, как становилось все теплее, и Фродо увидел, что это благообразные люди, со светлой кожей, темноволосые, с серыми глазами, с лицами печальными и гордыми."

И наконец последняя цитата, о Бэрэгонде:

"Пиппин взглянул на него, высокого, гордого и благородного, как и все люди, которых он доселе видел в этой стране."

Обратим внимание, что следопыты и Бэрэгонд — простые люди Гондора, не родовитые и не облеченные властью.

Итак, дунэдайн везде характеризуются как люди высокие, гордые, даже благородные. Такими они предстали перед глазами хоббитов, такими они предстают и перед глазами читателя.

После падения Нумэнора пережившие катастрофу Друзья Эльфов во главе с Элэндилем вернулись на северо-западное побережье Средиземья. Там обитало уже довольно значительно число людей, в чьих жилах текла нумэнорская кровь, — правда, эльфийского языка среди них не помнил почти никто. Все говорит за то, что дунэдайн было с самого начала меньше, чем Меньших Людей, среди которых те жили и правили, будучи властителями долгоживущими, могущественными и наделенными высшей мудростью.

Высочайший род людей, те из Трех Домов, кто помогали эльфам в первой Войне против Темного Властелина, были вознаграждены даром — Землей Звезды, или Вестернессом (= Нумэнор), который располагался западнее всех остальных смертных земель, и едва ли не в виду Эльфийского Дома (Эльдамара) на берегах Благословленного Королевства. Там они стали нумэнорцами, Королями Людей.

Как видно, контекст всех высказываний о дунэдайн положительный. В общем и целом для Толкина "High People", Высокие (или Высшие) Люди — положительные герои, само же название «High People» для него передает суть дела, а не является пустым ярлыком.

Конечно, есть еще упоминание о Черных Нумэнорцах. Эти люди у Толкина выглядят совершенно иначе, и характеристика их отрицательна. Разберемся же подробнее, почему потомки нумэнорцев — дунэдайн — описываются положительно, что такое High People, Высокий Народ, и почему не только "извне мира", читатели, но и "изнутри мира", персонажи романа, видят и воспринимают дунэдайн как людей "высоких, гордых, благородных, мудрых", людей, связанных с властью, названных Королями Людей.

0

3

2. Власть законная и незаконная

Сразу скажу, что проблему власти дунэдайн в Средиземье я буду рассматривать с двух точек зрения, впрочем, взаимообусловленных. Во-первых, я хочу показать, как власть Королей Людей вписывается в общую концепцию власти и властвования в Арде. Показать, кто такие дунэдайн с точки зрения властителей Арды. Во-вторых, я рассмотрю смысл деятельности нумэнорцев и их потомков в Средиземье. На самом деле эти две точки зрения едины, ибо из того, кто такие нумэнорцы и их потомки, вытекают и их деяния в Срединных Землях.

Слово «власть» Толкин использовал в нескольких значениях. Во-первых, это «зловещее» слово, означающее тираническое подчинение других, подавление личностей и ограничение их свободы. В таком контексте слово "власть" используется применительно к деяниям Саурона, например, к Кольцам Власти в "Письмах":

С помощью мудрости Саурона они [эльфы — С.Т.] сковали Кольца Власти ("власть"- это зловещее и мрачное слово, если только оно не прилагается к богам).

Таким образом, у слова "власть" есть и позитивное значение — когда оно употребляется применительно к Валар ("богам"), к эльфам. Тесно связано со словом "власть" и другое слово — право, как явствует из "Осанвэ-кэнты":

Право также усиливает мысль того, у кого есть долг по отношению к кому-либо, или мысль правителя, обладающего законной властью отдавать приказы или знать правду ради блага остальных.

Получается, что слово "власть" используется в негативном аспекте тогда, когда у использующего власть нет права на ее использование. С другой стороны, использование власти по праву признается вполне положительным действием. Разберемся, почему же одни имеют право на власть, а другие — нет.

Самый первый конфликт, касающийся в том числе и власти, произошел еще в Музыке Айнур, но мы не будем его касаться, так как не можем в нем разобраться без привлечения большого количества другого материала и обширных философских выкладок. Потому посмотрим на начало истории Арды, описанное в "Айнулиндалэ":

И когда юная земля была полна пламени, Мэлькор возжаждал ее и сказал прочим Валар:
— Это будет мое царство, я объявляю его своим!
(…) И сказал Манвэ Мэлькору:
— Царство это не будет твоим, ибо другие трудились здесь не менее твоего.

Здесь мы видим, что Мэлькор притязает на единоличную власть над Ардой вопреки и воле Единого и тому факту, что каждый из Валар имеет свою часть в Арде, каждый вложил в Арду свой труд. Притязания на власть Мэлькора касаются и самого вещества Арды: "Его попытка стать владыкой всей Эа, а в особенности Арды, и изменить замыслы Эру (которым следовали верные Валар) породила зло, или стремление уклониться от изначального замысла, во всей физической материи Арды" (18). Но самое главное — Мэлькор хочет править другими свободными разумными созданиями, подчинить их разум и волю:

И потому, когда Мэлькор, будучи „Морготом“, сталкивался с существованием иных обитателей Арды, обладающих собственной волей и разумом, его приводил в ярость сам факт их существования...

Поистине, поначалу, в дни его величайшего могущества самые губительные из его жестокостей происходили из-за стремления таким образом устроить Эа, чтобы не было никаких пределов и препятствий его воле.

К Мэлькору-Морготу в полной мере относятся слова "тиран" и "узурпатор". Истиной же властью в Арде наделены Валар.

Могущество Валар зиждилось на "власти", которой наделил их Эру.

И сказал Манвэ:
— Есть ли Твоя воля на то, чтобы мы совершили это? Ибо мы страшимся вмешиваться в дела Твоих Детей.
И ответил Эру:
— Разве не вручил Я Валар правление Ардой и власть над всем веществом ее, чтобы творить из нее, что они хотят, по Моей воле? И вы не пренебрегали этим.

Как мы видим, властью этой Валар наделили себя не сами, как Мэлькор. Они наместники, посредники Единого, и власть Валар — от Единого. Манвэ — величайший из Валар и Наместник Единого, Король Арды:

Манвэ (Благословенный) был Владыкой Валар, и, таким образом, Высоким или Старейшим Королем Арда. Арда, "королевство", — это имя, данное нашему миру, земле, как месту в безбрежности Эа, избранному быть троном и владением Короля — поскольку он знал, что именно там появятся на свет Дети Бога. Согласно космогоническому мифу Манвэ является „братом“ Мэлькора, что означает, что они равны по силе в разуме Создателя. Мелькор стал мятежником и Диаволом этих историй, оспаривая у Манвэ королевство Арду (на языке Серых эльфов его обычно называли Моргот).

...И ему было доверено быть вицерегентом Илуватара, Королем мира Валар, Эльфов и Людей и главной защитой противу зла Мэлькора.

Итак, основы законной, "правильной" власти в Арде — наместничество, непрерывная цепочка передачи власти, имеющая основание в Едином, и только в Нем. Власть, не имеющая конечным итогом власть Единого — ложна, тиранична и губительна в своей сути. Почему это так — тема отдельной статьи. Здесь же скажу только то, что Единый — не какой-нибудь земной король или демиург местного масштаба. Он — Бог, Абсолют, потому власть Его абсолютна, создания же тварные, получившие свое бытие от Него, и власть получают от Него. И в таком положении вещей нет ничего "тиранического", наоборот, Единый щедро делиться Своим бытием и Своей властью, зная даже, что дарами Его будут злоупотреблять.

Следующая ступень власти, после Единого — Валар, Стихии Мира. Их Король и Король Арды — Манвэ, ему единственному из Валар доступен прямой контакт с Единым, и он говорит с Эру "в думах своих", или же, по крайней мере, Единый выслушивает его "более охотно", чем остальных (см. "Осанвэ-кэнту", "Заметки о мотивах "Сильмариллиона", "Сильмариллион"). Кроме того, Манвэ, по всей видимости, является первосвященником Единого: "Манвэ, Его Местоблюститель в Эа". Таким образом, Король Арды является и наместником-священником Единого, совмещая функции мирские и сакральные. Те, кто подчиняется Валар, таким образом, подчиняются и воле Единого. Однако не все так просто: искажение вкралось в мир, и "даже "добрые" Валар могут ошибаться". Потому власть Валар, хоть и самое близкое приближение к воле Творца, но все же есть нечто отличное от нее.

Значит ли это, что Валар можно "не слушаться"? Нет. Наоборот, мятеж против Валар — это мятеж против законной власти, и влечет за собой последствия хоть и не такие катастрофические, как мятеж непосредственно против Единого, однако все равно губительные. Более того, известное нам "падение" нолдор не обошлось без скрытого вызова Творцу, ибо клятву их Толкин оценивал как "богохульную" (Letters, № 131). Мятеж нолдор обернулся их "падением", мятеж нумэнорцев — гибелью Нумэнора. Дело в том, что в Арде только Валар, а вернее, только Манвэ может обращаться к Единому непосредственно. Остальные разумные создания почти никогда не могут знать волю Единого, они вынуждены прибегать к посредничеству Валар или иных существ. Разумеется, Сам Единый может обратиться к Своим созданиям (см. "Осанвэ-кэнту"), однако обращение это всегда исходит от Единого и его нельзя вызвать или предугадать. Так или иначе, но на обращение к Единому и даже на произнесение Его имени в Арде явно наложены ограничения (см. раздел про людей в Арде). Таким образом, выстраивается иерархия приближения к Единому, своего рода "иерархическая лестница Арды". Которая выглядит примерно следующим образом: Единый — Валар — эльфы, ответившие на призыв — люди, сотрудничающие с эльфами, эдайн — люди, союзники эдайн. Эльфы, не ответившие на призыв Валар, составляют отдельную группу, общение с ними, конечно, не вредно, однако они настолько погружены в свои собственные дела, что немногое могут рассказать людям. Те же, кто выступает, вольно или под принуждением, на стороне Врага (Моргота, Саурона), становятся в оппозицию и к конкретным членам иерархии, и, в конечном итоге, к Единому. Подробнее об иерархической лестнице Арды будет рассказано ниже.

Сразу скажу, что дело обстоит не так просто, и обрисованная здесь стройная картина, напоминающая средневековые схемы мироустройства, отражает лишь общую тенденцию, но никак не объясняет частные случаи. Эльфы-авари и гномы вообще, кажется, обладают своими особыми "ступеньками" на этой лестнице, и, с точки зрения людей, обладают правом власти только в своих народах. Также, возможно, что люди до своего падения в Хильдориэн могли непосредственно слышать Голос Единого. Вала Улмо обратился к Туору непосредственно, не прибегая ни к чьей помощи. Но все эти случаи зафиксированы, и выглядят либо как утраченная возможность (люди), либо как редкое исключение (Туор). Но никто и никогда, оставаясь верным Единому, не оспаривал право власти Манвэ и Валар над Ардой, и никто никогда, любя Валар, не воевал с эльфами. Отрицанием власти Валар занимался лишь Моргот с его приспешниками, а как он относится к власти Единого, известно из "Айнулиндалэ" и других текстов.

Кроме того, как известно, например, из "Осанвэ-кэнты", Единый может по собственной инициативе как-то сообщать тварным созданиям Свою волю. Но это опять же не значит, что Валар отведена роль лишь устроителей физического мира Арды, и что их посредничество лишено смысла. Разумеется, в мире есть вещи, происходящие помимо воли Валар, однако их появление нерегулярно, и надежда на них — чистая эстэль, не отменяющая близость Валар к Единому.

Еще скажу, что у Толкина нигде нет такого понятия, как иерархическая лестница. Он описывает разнообразные отношения в мире, очень сложном, который невозможно "уложить" в жесткие схемы — как и реальный мир. Иерархическая лестница — всего лишь способ описать отношения между разными обитателями Арды, качественно друг от друга отличающимися. Это мысленный конструкт, позволяющий лучше понять эти отношения и выявить некоторые общие закономерности, не более того. Он не претендует на описание картины мира Арды целиком, гораздо более сложной и неоднозначной.

Таким образом, главный конфликт Арды — вовсе не конфликт между Валар и Морготом. Основная борьба происходит между верными Единому и теми, кто противопоставляет свою волю воле Единого. Моргот своим мятежом затрагивает саму суть мироздания, он тщится заменить волю Единого своей волей во всей Арде, и во всей Вселенной, Эа. Его слуги и союзники либо помогают ему в этом, либо, как Саурон, сами ставят себя на место Моргота, Черного Властелина, пытаясь заменить все чужие воли своей собственной. Тотальное порабощение, полное лишение свободы воли, марионетки вместо разумных созданий — вот мечта каждого Черного Властелина любого масштаба, от Мэлькора и Саурона до вастака Бродды (тот, кто обижал Морвэн).

Напротив, подчинение воли Единого парадоксальным образом дарит свободу. Единый Сам дал Своим творениям свободу воли, и Он не забирал Свой дар обратно. Я не буду здесь обосновывать эту мысль, однако, замечу, что тот, кто с ней не согласен, не согласиться и с моими тезисами относительно дунэдайн в этой статье.

Таким образом, те, кто борется против Моргота и его слуг, по сути правы, представляя интересы законной власти против тирании. Они могут быть неправы в частных деталях, совершать деяния совсем не благие — но это не отменяет того, что они правы по сути, их борьбу с Морготом это не отменяет, хоть сама борьба злодейства и не оправдывает. Моргот и Саурон — не люди, с ними невозможны договоры, любые виды нормальных человеческих отношений, невозможна политика. Это фигуры эпические, и в Арде к ним было именно такое отношение:

Но если представить себе людей, живущих в мифологическом времени, где зло по большей части существовало в воплощенном виде, людей, для которых физическое сопротивление злу было главным выражением их преданности Богу, - то, полагаю, все "добрые" люди этого мифологического времени будут именно такими, какими их изобразил я: они будут сконцентрированы на "негативной" стороне истины, т.е. на сопротивлении лжи, в то время как истина будут являться им более в образах истории и философских категориях, нежели в формах религиозных.

Те же, кто пытался договориться, неизменно проигрывали. Вспомнить хотя бы вастаков-истерлингов или Горлима Несчастного.

Итак, власть осуществляют те, кто имеют на это право, право же дает лишь Единый Господь. Послушание Его наместникам же расценивается как послушание Ему лично, несмотря на их ограниченность и неабсолютность. Враги же представляют собой антиподов истинной власти, мятежников против Бога и против всех, кто верен Богу. Таким образом, прежде всего физическая борьба с Врагами становится истинным выражением преданности Богу в мире, где зло имеет физическое воплощение.

Я затрагиваю эти глобальные отношения потому, что иначе не понять нумэнорцев, их роли в этой борьбе и прав, которые они в результате имеют. Без понимания глобального конфликта Арды ее история выглядит как столкновение собственнических интересов, что уже не раз бывало в истории Земли. Однако история Арды — это не история в нашем понимании этого слова. Это мифоистория, где действие сил надчеловеческих, эпических, является определяющим. Если рассматривать историю Арды не как случайное стечение обстоятельств и событий, а как некий план, подразумевающий развитие и продвижение к конечной цели (а письмах Толкина говорится именно о "Плане" с большой буквы), тогда роль различных событий и роль народов в истории становиться более понятной.

0

4

3. Иерархические лестницы Арды

Далее в рассмотрении материала я буду руководствоваться следующим подходом. Я буду рассматривать совокупность признаков, определяющих каждый народ (прежде всего в его общественных отношениях) и смотреть, не связаны ли признаки друг с другом. Если отмечается корреляция признаков, выделяется один или несколько ярких признаков, называемых индикаторами или «маркерами». Выделение системы признаков позволяет нам не рассматривать в дальнейшем все характеристики изучаемого народа, тем более что они не всегда описаны в полной мере. Но по наличию одного или нескольких «маркеров» мы можем достроить недостающее и понять облик народа, даже если фактического материала недостает. Так что теория моей статьи непосредственно влияет на практику.

Рассмотрим же подробнее иерархическую лестницу Арды. На верхней ступеньке лестницы «находится» Единый, Бог, Абсолют. Хотя, разумеется, по своему принципиально отличному бытию от тварных созданий, правильнее было бы сказать, что он «парит» над лестницей, раз уж мы выбрали такой образ. Он является единственным Творцом Вселенной, Эа. Валар являются со-творцами, «делателями», но дарить бытие может только Единый. Все сущее в мире существует только благодаря Единому, и только Ему. Соответственно, полная власть над Вселенной принадлежит только Единому. Он Один может вносить изменения в предпетую Музыку Айнур, Он Один знает ее до конца. Он Один, в таком случае, полностью распоряжается судьбами Арды, от мельчайшего атома до судеб народов.

Общаться с Единым непосредственно по собственной инициативе может только Манвэ, Король Арды, первый (и Старейший) из Валар. Валар находятся на второй ступени иерархической лестницы (и на первой, если начинать лестницу с тварных созданий). Они — непосредственные участники процесса сотворения Вселенной, участники Музыки Айнур. Они лучше всех из сотворенных знают, как устроена Эа, они управляют Ардой и теми ее частями, к которым склонны и о которых пели до начала времен. Манвэ является первосвященником и Наместником Единого. Таким образом, Единый передал часть своей власти Валар, оставив за собой право вмешаться в любой момент. И Валар осуществляют свою власть согласно воле Единого, проявляя свою волю там, где это уместно, в пределах той темы, которую они знают. Значит, право власти Валар исходит от Единого и ни от кого больше. Валар являются законными Силами и Властями Арды, распорядителями ее судеб на своем уровне.

Следующая ступень иерархической лестницы — Эрухини. Оставим пока людей, рассмотрим эльдар, Старших. Зачем Валар призвали эльфов в Валинор, Благословенную Землю? Да, в Амане были созданы лучшие физические условия, чем в Средиземье, старение и тление шло там медленнее, соизмеримо со сроком жизни эльдар более, чем старение мира в Средиземье. В Амане эльфам не грозили ни дикие звери, ни чудовища, ни голод, ни холод. Но это не самое главное.

Эти мнения происходили непосредственно от Тени, под которой они пробудились, так что скорее не столько, чтобы уберечь их от опасностей Арды искаженной, как освободить их от этой тени в душах, желали Валар привести их к свету Амана.

Тень в душах — следствие действий Мэлькора и его слуг, незаконная попытка узурпатора присвоить себе власть над созданиями, не им созданными и обладающими свободой воли.

Валар же не лишали эльфов свободной воли и не претендовали на единоличное знание «правильного пути». Они просто предложили свое покровительство эльфам, и те из них, кто решил добровольно пойти в Аман, ушли туда. Те же, кто захотели остаться, остались. В предложении Валар не заключалось никакой несправедливости, ведь если Валар не могли сделать всю Арду такой, как Валинор, им оставалось лишь предложить эльфам выбор.

Я опять же, не буду разбирать в этой статье такие сложные материи, как мотивации Валар при строительстве Валинора, как разницу личного присутствия Валар в Амане и присутствия их стихий в Средиземье. Скажу только, что, ошиблись ли Валар или нет, призывая эльфов в Валинор, этот призыв произошел, и дальнейшая судьба Арды во многом им определяется. Нет смысла гадать, что было бы, если бы Валар остались жить в Средиземье, история, даже если это мифоистория, не знает сослагательного наклонения.

Итак, часть эльфов, прозванная затем калаквэнди, «эльфы Света», отправились в Валинор. Там они получили от Валар знания, мудрость (что не равнозначно интеллектуальному знанию), получили возможность беспрепятственно осуществлять свои знания на практике. Получили возможность жить и творить, не занимаясь ежечасно борьбой за существование.

Другая часть эльфов, вняв призыву, по тем или иным причинам до Валинора не дошли. Одни испугались опасностей пути, другие отстали по дороге, третьи искали своего вождя и не хотели уходить в Аман без него. Это синдар, нандор, фалатрим Кирдана Корабела. Эти эльфы получили название Серых эльфов, или Эльфов Сумерек.

Эльфы, отказавшиеся идти в Валинор, авари, получили название Эльфов Тьмы, или Темных Эльфов. (Здесь слово «Тьма» употреблена не в негативном значении).

По другим данным, синдар называли Эльфами Тьмы, авари же называли просто «Отказавшимися». В дальнейшем я буду использовать ту классификацию, что привела первой.

К чему же привел эльфов их выбор? Обратим особое внимание на судьбу авари, «отказавшихся». Посмотрим, как об их судьбе отзываются «Законы и обычаи эльдар».

Что же касается судьбы прочих эльфов, особенно Темных, которые не приняли призыва в Аман, то эльдар мало знают об этом. Возрожденные рассказывают, что в Мандосе много эльфов, и среди них много Аламаньяр, но что в Чертогах Ожидания они мало общаются — даже поодиночке, одна фэа с другой.

Среди тех эльфов, кто отверг призыв Валар в Аман в начале времени, отказ повиноваться призыву Мандоса и Чертогов Ожидания, как рассказывают эльфы, не редкость.

В Средиземье по-прежнему действует сила, превышающая воображение эльфов — сила Моргота. И его Тень по-прежнему стремиться добраться до самой сути живущих в Арде созданий. И если эльфы Амана хоть как-то защищены силами Валар, а синдар завесой Мэлиан (может, и признание Валар играет для тех, кто не дошел, свою роль), то авари, похоже, защищены только своими собственными силами. Которых часто не хватает, чтобы противостоять Врагу даже не физически, а в духовном плане. По своей реакции на призыв Мандоса эльфы-авари схожи с «развращенными» эльфами, теми, кто пренебрегал Призывом из страха или по гордыни.

Подобным образом те из эльдар, кто был развращен, отвергали призыв, и потому у них было мало сил, чтобы противиться зову Моргота.

На самом деле отказ последовать призыву есть сам по себе знак порчи.

Отказ от повиновения законным властям Арды влечет за собой тяжелые последствия: вплоть до порабощения души Морготом.

...хотя Мандос призывает в Мандос всех Умерших, fear Эльфов могут отказаться от призыва, и, несомненно, многие из самых несчастных и самых развращенных духов (особенно Темные Эльфы) в самом деле отказываются, и некоторые приходят к худшему злу, а в лучшем случае бродят бездомными и неисцеленными без надежды вернуться.

Заметим, что это не специальная кара, изобретенная Валар, это вполне конкретный факт. Свобода воли в том, чтобы подчиниться тем, кто имеет власть и право от Единого или же понадеяться на собственные силы и посостязаться с Врагом. Но в последнем случае все последствия за счет выбравшего (замечу, что справиться с Врагом невозможно без помощи свыше, но это уже тема отдельного исследования). Только Валар могут научить умершего эльфа, как восстановить свое тело, только они могут вернуть его к жизни. Это право дал им Единый.

Но воздействовать нашей властью на плоть, сотворенную Тобой, дом духа Детей Твоих, кажется нам чем-то превосходящим наши права, даже не будь это превыше нашего искусства (сказал Манвэ - О.Б.).
И сказал Эру: — Я даю вам право на это.

Заметим, что эльфы не могут передавать «знание» о том, как восстановить свое тело, друг другу, но «знание» это возможно приобрести только в Мандосе. Исцеление души и тела — не некий технический рецепт, но мудрость и право вышестоящих, то есть Валар. Давая или откладывая возможность возвращения эльдар, Валар проявляют над ними законную власть, данную им Единым. Таким образом, сопротивляясь законным властителям Арды, эрухини противятся и воле Единого, а значит, прямо или косвенно пособничают Врагу.

Те, кто дает плохие советы или говорит против Властей (и даже против Единого, если отваживаются) — несут зло, и их нужно остерегаться, будь они во плоти или развоплощены.

Основным «маркером» вредоносности существа, таким образом, выступает его отношение к вышестоящим, к Валар или же Единому. Те, кто говорит и действует против законных властителей Арды, какими бы добрыми намерениями не прикрывался, несет зло. Замечу, что у Толкина мятеж никогда не рассматривался в положительном ключе. Все примеры мятежей, какие мы знаем: мятеж Мэлькора, мятеж нолдор против Валар, мятеж Ар-Фаразона против Валар, мятеж Кастамира — заканчивались злом. Разнообразные революции и бунты в мире Толкина не в почете, даже против «злых» властителей. Ведь не вмешивались же в мятежи и беспорядки Верные во главе с Элэндилем.

Итак, выступления против Валар приводят, в конечном итоге, к выступлению против воли Единого. Несмотря на то, что Валар ограничены и «могут ошибаться», в мире Толкина неизвестно ни одного примера того, что кто-то мог бы знать и понимать больше Валар и указывать им. Единственный, кто это делает — Сам Единый. Таким образом, те, кто выполняет волю Валар, последовательно выступают на стороне Единого, на стороне законных властей Арды.

На примере власти Валар мы сталкиваемся с одной очень интересной мыслью, которая пригодиться нам при понимании власти дунэдайн. Законная власть неидеальна, ибо производится через созданий тварных, ограниченных. Идеальна только власть существа идеального, то есть Единого, и только Его. Но у обитателей Арды постоянно возникает вопрос: восстать ли против законной власти, потому что хорошо видны ее несправедливость и недостатки, или же проявлять верность до конца. И Толкин дает однозначный ответ (историей Верных ли, историей ли гражданской войны в Гондоре): в мире Арды правда всегда на стороне законных властителей. До того предела, разумеется, когда они остаются законными, то есть не вступают в открытый конфликт с вышестоящими силами. Ар-Фаразон был законным королем Нумэнора до тех пор, пока не поднял мятеж против Валар (и против Бога). Но власть, данная свыше, может быть отнята только теми, кто ее дал. Потому Верные не могли поднять мятеж против Короля, потому только Сам Единый может лишить Валар власти над Ардой. Итак, в Арде мы имеем дело с законной неидеальной властью, и неидеальность ее постоянно подчеркивается, начиная с Валар и кончая людьми.

В чем же конкретно проявляется власть Валар? Ведь они не вмешиваются в управление народов Арды, никогда не пытаются «править» Эрухини в качестве «политических» сил.

Долг же Манвэ как Верховного Короля Арды укреплять верность Эру у своих поданных, или возвращать их к Эру, тех же, кто лоялен Эру, он должен оставить свободными.

Власть Валар осуществляется на другом уровне. Прежде всего, они устроители Дома Эрухини, хранители законов Арды, как природных, так и этических. В случае этики поступков Валар действуют как образцы для подражания, они подают пример народам Арды (смотри, например, спор Валар в «Истории Финвэ и Мириэль» или «Осанвэ-кэнту» в части обсуждения Манвэ и Мэлькора). Кроме того, их власть распространяется на посмертные судьбы эльдар, они «дают советы» эльфам в Валиноре, «опекают» их. Самый яркий пример вмешательства Валар — совет нолдор не покидать Аман, Пророчество Мандоса. Личные явления Валар, хотя бы в качестве исключения, имели место и в Средиземье (Улмо и Туор), известны также посланцы Валар — истари. Для людей Валар создали целый остров, дали им другие дары и запретили плавать на Запад — несомненное проявление власти. Валар потому находятся на более высокой ступени иерархической лестницы, что могут и имеют право приказывать Эрухини, а Эрухини не могут и не имеют права приказать Валар. Они могут пренебречь их властью, как нолдор или как нумэнорцы, но выступать как равные силы — не могут. Вы представляете себе эльфа или человека, ставящего Валар условия? Это либо безумец, либо мятежник… Разумеется, в любом случае Эрухини могут принять власть Валар, могут от нее отказаться, так же, как и в случае власти Единого — можно либо принять ее, либо нет. Это личное дело каждого из Эрухини, свобода воли, данная Творцом. Этого права у Эрухини никто не отнимает (кроме Врагов, которые хотели бы).

В случае эльдар мы можем видеть своеобразную трехступенчатую иерархию эльфийских народов. На верхней ступеньке стоят Эльфы Света, калаквэнди, на второй — Эльфы Сумерек, на третьей — Эльфы Тьмы, мориквэнди. По мере удаления от Валар (в том числе и в чисто физическом смысле) происходит «умаление света». Свет выражается как в физическом смысле, вспомните Два Древа Амана, так и в смысле духовном, «их глаза сияли светом Амана» (так говорили о нолдор). Этот самый неуловимый духовный свет, выражаемый в вещах физических, таких, например, как сила воли, составляет самую суть понимания иерархических лестниц Арды:

Поскольку (в некоторой степени) все это имеет символическое и аллегорическое значение, Свет является изначальным символом во Вселенной, который с трудом может быть проанализирован. Свет Валинора (происходящий от света, бывшего до падения) суть свет искусства, нерасторгнутого с разумом, позволяющий видеть все вещи и с рациональной (или философской) и с художественной (творческой) стороны, и показывающий, ‘что они хороши? — ибо прекрасны. Свет Солнца (или Луны) произошел от Древ, уже запятнанных Злом.

Таким образом, Свет — это и возможность видеть вещи в их изначальном, неискаженном состоянии, «хорошими» названы все вещи в процессе Творения в Библии, например.

Последовательная передача «света» не как некой субстанции, но как мудрости, как свободы, как понимания истинной сути вещей и индивидуальностей, задуманных Творцом, и образует иерархические лестницы. В мире Толкина это означает еще и большую власть и над материей, окружающей существо, и над собственным телом. Вспомним, ведь Валар «носят тело, как мы носим одежду», им привычно изменять свой облик. Эльфы же более, чем люди, наделены здоровьем и красотой. «Искусства» эльфов пришли по большей части от калаквэнди, с Запада. Хотя власть над материей не определяет власти над разумными созданиями, но это также один из «маркеров», по которому можно судить о положении существа на иерархической лестнице Арды.

Напротив, чем более существо приближено к Морготу, тем менее оно владеет собственным телом. Вспомним, как Моргот и его слуги «умаляются» и все более и более дорожат своим телом (см. «Осанвэ-кэнту», или «Мэлькор Моргот»).

Нам мало известно о том, как именно эльфы получили своих королей. Однако во время похода в Валинор это были еще «вожди», королями же они стали только в Амане. В силу ли того, что им дали в собственность землю, в силу ли иных причин — но короли эльфов были благословлены в Амане, и до этого у эльфов не было королей.

Как же быть с Элу Тинголом, оставшимся в Средиземье и считавшимся королем? Во-первых, он таки побывал в Амане. Во-вторых, вспомним, кто была его жена — майа Мэлиан. Таким образом, его право считаться королем было благословлено божественным браком, то есть косвенным образом, было благословенно свыше. О королевствах авари ничего неизвестно, скорее всего, их просто не было. Таким образом, наиболее отчетливую королевскую власть мы наблюдаем у калаквэнди (на примере нолдор в Бэлэрианде) и у синдар на примере Элу Тингола и его потомков.

Как уже говорилось выше, Король Арды, Манвэ, является в то же время и первосвященником Единого. Это значит, что законная власть в Арде по определению сакральна, она связана не только со светскими, но и с духовными обязательствами. Получая право на власть, властители получают и ряд обязательств, своеобразные «правды королей». Эти «правды» нигде не записаны, однако их нарушение ведет к гибельным последствиям (история Нумэнора — самый яркий пример). Это не значит, что любое отклонение от образа идеального властителя влечет за собой немедленное несчастье. Это не значит, что у «правильных» королей небо безоблачно и не бывает напастей. Это значит, что такова основная тенденция: короли отвечают за весь народ и по королям можно судить о народе. Именно короли — основные хранители сакральных традиций в Арде, хранители ее «света».

В подавляющем большинстве случаев по королям в Арде можно судить и о народе. Вообще власть в Арде аристократична — сама Арда названа «Королевством», и мы не видим ни одной «республики» в собственном смысле слова (разве что Озерный Город в «Хоббите»). Шир хоббитов, кстати, не является самостоятельным государством, но находится в рамках Объединенного Королевства, ранее же он входил в Королевство Арнор. Король Гондора и Арнора — и их Король. Так что, несмотря на выборность «шеррифов», хоббиты не в коем случае не живут «республикой». Через королей в Арде осуществляется и сакральная функция — короли являются священниками, как Манвэ — Король и Первосвященник Единого. В случае падения короля вместе с ним отпадает и большая часть его народа. Так было с нолдор, так было с нумэнорцами, так было с последователями Кастамира. В Арде все самое хорошее и все самое плохое приходят именно от властителей, выражающих не только свою личность, но и «дух народа». Падших же королей, если они облачены сакральной властью, «свергнуть» народом нельзя, для этого нужна сакральная санкция высших сил, прямая или косвенная. Обитатели Арды вынуждены постоянно выбирать между своим личным долгом властителю и верностью высшим силам. В мире неискаженном нет никакой «вилки» между верностью властителю и верностью высшим силам, ибо властитель по определению идеально верен высшему. Но в мире искаженном властители ошибаются и могут вести свои народы на смерть или изгнание. Нет никаких «механизмов» общественного устройства, позволяющих избежать этого, и только личное глубокое понимание происходящего способствует выявлению истины.

Аристократизм власти проявляется в Арде не только в великих королях-народоводителях, сакральных фигурах. Проявляется он не только в лордах, он присутствует и на бытовом уровне. Сэм Гэмджи всегда остается не только другом, но и слугой Фродо — до самого конца и далее, после возвращения на родину. Разница между слугой и господином никогда не стирается, несмотря на уважительное отношение Фродо к Сэму. Самыми же лучшими качествами Сэма Толкин назвал прежде всего верность хозяину. Вообще же верность Толкин ценил очень высоко, по его мнению, в существе, даже в самом плохом, есть еще «тень добра», если оно сохраняет верность кому-либо еще, если оно способно восхищаться и уважать другого, признавать власть кого-либо, кроме себя.

Но здесь заметно влияние Мэлькора на Саурона — последний говорил о Мэлькоре словами самого Мэлькора: как о боге, или даже о Боге. Это было возвращением к состоянию, которое в некотором отношении было тенью добра: Саурон некогда был способен восхищаться иным существом, чем он сам, и признавать его превосходство. Мэлькор, а позднее и сам Саурон, часто пользовались этой мрачной тенью добра, прибегая к услугам «почитателей».

Аристократизм Арды не носит узурпаторского характера, властители ее «благородны». Вспомним описания Тэодэна, Дэнэтора, Боромира, Фарамира, Имрахиля, вспомним Королей Гондора, Арнора и Нумэнора. Положительные коннотации, связанные с «правильными» властителями, у Толкина очевидны. Осуждению подлежит не принцип власти вообще, а конкретные недостатки конкретных правителей, забывающих о том, что они наместники по сути своей. Как в лице Дэнэтора осуждается гордыня и отчаянье, политиканство (в письме Толкин назвал Дэнэтора «политиком»), но никак не Наместники как таковые. Лорды, аристократы у Толкина никогда не противопоставляются «простым людям».

Аристократизм Арды не противоречит уважительному отношению к «маленьким людям». Более того, сама суть благородства властителей и «мудрецов» состоит в том, чтобы не возвышаться над людьми, унижая их, а напротив, «возвышать» людей, обращаясь всегда к их лучшим качествам — "... и последовать за ним в его постепенном возвышении до благородства (которое учит служить и тому, чего не любишь), до распознавания в падшем существе пусть извращенного, испорченного, но все же доброго начала".

Подобное обращение далеко от панибратства — Король Арагорн общается по-разному с хоббитами и с лордом Имрахилем, однако же он всегда остается Королем. Центральная тема романа «Властелин Колец» — борьба и героизм «маленького человека», обывателя в условиях Арды, не подвергает сомнению важность и нужность «великих». В романе аристократизм и демократизм переплетены настолько плотно, что это дало некоторым отечественным переводчикам возможность воспринять «Властелин Колец» как «бунт зэков». Однако при более внимательном рассмотрении становится очевидно, что Толкин никогда не стремился противопоставлять «народ» и «власти». В его гармоничном мире, в том мире, какой должен был бы быть, государство — это монархия, а власть принадлежит королям и лордам. Законным королям и лордам, отражающим на земле «высокие» иерархии. Ведь как Манвэ — Король Арды, так и у каждого народа есть свой Король и лорды. Следовательно, мятеж против законных властителей в мире Толкина рассматривается отрицательно, и единственно, когда он оправдан — когда надо выступить против Врагов.

Дополнительным и весьма существенным «маркером» иерархической лестницы служат молитвы и обращения. Высшая инстанция — это Единый. Среди людей обращаться к Нему могут лишь Короли Нумэнора (и их потомки в Гондоре), клятва Его именем — священна, Его имя не принято произносить «всуе»:

...по такому случаю Кирион, к изумлению многих, воззвал к Единому (т.е. Богу). Его точные слова остались незаписанными, но они, вероятно, имели форму аллюзивного выражения — так же, как те, с помощью которых Фарамир объяснял Фродо содержание молчаливой „благодарности“ (перед общей трапезой), что было нумэнорским ритуалом: „Порукой этим словам — вера наследников Низвергнутой в тех, кто восседает на Тронах Запада, и в того, кто пребудет вовеки над всеми Тронами“. Этого было бы довольно, чтобы осветить место на все то время, пока существуют королевства нумэнорцев — каково и было, без сомнения, намерение говорившего.

К Валар обращаются все, кто знает о них, некоторые народы даже считают Валар «богами». К Валар допустимо обращение в трудных ситуациях. Например, во «Властелине Колец» один из следопытов в минуту опасности восклицает: «Оборони нас Валар!». Фродо и Сэму в трудный час помогает фиал Владычицы Галадриэль, они явно рассматривают Владычицу как существо более высокого порядка (см. ВК, главы «Лориэн» и «В логове Шелоб»). Таким образом, «высоту положения» существа на иерархической лестнице Арды можно приблизительно определить и по тому, кто и как к нему обращается.

Дополнительным «маркером» является и «сила мысли». Чем выше существо находится на иерархической лестнице, тем свободнее оно общается с помощью мыслей, и тем большей настойчивостью и силой обладает его мысль. Для Единого равно открыты все разумы, для Него препятствий нет. Но для других тварных созданий существуют ограничения, и чем ниже «расположено» существо на иерархической лестнице, тем этих ограничений больше (см. «Осанвэ-кэнту»). Любопытно, что сила мысли правителей любого народа по определению больше, чем у других представителей того же народа.

Самые же сильные страницы в истории Арды, ее гордость и позор связаны с противостоянием Врагу. На несколько эпох существование и действие Врага (сначала Моргота, потом Саурона) определяло всю глобальную историю Арды. С конфликта с ним начинают Валар, продолжают Эрухини и иные разумные создания. Таким образом, сакральная функция властителей выражалась еще и в сопротивлении Врагу, при воплощенном Враге эта функция становилась первейшей и важнейшей.

Я повторю, что Враг и его силы — суть явления эпические. Не надо сравнивать войну с дьяволом и «войну с неверными», джихад или газават. В мире Арды все явления нашей духовной жизни максимально овеществлены, не превращаясь, однако, в аллегорию. Враг страшен прежде всего физически — как тиран, стремящийся захватить все и вся, как некто, врывающийся в дом и грабящий его, уводящий людей в рабство и обрекающий их смерти. Заметим попутно, что практически все войны в Средиземье начинал Враг. Враг страшен духовно — как Тень, как лжец, затуманивающий умы и души (смотри «Законы и обычаи эльдар», также «Осанвэ-кэнту»). С ним нельзя договориться. Потому война с ним — действительно дело священное. Обитатели Арды никогда не формулировали и не декларировали «священность» этой войны, они просто защищали себя и свои семьи, как могли.

В этой борьбе с Врагом, по определению неравной (Враг ведь все же один из сильнейших мира сего), огромное значение имеет каждый народ, сопротивляющийся его влиянию. Рассмотрим, как это касается иерархий Арды.

Понятно, что Валар противостоят Врагу всегда, явно или неявно. Война Гнева — решающая битва, избавившая Средиземье от Моргота. Эльдар — Эрухини, никогда не сражающиеся на стороне Врага. Напомню, что люди и гномы сражались как на стороне Врага, так и против него. В открытый конфликт с Врагом вступили нолдор, калаквэнди, благодаря их усилиям часть людей смогли избежать влияния Моргота и его слуг и узнать о Валар и Едином. Благодаря им Бэлэрианд получил годы мира. Синдар же жили за Завесой Мэлиан, они могли защищать только себя. Про авари вообще ничего неизвестно — они просто не вмешивались. Итак, еще один «маркер» — противостояние Врагу. Я бы даже сказала, что сопротивление Врагу — самый яркий «маркер» народа и отдельной личности, указывающий на многие другие признаки.

Замечу, что иерархия в Арде строится еще и по старшинству — и по времени возникновения, и, в случае передачи королевской власти, по прожитым годам. Валар появились раньше эрухини, эльфы — раньше людей.

Выделив иерархические ступени в Арде, мы отметили их наличие по следующим «маркерам»: время возникновения; отношение к Единому и другим высшим ступеням власти (Валар и эльдар); наличие сакральной королевской власти; обращение в молитвах; «сила мысли»; сопротивление Врагу физическое и связанное с ним духовное (а, вернее, неотделимость одного от другого). Признаки эти связаны друг с другом: если некий народ (или отдельная личность) относиться к вышестоящим отрицательно, значит, скорее всего, что он пособничает Врагу, так или иначе. И наоборот, если некто в дружбе с Врагом, он по определении враждебен и Валар, и эльфам, и всем, кто почитает Валар и в союзе с эльфами. Более неявным «маркером» является старшинство, однако, если не считать Врага и его ближайших слуг, можно сказать, что чем старше народ, тем более «света» он являет.

«Маркеры» взаимосвязаны друг с другом, чаще всего по одному или немногим из них можно вычислить и другие сведения о народе. Подробнее об этом речь пойдет ниже.

Народы на разных ступеньках лестницы обладают как качественно отличными друг от друга особенностями, так и сложными отношениями друг с другом. Не существуя независимо, но, образуя сложную систему, народы, находящиеся на разных ступенях иерархической лестницы, образуют систему осуществления и делегирования власти. Это значит, что существо, обладая необходимым правом власти, дает право на использование этой власти другими существами. Сам Единый первый подает примеры: Он передает Валар управление Ардой, Он передает им и некоторые вещи, касающиеся Эрухини. Именно Единый дал Валар право восстанавливать эльфов после их смерти и право удалить Мэлькора за пределы Арды. О делегировании права обращения к Единому будет идти речь ниже.

Манвэ, являясь Королем Арды, фактически правит только своим народом — Валар, практически не вмешиваясь во внутренние дела Эрухини, если те не просят его помощи и совета. Эльдар, являясь королями своих народов, не управляют Нумэнором, и вообще ни одним человеческим государством. Однако дружба и послушание (добровольное) низших «ступенек» высшим приводит к благу всех, а сопротивление им — к мятежам, и попаданием под власть Врага.

0

5

4. Люди в Арде

Обратимся к боле подробному рассмотрению смертных эрухини — людей Арды. Как нам известно, в самом начале своей истории люди попали под власть Моргота («Атрабэт»: «Рассказ Аданэль»). Следствием этого явился «первородный грех» людей, порча «индо/орэ», голоса сердца. Отныне и до конца мира в сердцах людей живет «порча», которая, как гниль внутри плода, разъедает людей и приводит к краху самые благие начинания. Толкин не раз отмечал наличие «первородного греха» у людей, писал, что люди «пали»:

?Беда? эта, как подозревали эльфы, была некий мятеж, выразившийся в принятии Мэлькоpа как Бога. Следствием этого было то, что фэа была [? лишена свободы] и Мэлькоp получил [взято в скобки, но не вычеркнуто: предъявлял права на тех, кто прежде восстал против него и искал защиты у Эpу ] доступ к [??] оpэ [???] и только мудрейшие из Людей могли отличить его злые внушения от истинного оpэ.

Что было бы с людьми, если бы они не пали, нам в точности неизвестно. Однако с падением людей вопросы власти встали перед ними в новом свете. Те люди, что стали править своими соплеменниками от имени Мэлькора, действовали в интересах прежде всего самого Мэлькора.

Им он давал дары и знания, которые они хранили в тайне; и они стали могущественными и гордыми, и поработили нас, так что мы не ведали отдыха средь трудов и горестей.

Неизвестно, как назывались эти вожди-священники, обратим внимание только опять на сакральный характер их власти, противоположный сакральному характеру власти Валар и эльфийских королей по знаку, но одинаковый по подходу: властью наделяются «верные» определенным высшим силам люди. Замечу сразу, что, в отличие от Единого и Валар, сотрудничество с Врагом лишено всякой добровольности, Моргот не собирается терпеть тех, кто противоречит его воле, держит людей в страхе перед своим гневом.

Еще раз повторю, что порчу в своем сердце несут все люди без исключения. И все же часть людей бежала на Запад, спасаясь от слуг Врага. Часть этих людей достигла Бэлэрианда и познакомилась с нолдор. Три рода людей: бэоринги, марахи (или хадоринги) и халадины стали союзниками эльдар в борьбе с общим Врагом. У людей в Бэлэрианде не было своих королей, бэоринги и марахи считали своими королями эльдар и приносили им присяги. Например, Турин говорит Финдуилас: "и не король я, потому что наши короли — из эльдар, а я не из этого народа". Обратим внимание: именно калаквэнди рассказали людям о Едином и о Валар и о том, кто такой Моргот. (Именно нолдор рассказали людям о благих Валар, они рассказывали людям о богах Запада доброе, несмотря на то, что сами отказались от их покровительства. Это говорит о том, что нолдор никогда, в отличие от Моргота, не противопоставляли себя Валар и Единому осознанно). Авари, встречавшиеся с людьми ранее, немногое могли рассказать, синдар и зеленые эльфы не слишком жаловали «охотников и лесорубов» и также не стремились к общению с ними. Всеми знаниями о мироустройстве люди обязаны нолдор. Я уже писала о том, почему эльфы стали для людей не просто союзниками, но королями (в статье «История формирования идеи королевской власти у дунэдайн»), сейчас же скажу кратко, что добровольное признание эльфов королями позволило падшим людям стать ступенькой иерархической лестницы Арды. Они не могли сами себе избрать королей, потому что на это не было сакральной санкции высших сил; после падения же люди были отрезаны от благой сакральности и приобщиться к ней смогли только через эльфов, через калаквэнди. Показательно в этом случае, что нам неизвестно практически ни о каких культах людей до встречи с эльдар. После встречи с эльдар отсутствие культов неудивительно — ибо, если эльфы и «почитали» как-то высшие силы, делали они это не в форме культа, привычного для нас, современных людей. Избавившись от «негативной сакральности», от дьяволопоклонства, «добрые» народы вплоть до времени Нумэнора не имеют выраженных культов, связанных с высшими силами. Не имеют как будто бы «сами по себе», а не только под влиянием культуры эльфов:

Валар — не более чем сотворенные духи высшего ангельского порядка, как выразились бы мы, и при них состоят служащие им меньшие ангелы; таким образом, Валар почитают, но не поклоняются им (поэтому в созданном мною мире нет храмов, церквей и часовен — по крайней мере, среди "добрых" народов). В Средиземье нет "религий" в культовом смысле этого слова.

Встав на сторону эльдар, люди трех родов, названные эльфами эдайн (или аданами), сражались с Морготом. Впервые в истории людей слабые смертные бросили вызов самому страшному врагу не только людей, но и всей Арды. Не только бесконечное бегство от того, от кого убежать нельзя, но и смелое сопротивление злу — такое мужество не бывает напрасным. Люди, как рассказано в «Атрабэт», больше эльфов знали о мощи Врага и больше боялись его, однако, имея надежду или не имея ее, они сражались, не желая попадать под власть силы, от которой отказались их предки. О доблести людей были сложены легенды. Сотрудничество с эльфами привело еще к одному весьма немаловажному обстоятельству: к бракам меж людьми и эльфами и к рождению полуэльфов. Запомним пока этот факт, ибо он сыграет немаловажную роль в дальнейших рассуждениях.

Здесь мы немного отвлечемся от рассмотрения истории и подумаем о правилах передачи власти не по иерархической лестнице, сверху вниз, а «в горизонтали ступеньки», о том, как передавалась власть в каждом конкретном народе. Манвэ назван «Старейшим» среди Валар, эльфийскими королями (а впоследствии тот же обычай был принят и у людей) становились старшие в роду (на эту тему смотрите любопытную, хоть и не законченную статью «Трактат о природе королевской власти» Кэтрин Кинн). Власть передается по старшинству, основывается на старшинстве. Также власть не выходит за рамки одного конкретного рода (до тех пор, разумеется, пока весь род не пресечется и не останется никого, кто бы мог претендовать на происхождение от первокороля). «Кровь», иначе, генетическое родство, определяет круг претендентов, старшинство же определяет в этом кругу короля или вождя, носителя власти. История людей знает и узурпаторов, но их наличие всегда отмечается, и сами люди прекрасно отличали законного короля от того, кто захватил власть незаконно. Однако, по крайней мере, у народов, описываемых Толкином, структура власти всегда была родовой или монархическо-родовой, историям об авантюристах, основывающих династии, в Арде места нет (разнообразным «республикам», похоже, тоже). Итак, короля среди народа определяла его «кровь» и старшинство.

А теперь вернемся к истории. После Войны Гнева Враг был повержен и изгнан из мира. Попутно замечу, что Валар имели право судить Моргота, во-первых, как представителя «своего народа», во-вторых, по праву власти, данной Манвэ, Королю Арды. Слуги Врага были частью истреблены, частью рассеяны, многие эльфы призваны обратно в Валинор, особенно это касалось нолдор. Людей же ждала особая участь.

Тем из них, кто входил в Три Племени эдайн, Валар передали многие дары. Дары эти были эдайн заслужены, так как, повторюсь, они единственные из всех племен людей последовательно выступали на стороне эльдар, а значит, знали они то или нет, и на стороне Валар. Отказываясь подчиниться Мэлькору, они выбирали Единого — даже если Он с ними не говорил более. Ибо, как было уже сказано выше, в мифоистории Арды Враг, зло имел зримое, воплощенное обличье, и физическое сопротивление ему было практически единственным способом выразить свою верность иным силам.

Дары эти по большей части хорошо известны: чудесный Остров, разнообразные знания (технологии), более долгий срок жизни (в три раза и более превышающий срок жизни смертных в Средиземье), выдающиеся физические данные. Была дана также «мудрость», по всей видимости, отличающаяся от «знания» интеллектуального. Что есть эта мудрость? Что сделали Валар для людей? Они «частично реставрировали» природу людей, сделали их несколько ближе к тому состоянию, в котором они находились до падения! Приблизили к «идеальным людям», если можно так выразиться:

До своего падения (втоpого падения Человека?) нумэноpцы жили так долго не столько потому, что это был какой-то особый даp, а скоpее потому, что это было возвpащение того, что должно было быть общим наследием людей — сpок жизни 200-300 лет.

Обратим внимание, что «реставрация» природы людей подразумевает две вещи: что данные Валар дары являются естественными свойствами человеческой расы, а не чем-то искусственно привнесенным; во-вторых, что реставрация была частичной, первородных грех не был уничтожен, а последствия падения людей не преодолены полностью и окончательно. Падение людей изменило их природу до такой степени, что отныне в кругах мира исцеление для них стало невозможным, в отличие от эльфов, что могут быть, в случае смерти, исцелены и вновь возвращены к жизни. Таким образом, нумэнорцы стали «самыми человечными людьми»: не утратив человеческой природы и связанных с ней недостатков, они стали людьми, наиболее приближенными к изначально задуманному образу человека.

Еще одним важным даром стала королевская власть:

... башня и крепость, возведенные Эльросом, сыном Эарэндиля, ставшим по велению Валар (выделено мною — О.Б.) первым Королем дунэдайн.

Получив сакральную санкцию высших сил, люди теперь стали полноправной «ступенькой» в иерархической лестнице Арды. Более того, они теперь могли обращаться к Единому, быть Его служителями. Правда, служитель был всегда один — Король, ну так и Манвэ один в своем народе был Наместником Единого и Королем.

Теперь вспомним о том факте, что среди людей была кровь эльфов, что первый Король людей был фактически полуэльфом — Эльрос, сын Эарэндиля и Эльвинг. Почему так важно было сохранить в людях, в королевском роду людей, кровь эльфов? Ответ на этот вопрос — в письме № 153:

Прилитие эльфийской крови людям представлено как часть Божественного Плана по облагораживанию Человеческой Расы, которой с самого начало было суждено заменить эльфов.

Люди сменяют эльфов, с течением времени те либо уйдут на Запад, либо «истают» и станут чем-то забытым. Эльфов и их предания забудут, однако что-то, «мудрость», благородство, особая способность к творчеству и пониманию Арды — это что-то настолько важно, что должно остаться в стареющем мире. По концепции различий природы людей и эльфов («Атрабэт») люди представляют собой «странников», ищущих вечно нечто сокрытое от глаз, быстро устающие от вещей этого мира. Эльфы же никогда не устают от впечатлений, они не могут понять, как хорошо знакомая вещь может «надоесть». Эльфы любят мир и не устают, как дети, радоваться ему. Эльфийская кровь в людях означает, кроме всего прочего, передаваемую из поколения в поколение любовь к Арде, к вещам и живым существам, а также любовь и возможность такого творчества, которое делает мир более полным, не являясь для мира чем-то чужим. Можно сказать, что эльфийская кровь дает людям «свет» в том смысле, как это понимал Толкин (см. письмо № 131).

Для передачи власти тоже было все устроено: власть получил род Полуэльфа, род с кровью Старшего народа, род, по определению считающийся у людей самым «старшим».

Таким образом, передача власти по духу (иерархическая лестница!), крови и старшинству (которое определяется кровью и духом) произошла. Первый Король Нумэнора стал первым и единственным королем людей, чья власть была подтверждена высшими силами, первым и единственным человеком-первосвященником Единого. Он стал править народом нумэнорцев, Высоким Народом. Высоким не только в силу своего роста, но, прежде всего, в силу «реставрации» своей природы Валар. И, если мерить кровью и духом, отныне именно нумэнорцы стали «старшим народом людей». Верхней ступенькой иерархической лестницы смертных народов Арды.

0

6

5. Классификация людей по образцу классификации эльфов

Мифоистория Арды не закончилась Первой Эпохой. Восстает новый Враг — слуга прежнего. Саурон, хоть и уступал в силе своему господину, по сути являл собою то же зло, то же отрицание воли Творца. Нумэнорцы же начинают освоение берегов Средиземья:

«В те дни нумэнорцы являлись среди Диких Людей как почти божественные благодетели, неся дары искусства и знания, а когда они уходили, то оставляли за собой многочисленные легенды о королях и богах заката». Приходя с добром, нумэнорцы не задерживались надолго на берегах Средиземья, оставляя после себя легенды о «добрых богах Запада».

Люди же, жившие в Средиземье, попадали под власть Саурона и его слуг. Так что даже часто бывало так, что умения, данные нумэнорцами людям Средиземья, обращались против них:

«И велико было их сожаление, когда Тень пала на берега, и люди, с которыми они подружились, стали их бояться или проявлять злобу, обращая железное оружие против тех, кто им его дал».

Саурон же, все более и более делаясь похожим на своего господина, желал бы быть не только королем, но и богом для своих слуг. И к нему применима все та же концепция тотальной войны, войны без компромиссов, что и к Морготу. Повторюсь, что всяческий Черный Властелин сам первый развязывает войну и не успокаивается до тех пор, пока найдется хоть что-то или кто-то, способный положить предел его воле. Являя собой зло в практически чистом виде, Враг вызвал соответствующую ответную реакцию — эпическое противостояние. Начиная с Эрэгионской Войны, нумэнорцы были единственными людьми на берегах Средиземья, осмеливающимися бросить вызов Саурону в таком массовом и организованном порядке.

Разумеется, дело не только в том, что нумэнорцы были обеспечены «техническими» знаниями больше, чем любые смертные. И, разумеется, поначалу они не видели в Сауроне «конкурента». Противостояние носило тотальный характер и было обусловлено природой нумэнорцев. Ведь люди с такой историей (их предки сражались с Морготом), с «реставрированной» природой, с сакральной королевской властью, добровольно принимающие покровительство Валар, друзья эльфов — такие люди просто не могли пойти на компромисс, представить борьбу со злом как дело «политическое». Выше было показано, что активное сопротивление Врагу — один из «маркеров» существ, входящих в иерархическую лестницу Арды. Нумэнорцы демонстрировали именно такое отношение. Прежде чем стало возможным отношение к Врагу как к лицу «политическому», Нумэнор и нумэнорцы должны были стать иными. Но об этом прискорбном факте несколько позже.

Столкнувшись с различными народами людей Средиземья, нумэнорцы составили собственную классификацию народов по образцу классификации эльфов. Высокие Люди — сами нумэнорцы, в классификации эльфийских народов соответствуют калаквэнди. Средние Люди — те народы, которые относятся к нумэнорцам дружественно (и по большей части родственные им). Люди Тьмы (иногда употребляется слово хравани, дикари) — народы, относящиеся к нумэнорцам враждебно (см. «О людях и гномах»).

Как видно, за основу классификации взято отношение к Западу в самом широком смысле слова. У Толкина нет слова «низший», потому не будем использовать его, а возьмем более нейтральный термин «младшие народы», разумея под «старшим» народом нумэнорцев. Рассмотрим подробнее характеристики народов в этой классификации.

Высокие Люди выделяются прежде всего своим физическим обликом («высокие и прекрасные»), долголетием, техническими знаниями. А также: наличием сакральной королевской власти, связью с высшими силами (с Валар и, косвенно, с Единым), и, как следствие, строгим монотеизмом, дружбой с эльфами. Борьба с Врагом носит у Высоких Людей тотальный, эпический характер.

Средние Люди, как выяснилось впоследствии, по большей части представляют собой родичей эдайн, племена, в свое время не вступившие в Бэлэрианд. Для них физический облик не имеет принципиального значения (хотя они также «красивы»). Однако они, так же, как и нумэнорцы, придерживаются монотеизма и знают о существовании Единого и Валар. Либо, возможно, могут поклоняться Валар как «богам Запада», что является в системе мира Арды ошибкой, но не преступлением. Средние Люди сохраняли дружбу с Нумэнорам, и, возможно, с эльфами (хотя и не такую тесную, как нумэнорцы), и никогда не признавали Врага своим господином или союзником. Средние Люди жили простой патриархальной жизнью «в духе Гомера» (письмо № 131), близкой к природе. Сложные ухищрения вроде машин были совсем не в их духе. Мы знаем один народ Средних Людей Третьей Эпохи — народ Эотэод, рохиррим. Возможно, что в более раннее время нумэнорцы сталкивались и с другими народами того же типа.

Люди Тьмы, кроме вражды с нумэнорцами, враждовали с эльфами или выказывали сильный страх перед ними. Они не знали Истинного Бога, возводили темные храмы Врагу:

«Люди Тьмы строили храмы, иногда гигантского размера, обычно окруженные темными деревьями, часто в пещерах (природных или искусственных), в тайных горных долинах; такие как ужасные залы и переходы под Горой Призраков за Темной дверью (Вратами Мертвых) в Дунхарроу».

Они служили Саурону или были его союзниками в войнах, иные из них почитали Саурона Владыкой и богом; по крайней мере, часть технологий Людей Тьмы была получена от Врага:

«На юге и на востоке почти все люди были подвластны Саурону. Стали они сильны в те дни, возвели города с каменными стенами, были многочисленны и жестоки в бою и вооружены железом. Им Саурон был и богом, и королем».

Как эти люди управлялись, нам известно мало, однако у них были свои вожди и даже короли.

Разумеется, не все людские народы Средиземья подходят под эту классификацию. Как и все схемы, вышеописанная схема относительна. Например, во Вторую Эпоху упоминаются некие «Люди Севера», которые не признавали власть нумэнорцев, но и не покорялись Врагу (см. «Неоконченные сказания»: «История Галадриэль и Кэлэборна», приложение В). Однако схема эта выражает общую тенденцию, генеральную линию, так сказать. Основным «маркером» здесь является отношение к Врагу, к эльфам и к нумэнорцам. Так что, если некие люди враждебны нумэнорцам и нет никаких данных о том, что они при этом сопротивляются Врагу, я буду считать их союзниками Врага, либо теми, кто скоро к Врагу присоединится.

Здесь сделаем еще одно небольшое отступление. Разве невозможно в Арде пассивное сопротивление, разве в ней нет нейтральных народов, не вмешивающихся в войну с Врагом ни на каких позициях? Возможно, такие народы и существовали, однако, и в этом я глубоко уверена, их «нейтралитет» — вещь весьма недолгая. И вот почему. Воплощенный Враг — абсолютный тиран, о Мэлькоре я уже приводила соответствующие цитаты, о Сауроне Толкин выражается аналогично:

«Саурон желал быть Богом-Королем, и того же хотели его слуги; если бы он одержал победу, он бы потребовал божественных почестей от всех разумных созданий и абсолютной власти во времени над целым миром».

Те люди, что бежали от Моргота и его слуг из Хильдориэн, но пошли на юг, а не на Запад, были во Вторую Эпоху союзниками и слугами Саурона (харадрим). Во всей Арде нет места, куда рано или поздно не пришла бы война. Есть Саурон, и есть те, кто с ним борется — нейтралитет здесь соблюдать долго невозможно. Рано или поздно народу надлежит сделать выбор, на чьей он стороне.

Итак, было выделено среди людей три группы: Высокие, Средние и Люди Тьмы. «Маркером» их отношений к высшим силам могут служить не только прямые признаки, вроде наличия храмов и культов, но и косвенные. И это прежде всего отношение к эльфам и к нумэнорцам. Как уже было сказано, не бывало в Арде народа, чтящего Единого и Валар и находящегося во вражде с эльфами. Однако эльфов во Вторую Эпоху осталось немного, и держались они достаточно замкнуто. Так что остается только один «маркер» — отношение к нумэнорцам. Здесь опять есть жесткая закономерность: те, кто дружит с эльфами, дружит и с нумэнорцами, случаев вражды меж друзей эльфов не бывает.

Напротив, те, кто враждебен нумэнорцам, со временем переходит на сторону Врага (как вассал ли, как союзник ли — в данный момент неважно). Самый яркий пример — предки дунлендингов, племена лесных людей, живших по берегам Гватло. Недовольные вырубками леса, поначалу еще весьма умеренными, лесные люди стали устраивать засады на нумэнорцев и вести себя очень враждебно. Нумэнорцы в ответ на это увеличили объемы вырубок, не заботясь о восстановлении лесов. В итоге лесные племена были рады Саурону, служили ему разведчиками и проводниками, а уже в Третью Эпоху их потомки ненавидели Гондор и Рохан и сражались против них в Войне Кольца.

Здесь есть еще один очень важный момент. Нумэнорцы, возможно, сами подтолкнули лесные племена ко вражде, вырубая их родные леса. Однако ненависть на полторы эпохи (вплоть до конца Третьей и Войны Кольца) — это уж как-то чересчур, и одними этими мотивами необъяснима. Скорее всего, ложь, внушенная лесным людям Сауроном и его слугами, пала нп благодатную почву, а потом дунлендинги уже и не хотели изменять своего отношения, хотя повода для ссор уже давным-давно не существовало.

Хочу обратить внимание, еще раз, что, будучи враждебными к Людям Моря, лесной народ не дружил с эльфами, не выказывал почтения к Валар и не взывал к Единому. То есть иерархическая лестница и в случаях с людьми не нарушается.

Еще один яркий «маркер» народа — его религия. Монотеизм, по свидетельству Толкина, был присущ всем «добрым народам Средиземья», что я уже процитировала выше. То есть по тому, как люди относятся к нумэнорцам, можно сделать вывод об их религии и наоборот, из монотеизма народы вытекает его дружественное отношение к Людям Моря. А нумэнорцы были основными носителями знания о Боге в свою эпоху. Конечно, существовали и иные монотеистические культуры, вроде предков роханцев, но их знания по сравнению с нумэнорскими были весьма неполными и отрывочными. Монотеизм был для них скорее местной традицией, в то время как нумэнорцы могли учить ему другие народы и вести войну с Врагом. Любопытно, что в черновиках «Падения Нумэнора» у Толкина есть упоминание о «Войнах Веры», произошедших после гибели Нумэнора, и это, кажется, единственное упоминание о войнах по религиозным мотивам как таковым в Средиземье.

«Естественный» монотеизм нумэнорцев — не только философия и убеждение. Хоть у нумэнорцев не было никаких «культов» в современном смысле слова, у них была священная гора Мэнэльтарма, на которой совершалось поклонение Единому. Только эта гора была местом поклонения, иных мест не было. Короли Нумэнора одни имели право обратиться к Единому на этой горе вслух, принося благодарности и восхваления от имени всего народа. Никто из людей более не поклонялся Единому так, и ни у кого не было на это права:

«… поскольку „наследники Элэндиля“ не поколебались в своей верности, им (Прим.3), по их мнению, все еще позволено напрямую обращаться к Единому в мыслях и молитве (Прим. 3: И, как полагали их властители, всем тем, кто принял их в качестве вождей и внимал их поучениям)».

Как видно из этого отрывка, «наследники Элэндиля», под которыми можно понимать как Королей дунэдайн, так и, расширительно, весь род Элэндиля (к которому относились и Наместники Гондора), полагали, что к «благой сакральности», к Единому, так или иначе могут присоединиться и те народы Средиземья, которые признают право на сакральную власть за родом Элендиля, единственным, замечу, родом людей, обладающих правом взывать к Единому, то есть включенным в «иерархическую лестницу Арды». То, что к Единому нельзя было обратиться просто так, Толкин отмечал неоднократно:

«Единый же был бесконечно далек».

Это означает, что только нумэнорцы и их потомки имели «истинную религию» и могли передать ее другим народам Средиземья:

«Нумэнорцы начали в мире новое и великое благое дело (выделено мною — О.Б.) - и начали его как монотеисты; однако, как и у иудеев… у них было только одно место для „поклонения Богу“ — вершина горы Мэнэльтармы, „Столпа Небес“ (название это не было метафорическим, поскольку они не считали небо обителью Бога)».

Из сравнения различных народов, или вернее, групп народов людей можно определить, наконец, что же такое High People и почему Высокие Люди у Толкина определяются положительными эпитетами. Прежде всего, конечно, дело тут в частично возвращенной людям Трех Домов изначальной человеческой природе. Эта природа людей проявляется как во внешних, так, и что более важно, в душевных и в духовных качествах: High People более благородны, они «гордые» (не в смысле гордыни, а в смысле чувства собственного достоинства). Современна генетика нашего мира уже признает наличие определенных материальных носителей «моральных» признаков в людях. В мире же Арды передача по наследству таких качеств, как благородство, — вполне обычное дело. И об этом речь пойдет в следующем разделе статьи. Сейчас же скажу только, что High People как народу присущи определенные душевные и духовные черты, позволяющие сказать об особом «свете» этого народа, которые ставят его на «ступеньку выше» иных смертных народов Средиземья.

Но если бы нумэнорцы несли только благое влияние иным народам, то ни у кого бы и не возникло мысли о «нумэнорском шовинизме». Второй этап освоения Средиземья нумэнорцами проходит далеко не так радужно, как первый. Если ранее нумэнорцы приходили к народам людей как благодетели, то теперь они приходят как завоеватели:

«Теперь они устраивали поселения на западных берегах, но эти поселения теперь были скорее крепостями или „факториями“ владык, ищущих богатства, и нумэнорцы сделались сборщиками налогов, которые увозили за море все больше и больше добра на своих кораблях. Нумэнорцы стали делать оружие и машины».

Подобному отношению к младшим народам соответствуют и изменение отношений к высшим силам, к Валар и к эльфам. В эти времена нумэнорцы начинают роптать против Запрета (Запрета плавать на Запад и ступать на Бессмертные Земли), начинают все судорожнее цепляться за жизнь и за все блага, которые она дает, начинается освоение земель Юга. Люди Нумэнора делятся на Людей Короля и Верных — принципиальнейшее разделение! Отныне Короли Нумэнора все больше и больше претендуют на единоличную власть, забывая о том, что являются Наместниками, что власть их основана на добровольном сотрудничестве с высшими силами. Верные — люди, хранящие верность прежде всего Валар и дружбе с эльфами. То, что с забвением дружбы с эльфами возникает эксплуататорское отношение к миру, нет ничего необычного. Один из основных «маркеров» народа стал меняться, показывая изменение всей системы ценностей Нумэнора.

Рассказы о «добрых богах» стали сменяться иными рассказами. В конце концов Люди Короля перешли последнюю черту — они стали относиться к Саурону как к «политическому противнику», конкуренту на мировое господство. Последствия не заставили себя долго ждать: пленный Враг основал в Нумэноре черный храм, и люди стали поклоняться Могроту вместо Единого. Метаморфоза завершилась, оставалось только одно — сакральность королевской власти, которая может быть отменена только «сверху». Что и произошло после того, как Ар-Фаразон со своей армадой нарушил Запрет.

Остров канул в бездну, Король погиб, но линия сакральных Королей Людей на этом не прервалась. Род Элэндиля Андунийского как род крови Эарэндиля, как род Верных, получил эту власть. Об этом свидетельствует и чудесное спасение девяти кораблей, и росток Белого Древа, физического символа дружбы с эльфами (и, как следствие, с Валар), и долгий срок жизни рода Элэндиля, и, как мы помним из «Властелина Колец», целительная сила Королей («руки Короля — руки целителя»). Священная гора Мэнэльтарма скрылась навеки, но ее слабым подобием стала Миндоллуин Гондора. Таким образом, дунэдайн Средиземья сохранили все самое ценное — сакральную власть и верность высшим силам. Королям их было оставлено право благодарить Единого и обращаться к Нему:

«…надо полагать, что с возрождением рода королей-жрецов (происходящих от Лутиэн Благословенной, эльфийской девы) будет возобновлено поклонение Богу».

Таким образом, налицо разделение самих нумэнорцев не только по отношению к младшим народам, но и по отношению и к эльфам, и к Валар, и к Единому, и к Врагу. Те, кто называет себя Верными, дружат с эльфами, чтут Валар и Единого, дружественны к младшим народам. Те, кого назвали Черными Нумэнорцами, превратились в кошмар Средиземья, они были слугами Саурона, жестокими правителями и магами. Черные Нумэнорцы были по сути дьяволопоклонниками, ненавидящими и Единого, и Валар, и эльфов, и своих родичей, Верных нумэнорцев. Не знаю, можно ли назвать Черных Нумэнорцев «фашистами», однако то, что они эксплуатировали младшие народы, несомненно. И уж называть их High People было бы, на мой взгляд, также неверно. Ибо Высокий Народ прежде всего народ благородный и верный, хотя бы своим собственным Королям. Отступники, назвавшие Королем Саурона, уже никак не благородны и не верны.

Как видно, «маркер» был выбран верно, в истории с нумэнорцами он полностью показал свою работоспособность: те, кто перестает доверять и начинает враждебно относиться к «ступенькам сверху», в данном случае, к Валар и к эльфам, заканчивает тем, что переходит на сторону Врага.

Однако в отношении к младшим народам дело обстоит не так просто. Это было бы замечательно, если бы Верные были исключительно «хорошими», а Черные — исключительно «плохими». Кроме того, существуют Люди Короля, нумэнорцы, безусловно преданные своим Королям и Нумэнору, но, по примеру своих владык, расторгнувшие дружбу с эльфами и ропщущие против Запрета. Они безжалостно грабили берега Средиземья, увозя в Нумэнор многие корабли с данью. И более того:

«Также следует сказать, что „недружественность“ к нумэнорцам и их союзником не всегда была связана с Тенью, в поздние времена действия самих нуменорцев вызывали ее„.

Те же Верные, будучи безусловно включенными в иерархическую лестницу Арды, не были идеальными правителями и идеальными людьми. Вспомним:

“Но даже они, звавшие себя Верными, кое в чем разделяли заблуждения своих соплеменников, и мысли о смерти преследовали их„.

Они совершали ошибки, были ограничены, как все тварные создания. Объем их знаний и возможностей был меньше, чем у эльфов и Валар, потому их ошибки более заметны, нежели ошибки вышеназванных рас.

“Каждое конечное создание имеет свои слабости: способность к неверным поступкам в определенных ситуациях. Это не грешно, если происходит непреднамеренно и если существо делает все возможное (даже не то, что следует), что считает нужным — сознательно стремясь служить Эру».

Но, как уже было показано выше, добровольно сотрудничая с несовершенными, но искренне желающими добра (в смысле «служения Эру», либо другим существам, Ему служащим — Валар, эльдар) созданиями, люди включались в иерархическую лестницу Арды, становились сопричастны высшим силами и могли противостоять Врагу гораздо успешнее, чем сами по себе, без всякой поддержки.

Не могу не сделать краткого отступления о недостатках нумэнорцев как народа в целом. По описанию Толкина, их основным грехом является гордыня, есть упоминания и о стяжательстве. Нет никаких упоминаний о сексуальных грехах. Фраза в ВК о том, что

«первые признаки упадка проявились уже тогда: вельможи Юга поздно вступали в брак и потомство их было малочисленно»

свидетельствует скорее о том, что грех сластолюбия для потомков нумэнорцев — вещь нехарактерная. Впрочем, тут могут быть разные мнения, однако ясно одно: «рыба тухнет с головы», то есть основные грехи нумэнорцев связаны с гордыней и приобретением богатств, все остальное, если и было, играет подчиненное положение.

«Маркер», показывающий, как народ относиться к иным народам, стоящим выше по иерархической лестнице Арды, может быть применим и к отдельной личности внутри «горизонтальной плоскости ступени», то есть в своем народе. Тогда он будет сформулирован как отношение индивида к вышестоящим: к лордам и, в особенности, к королю. Есть один чрезвычайно яркий пример, показывающий, что отказ от подчинения законной власти короля влечет за собой полную смену всех ценностей. Это история гражданской войны в Гондоре, история потомков узурпатора Кастамира и Умбара.

Кастамир руководствовался вроде бы благими целями: он хотел защитить чистоту крови королевского рода. Однако когда мятеж, им возглавляемый, потерпел поражение, его сыновьям, родственникам и последователям пришлось уйти в Умбар, где они основали свое собственное «королевство» (см. 12 том). Их знать брала себе имена на квэнья (как это делали по традиции короли Нумэнора и Гондора) и соблюдала «чистоту крови» (12 том). При этом они ненавидели Гондор и даже убили Короля Минардиля. Несколько раз Умбар переходил из рук в руки: власть в нем принадлежала то гондорцам, то харадрим, в чьих жилах текла кровь как Черных Нумэнорцев, так и кастамирингов. В конце концов Умбар заключил союз с Сауроном и в Войне Кольца выступал на его стороне. Вся эта история — яркая иллюстрация того, что тот, кто выступает против законной власти, рано или поздно приходит к Врагу, лично или через своих потомков.

Лишение королей сакральной санкции в Арде происходит только «сверху». Самым ярким примером, конечно, здесь является история Верных и Ар-Фаразона. Я касалась ее в другом месте и здесь не буду рассматривать подробно.

0

7

6. Значение нумэнорцев и их потомков для истории Средиземья

Наконец я перехожу к собственно теме этой статьи — праве власти нумэнорцев и их потомков над младшими народами Средиземья. Сразу оговорюсь, что, имея в виду понятие дунэдайн, я отношу его только к Верным нумэнорцам и их потомкам. Черные Нумэнорцы как союзники Врага потеряли свое право на законную власть, они могут быть только узурпаторами и захватчиками, но никак не властителями, имеющими право. Люди же Короля по большей части либо стали сауронопоклонниками, либо погибли с последним Королем Нумэнора.

Сам Толкин, говоря о Нумэноре и нумэнорцах, имел прежде всего Верных:

«Гавань добрых нумэнорцев находилась возле устья великой реки Андуин. Отсюда все еще благотворное (оба выделения мои — О.Б.) влияние Нумэнора распространяется вверх по Реке и по берегам на север до самого королевства Гильгалада…»

Вспомним еще Фарамира, говорящего хоббитам о «нумэнорском».

В «Утраченном пути» Элэндиль (вождь Верных в раннем варианте легенды о Падении Нумэнора) говорит своему сыну Хэрэндилю:

«Мудрость наша — от Владык, и от Перворожденных, что видят их лица; и сделались мы выше и величественней прочих из нашей расы — тех, кто древле служил Морготу. Наши знания, сила и жизнь крепче, чем у них. Мы еще не пали. И потому власть над миром, от Эрэссэа до Востока, принадлежит — или будет принадлежать — нам».

Как известно из того же «Рассказа Аданэли», Первое Падение пережили все люди, в том числе и предки нумэнорцев. Потому слова «мы еще не пали» можно истолковать как «мы еще не покорились Морготу и его слугам, мы храним верность Владыкам Запада и Единому, в отличие от большинства жителей Средиземья».

Посмотрим, в свете всего вышесказанного, были ли у нумэнорцев действительно основания так думать. Прежде всего, хочу напомнить, что среди народов людей они были «старшими», то есть стояли выше на иерархической лестнице. Однако одно это основание еще не дает права власти над младшими народами: ведь эльдар были королями для людей только в виде исключения, они понимали, что «у людей должны быть властители одной с ними крови». Однако среди своей расы эльфы разных народов вполне могли быть королями друг для друга: таковы синдарские короли в Зеленолесье, населенном по преимуществу зелеными эльфами. Так же и синда Амрот (по другой версии, он полунолдо) был Королем лесных эльфов Бэльфаласа. По этим, наиболее ярким прецедентам (случай Галадриэль не так показателен, хотя относиться к тому же роду), можно заключить, что такие же точно случаи могут быть и у людей.

Однако это все косвенные указания. Наиболее прямыми указателями на право власти дунэдайн является их монотеизм, постоянная борьба с Сауроном, сакральные короли и общее отношение к земле как к собственности в Средиземье. Рассмотрим по порядку все пункты.
p>«Правильная», истинная религия в Средиземье — строгий монотеизм. Ибо таковы факты этого мира: он сотворен единым Творцом, в основе всего сущего лежит воля Бога-Абсолюта. Все иные культы являются ложными. Особенно это касается культов Моргота и Саурона, однако и культы «добрых» Валар являются заблуждением, хоть и не преступлением, как культы Врагов. Ибо Валар — лишь тварные создания, «ангелические сущности». Обратите внимание, что факту знания о Едином, этому по сути религиозному факту отводится одно из самых важных значений в истории Арды. В Арде по факту нет никакого «плюрализма религий», религии имеют четко очерченные контуры и значение. Только знание о Едином — истинная религия, кроме нее никакой истинной религии быть не может. В нашем мире мы привыкли к разноголосице мнений, можно относиться по-разному к религиозному вопросу — это, в конце концов, личное дело каждого человека, его совести. Не так в Арде. Монотеизм Арды не есть следствие какой-либо «цензуры», или истребления инакомыслящих. Это жизненный факт, отражающийся прежде всего на физическом состоянии верящих. Культуры монотеистические, прежде всего нумэнорцы, живут более свободно, чем иные культуры. Рабство духовное в мире Арды оборачивается и рабством физическим — ибо народы, считающие Врага своим повелителем и Богом, обречены на физическую зависимость от него. Такие качества, как милосердие, забота о слабых (см. «Тал-Эльмар»), любовь проявляются прежде всего у людей истинной религии. Физические характеристики «добрых» народов практически все говорят о их внешней красоте, отражающей красоту духовную. Практические, зримые категории дополняют категории духовные, наглядно иллюстрируют их. Потому люди истинной религии наделены в мире Арды и соответствующей культурой, зримыми, внешними признаками. Как уже было отмечено выше, только «наследники Элэндиля» могли обращаться напрямую к Единому и передавать это право людям других народов.

Одним из важнейших деяний нумэнорцев в Средиземье были их войны с Сауроном. Собственно, эти войны можно обозначить как «религиозные» в том смысле, что в мифоистории Арды физическое воплощение зла есть одновременно и его воплощение в духовном смысле. Враг есть дьявол, и потому совершенно физическая война с ним и его слугами в мире Арды аналогична «духовной брани» нашего мира, и те, кто ведут с ним такую борьбу, правы по сути. Даже больше – Врагу приходится сопротивляться и духовно, и физически:

«Эльдар и нумэнорцы верили в Единого, истинного Бога, и с отвращением относились к поклонению кому-то еще. Саурон желал быть Богом-Королем, и того же хотели его слуги; если бы он одержал победу, он бы потребовал божественных почестей от всех разумных созданий и абсолютной власти во времени над целым миром. Так что если бы в отчаянии „Запад“ вырастил или нанял орды орков и жестоко разорял земли других людей, потому что они союзники Саурона, или просто ради того, чтобы лишить его помощи, их Дело оставалось неоспоримо правым. Точно также все обстоит и с Делом тех, кто противостоит ныне Государству-Богу и Маршалу Такому-то или Эдакому, его Верховному Жрецу, пусть даже правда то, что многие из их деяний дурны (что, увы, соответствует истине), и даже если бы обитатели „Запада“, за исключением богатых боссов, жили в страхе и нищете, в то время как поклоняющиеся Государству-Богу жили в мире, процветании, взаимном уважении и любви (что истине не соответствует)„.

Дело противостояния Врагу остается правым, несмотря на недостатки тех, кто это Дело делает. Борьба с Врагом — задача первостепенной важности, ведь подчинение ему влечет за собой смерть духовную. Наиболее яркое воплощение этой мысли мы видим в назгуулах — призраках, лишенных плоти и собственной воли. В чисто физическом смысле Враг представляет собой тирана, тщащегося захватить весь мир. Без постоянного сопротивления нумэнорцев и дунэдайн Саурону он смог бы захватить все Средиземье, уничтожив всех сопротивляющихся. Вспомним хотя бы Эрэгионскую Войну, Войну Последнего Союза, Войну Кольца. Во всех этих войнах участие дунэдайн играло важное, если не решающее значение:

“Если Гондор падет или Кольцо захватит Враг, укрыться нельзя будет и в Шире».

Представляя собой стену для Врага, дунэдайн смогли обеспечить мирное существование многим народам, например, хоббитам в Шире. Хотя окончательное развоплощение Врага было связано с другими факторами, без такого народа, как нумэнорцы, оно было бы вовсе невозможно.

Про сакральную королевскую власть было уже сказано много. Повторю, что из всех народов людей только у нумэнорцев (и их потомков дунэдайн) был Король-священник, имевший право обращаться к Единому непосредственно, благодарить Его и просить Его от имени всего народа. Разумеется, такая связь не гарантировала никого от падения, однако же разница между сакральными королями и просто «добрыми королями», как Тэоден, довольно существенна. Таким образом, Король дунэдайн фактически является и Королем всех людей, в силу уникальности своего положения.

Рассмотрим теперь вопрос собственности земли в Арде. Существует одна очень характерная цитата, позволяющая пролить свет на этот вопрос.

«…Hо правда и то, что твой народ жесток, и не знает законов, и водится с демонами. Воры они. Ведь земли наши — наши от века, а они хотят отнять их у нас своими жестокими мечами. Белая шкура да яркие глаза не оправдывают таких их дел.
— Hе оправдывают? — спросила она. — Hо тогда их не оправдывают ни толстые ноги, ни широкие плечи. Как добыли вы эти земли, которыми хвалитесь? Разве не скрываются, как я слышала здесь, в пещерах гор дикие люди, что когда-то бродили здесь свободно, пока не пришли вы, смугляки, и не стали охотиться на них, как на волков?..«.

Разумеется, по одной цитате нельзя определить авторское отношение к вопросу. Однако и нолдор пришли в земли Бэлэрианда, хотя Тингол считал себя его королем. Люди также поселились на землях Бэлэрианда, уже населенных эльфами. Получается, что земля, на которой живут люди, дана им как бы на время. Они не являются собственниками данной земли до конца времен. Исключение составляют лишь Валинор — собственная земля Валар и Нумэнор, подаренный Валар же конкретным людям. В Средиземье же хозяева земли постоянно менялись, народы сменялись народами и земля могла считаться «собственностью» какого-то народа или племени лишь условно.

Обратимся еще раз к «Тал-Эльмару». Обычно именно эту историю приводят как «типичное» отношение нумэнорцев к жителям Средиземья. Разберемся по порядку в ней, ибо в ней, как нигде больше, продемонстрированы многие важные принципы мира Толкина.

Верные (это видно из контекста) нумэнорцы хотят захватить земли, принадлежащие народу Тал-Эльмара, и ничуть не сомневаются в своем праве сделать это. И они правы: борьба с Врагом на данном этапе важнее всего остального.

«Цель нумэнорцев — оккупировать эту землю и в союзе с „Жестокими“ Севера прогнать Темный Hарод и основать поселение для угрозы Королю. (Или Саурон в это время занят в Hумэноре?)».

«Жестокие» — так народ Тал-Эльмара прозвал северных родичей дунэдайн.

Для сохранения своего народа (и ради войны с Сауроном) нумэнорцы могут захватывать «чужие», изначально не принадлежащие им земли. Ибо иначе людям некому будет передать то, что составляет суть знания об Арде: монотеизм со всеми вытекающими признаками. Это как в медицине: если у больного гангрена, ему отрезают руку, хоть в иных условиях ее спасали бы. Если обитателям Средиземья грозит смерть физическая и духовная, то судьба отдельных народов имеет меньший вес, как это ни печально.

Однако судьба носителей мудрости, «света», если угодно, обретает первостепенное значение. Нумэнорцы и дунэдайн имеют в мифоистории значение большее, чем многие иные народы. В этой связи можно провести аналогию между дунэдайн и евреями. Ибо евреи так же носители истинной религии в языческом мире, и они тоже вели войны за земли, в которых они должны были жить. С точки зрения истории земной нет различия между евреями и иными народами-захватчиками. Но с точки зрения религии есть. Мифоистория Арды в этом смысле похожа на религиозную историю — все в ней имеет смысл и относится к духовным категориям. Дунэдайн как народ несли в себе то, что они должны были передать другим смертным народам, и то, что они несли, было настолько важным, что ради этого дунэдайн могли реализовать свое право власти над младшими народами.

Приведем еще один отрывок из «Тал-Эльмара»:

«…Да, мы боимся Тьмы, но не любим ее, не служим ей. По крайней мере, некоторые из нас. Мой отец, например. И его я люблю и даже на Эльдар его не променяю.
— Увы! — сказали они. — Пришел конец вашему обитанию в этих холмах. Здесь решили построить себе жилища люди с Запада, а племя тьмы должно уйти — или быть истреблено«.

Почему же нумэнорцы считают племя Тал-Эльмара «племенем тьмы», говорят, что

«Ты или, по крайней мере, твоя родня уже принадлежит Тьме»?

Выше уже говорилось о нумэнорской классификации людей на Высоких, Средних и Людей Тьмы. Вероятно, племя Тал-Эльмара жило на землях, населенных такими людьми. Основным признаком принадлежности народа к той или иной категории для нумэнорцев был язык и внешность:

«Ты говорил, как Люди Тьмы, а они наши враги, поскольку служат нашему Врагу».

«Голос его был чист и звонок, но говорил он на форме полудикарского наречия Hарода Тьмы, как их называли Корабельщики».

«Если б он сам видел себя, то изумился бы не менее тех, кто смотрел на него с берега. Его обнаженная кожа — одет он был лишь в набедренную повязку и меховую накидку, державшуюся на шнурке через плечо — сияла золотом в закатном свете, его светлые волосы тоже светились, и шаг его был легок.
— Смотри! — крикнул один из стражей своему товарищу. — Ты видишь то, что я вижу? К нам шагает один из лесных Эльдар!«

Ошиблись ли в этом случае нумэнорцы, причислив племя Тал-Эльмара к Людям Тьмы? Как мне кажется, нет. Во-первых, это племя воевало с союзниками нумэнорцев, с их северными сородичами. Во-вторых, они не любили и боялись нумэнорцев (может, и не без основания, вспомнить страшные рассказы о кораблях, увозивших людей на заклание на черных алтарях), не знали об эльфах. В-третьих, обычаи, царившие в племени: даже самое «примитивное» племя где-нибудь на Огненной Земле все же уважает своих стариков, в племени Тал-Эльмара такого не водилось. Плюс страх перед темнотой — «Временем Короля» — кого они называли Королем? Саурона.

«На странице 434 напротив слов «никогда не осмеливались оставаться после наступления темноты снаружи» отец написал:»Темнота — это «Время Короля»«. Как видно из текста на стр. 436, Король — это Саурон».

Кроме того, дед Тал-Эльмара, Булдар, служил в армии Северного Короля. Кто этот «Северный Король»? Не Трандуиль же…

Таким образом, нумэнорцы не ошиблись и скорее всего это племя было обречено служить Саурону, так или иначе принадлежать Тьме. «Маркеры» народа и тут работают вместе, и народ Тал-Эльмара — вовсе не мирное, само по себе живущее племя, разоряемое злыми Людьми Моря.

Коснемся и еще одного существенного момента в истории Тал-Эльмара. Я говорю о доказательстве передачи по наследству неких духовных категорий. Толкин довольно часто упоминает о «чистой крови Запада», о «крови нумэнорцев». Например, Дэнэтор обладает «почти чистой нумэнорской кровью». Упоминание о крови, о родстве в мире Толкина чрезвычайно важно. «Тал-Эльмар» же дает наиболее убедительное доказательство существования передачи духовных признаков в Арде.

Тал-Эльмар, младший сын старика Хазада, который, в свою очередь, также младший сын Булдара и пленницы Эльмар. Сама Эльмар, бабушка Тал-Эльмара, принадлежала к каким-то северным родичам нумэнорцев, была из Средних Людей. Прежде всего, Тал-Эльмар отличается от своих соплеменников внешностью. Он высокий, светлокожий, более легкий, чем его сородичи, но не менее сильный. Когда он выходит из леса навстречу нумэнорцам, те даже сначала принимают его за лесного эльфа. Его «блеск в глазах» относится скорее к душевным качествам:

«Те, кто видел этот огонь, звали юношу Кремнеглаз и относились к нему с уважением, независимо от того, любили его или нет».

Тал-Эльмар обладает и иными душевными качествами, отличающими его от сородичей:

«Ибо Тал-Эльмар имел непонятное убеждение (откуда оно взялось — загадка), что к старшим надо относиться с добротой и вежливостью, что надо помогать им дожить свои дни легко, в уюте».

Он во сне видит эльфов, изучает эльфийский язык (известно, что Толкин также видел некоторые эльфийские слова во сне).

Очевидно, что Тал-Эльмар отличается от людей своего народа, он похож более всего на представителя иного племени:

«Капитан говорит, что Тал-эльмар должен быть нуменорской или родственной ей расы и обращаться с ним следует вежливо. Он догадывается, что Тал-Эльмар, верно, попал в плен ребенком, или рожден от пленницы».

Сам Тал-Эльмар чувствует, что народ, в котором он родился и вырос, чужой ему:

«Чуждых ему? Мне? Hо это же не мой народ. Только мой отец. И снова то самое странное чувство поднялось неизвестно откуда в нем, мальчишке из опустившегося, полудикого народа; чувство, что не чужаков встретит он, а друзей и родичей».

В своем собственном народе он чувствует себя как чужестранец:

«Часто, когда все остальные болтали, он стоял отдельно от них со странным выражением на лице, которое справедливо называли гордыней, но это не была гордыня властелина, а скорее гордость человека чужой расы, которого судьба швырнула к варварам и заставила на них работать».

Почему же из двух поколений (хазадовского и тал-эльмарского) один лишь Тал-Эльмар обладает такими выделяющимися качествами? Отвечу коротко: не знаю. Если бы наследование признаков шло только по прямой линии, без искажений, жизнь была бы проще и легче. Однако современная генетика еще не разобралась до конца в наследовании, сейчас это все представляет вещь гораздо более сложную, чем оптимистические пассажи в школьном учебнике биологии. Современные биологи не знают все о наследовании. Не будем же уподобляться людям, которые, слыша что-то знакомое, сразу решают, что все знают об этом. Наследование — вещь еще недостаточно изученная, чтобы делать какие-нибудь однозначные выводы. Признак может проявится через поколение, через несколько поколений, у всего потомства или у некоторых. Для нас довольно констатировать факт: в Арде духовные качества наследуются. А уж как именно это происходит, и у кого они проявляются, у кого нет — мы сказать не можем. К тому же «чистая кровь Запада» не есть еще гарантия от падения — иначе Нумэнор бы никогда не канул в бездну.

Кроме захватов, история Арды знает и множество случаев добровольного подчинения младших народов дунэдайн. Так, в землях Арнора жили хиллмены, а на землях Гондора обитали несколько «коренных племен»:

«…по мере роста и усиления нумэнорских поселений и установления связей с людьми Средиземья (многие из которых приняли правление нумэнорцев и пополнили их число)…»

В Третью Эпоху большинство жителей Гондора уже несло в себе как кровь коренного населения, так и кровь дунэдайн. С одной стороны, людей с чистой кровью Запада становилось все меньше, но, с другой стороны, все большее количество людей несло ее в себе. Как было сказано выше, вместе с кровью, генами, передавалось не только физическое сходство, но и ряд признаков категории духовной. Таким образом, вместе с культурой дунэдайн распространяли по Средиземью и свою кровь, служившую облагораживанию людей, как в свое время эльфийская кровь облагородила нумэнорские роды.

Как показывает история Гондора и Рохана, мирное существование двух народов было возможно и без признания нумэнорцев Королями. Выше я цитировала фразу о том, что Манвэ, как Верховный Король Арды, оставляет народы, верные Единому, свободными. То же самое относится и к нумэнорцам. Если некий народ сотрудничает с нумэнорцами и воюет с Врагом, он имеет право свободно жить по своим законам и обычаям, со своим королем, так, как роханцы. По своим обычаям и законам живут и хоббиты, и друэдайн, и племя Беорна. Это «добрые» народы, верные Единому. Короли Людей поступил бы несправедливо, если бы приказал им выбирать между изгнанием и смертью, или стал бы вмешиваться в их дела. И ничего в текстах Толкина не дает нам повода думать, что Короли Людей проявляли к этим народам подобную несправедливость. Так же и эти народы по отношению к дунэдайн более чем лояльны, то есть «маркер» сохраняется.

Следует добавить, что влияние нумэнорцев на народы Средиземья не ограничивалось вышеперечисленным. Сильно заметно их культурное влияние, значение которого невозможно переоценить. Это и Всеобщий язык, и сельскохозяйственные культуры (пшеница, виноград и прочие), и технологии обработки металлов.

Таким образом те народы, которые принимали Королей Людей добровольно, которые подчинялись им как королям или были союзниками (как Рохан в Третью Эпоху), способствовали справедливости и были включены в иерархическую лестницу Арды. Те же народы, которые отказывали дунэдайн во власти, становились, по большей части, прислужниками Саурона (как Умбар и харадрим). Аналогия с Валар и подчинением им довольно полная.

Власть нумэнорцев и дунэдайн никогда не была идеальна, как не были идеальны и сами Короли Людей. Выше я уже упоминала о «гордыне» нумэнорцев. Да, дунэдайн имеют право быть королями младших людей, но справедливыми королями! Ибо, когда власть забывает о своем наместничестве и становиться собственнической, никакие аргументы и высокое происхождение не помогут — собственническая власть происходит от Моргота и ведет к нему. Потому все несправедливые деяния, что совершили нумэнорцы в Средиземье (особенно отмечу Людей Короля, про Черных Нумэнорцев и так все ясно), разумеется, совершены ими не по праву. Война с Сауроном не служит основанием для грабежей. И именно нумэнорцы несут ответственность за то, что некоторые народы попали под руку Саурона. Никто не собирается оправдывать все деяния нумэнорцев, наоборот, требования к ним, как к Высоким Людям, также повышенные: то, что нормально для вастака, недопустимо для гондорца.

Таким образом, нумэнорцам вовсе не «все позволено». Им позволено многое, пока они исполняют свою миссию, пока противостоят Врагу физически и духовно. Но все же иные дела — дела Моргота, и те, кто знают о Едином, не должны ему уподобляться. С течением времени Короли дунэдайн станут обычными людьми, и Свет Запада станет сокрыт, разойдется множеством отблесков по всему миру.

Однако злоупотребление не отменяет употребления. Ввиду конечности и несовершенства тварных созданий, а в особенности людей, несущих в себе «червоточину» — первородный грех, ошибки и злоупотребления властью неизбежны. Но неподчинение таким неидеальным властителям ведет за собой последствия весьма прискорбные. Таковы реалии Арды, как, надеюсь, я показала в этой статье. Более высокая ступень в иерархической лестнице Арды — еще не гарантия права на власть над другими народами, хотя бы и той же расы. По крайней мере, более высокая ступень в иерархии не делает автоматически данный народ и политическим властителем другого, младшего народа. Но в обстоятельствах, сложившихся в Средиземье, действия дунэдайн и их положение дают это право власти. Даже если эти действия покажутся кому-то жестокими и несправедливыми, как они казались наверняка племени Тал-Эльмара.

Подводя итоги, хочу сказать следующее. ПРАВО власти нумэнорцам дает их миссия, их принадлежность к делу борьбы с воплощенным злом. Пока они не отходят от этой миссии — право у них есть. Мотивы борьбы тут тоже. Конечно, играют свою роль, но они служат скорее косвенными указателями. Ар-Фаразон был прав, воюя с Сауроном, и не прав, рассматривая его как политического соперника. Поздние Короли Нумэнора совершали много несправедливостей — но не утратили ПРАВА. ПРАВО утрачивается (часто — вместе с жизнью) только тогда, когда властители поклоняются Врагу в буквальном, физическом смысле этого слова. Когда отрицают саму основу существования их права.

Гнусности, совершаемые нумэнорцами, безусловно осуждаемы и непозволительны, никакое право не служит им оправданием. Но все гнусности — сопутствующие факторы, указатели падения народа, они указывают на то, что право может быть утрачено, но не на то, что оно уже утрачено. В этой связи не надо путать несправедливости и «хорошее насилие». Не все насилие является непозволительным, в случае Тал-Эльмара нумэнорцы имели право на него.

0

8

Эпилог

Итак, мы рассмотрели власть дунэдайн над другими народами людей в двух аспекатах: с точки зрения общей концепции власти в Арде и с точки зрения значения дунэдайн для Средиземья как народа. Оба эти аспекта взаимосвязаны: как логично вписываются дунэдайн в иерархическую лестницу Арды, так логично же именно они несут важную для Средиземья миссию — знание и право поклоннения Единому, сочетающееся с непримиримой войной с Врагом.

Почему же многие, читающие Толкина, считают нумэнорцев чуть ли не фашистами? Возможно, сдесь кроется ряд принципиальных ошибок фэндома. Рассмотрим их по порядку.

Прежде всего, ошибочно было бы равнять нумэнорцев и современных людей. Известно, что с течением времени менталитет, основные базовые представления о пространстве, времени, о значении человека в мире меняются. Мы практически не можем понять древних египтях, о средневековом менталитете писали и пишут тома. Гуревич, Кардини, Ле Гофф — чтобы приблизиться к понимаю средневековых людей, нужно быть либо специалистом их уровня, либо прочесть все их книги, прочесть и понять. Конечно, во многом все люди, все культуры похожи, и не только биологически человек всегда остается одним и тем же — с двумя руками, одним носом. Именно из-за общности и возможно взаимопонимание. Однако, ни современный, скажем, японец и американец, ни, тем более, древние народы не являются «одинаковыми». Что там, порой мы не можем понять собственных дедушек, свято веривших в скорое наступление коммунизма!

Как писал Толкин:

«нумэнорцы Гондора были гордым, своеобразным, архаичным (выделено мной — А.Р.) народом, и мне думается, что их лучше представлять себе похожими, скажем, на египтян: они умели и любили строить исполинские, огромные здания. Еще они очень интересовались родословием и гробницами. Однако в отношении „теологии“ они египтян совершенно не напоминали: в этом отношении они были иудеями, если не пуританами» (письмо № 211).

Уж если для того, чтобы понять древних жителей Земли, приходится прилагать определенные усилия, то это же будет верно и в отношении дунэдайн… Тем более, что по многим характеристикам дунэдайн вообще ни с одним народом Земли не сравнимы. Кто еще может похвастаться почти 3-х тысячелетним монотеизмом, без храмов, оракулов, откровений и прочей религиозной атрибутики? Евреи и те золотому тельцу кланялись периодически.

Далее, в фэндоме часто происходит смешение понятий «Высокий Народ» или «Высший Народ», то бишь нумэнорцы-дунэдайн, и «высшая раса», термин, которым пользовались (и пользуются) фашисты. Во-первых, отличие дунэдайн от прочих людей зримо и наглядно: они выше ростом, меньше болеют, дольше живут и прочее. Фашисты же, при нехватке физических доказательств, строят разные теории и упирают на «арийское происхождение» (или там «гиперборейское», как российские коллеги Гиммлера). Чтобы убедиться в несостоятельности физических доказательств, достаточно взглянуть на фотографии Гитлера и Геббельса — менее «неарийских» людей физически просто трудно представить.

Читая себя «высшей расой», фашисты стремятся свести все прочие народы к «низшим расам», считая их умственно неполноценными и вообще ущербными (вопреки очевидным фактам). Нумэнорцы же не только не имеют никакой «идеологии», оправдывающей их деяния, но и понятия такого «неполноценный», или «низший», у них нет. Выше рассматривалась классификация людей по нумэнорским меркам, там нет и следа «неполноценности». Деление происходит по совершенно иным признакам, и не подразумевает «неполноценности» Людей Тьмы, например. Так что перенос современных понятий на дунэдайн и в этом отношении себя не оправдывает, а только мешает понять смысл текстов Толкина. Сам-то Толкин к фашизму относился сугубо отрицательно.

Обвинять же в «нумэнорском шовинизме» самого Толкина, на мой взгляд, крайне неуместно и даже глупо. Мир Арды, или сведения о нем так или иначе — дело рук автора. И законы, которые в нем существуют, объективны, то есть уже не зависят от воли читателей. Что ж поделать, если в этом мире существует Творец, существует Враг, нет никакого «плюрализма» и как-то даже не пахнет гуманизмом (хотя милосердие, любовь и доброта несомненно, есть). Значит, надо принимать его таким, каков он есть — или вовсе не принимать.

Особенность Арды в том, что многие вещи, «духовные» в нашем мире, там обретают еще плоть и кровь. Но духовный пласт при этом остается в целости и сохранности, таким образом, создается совершенно неповторимый и многозначный узор, каждая деталь в котором имеет значение и в итоге может вывести к «вечным» вопросам тайны бытия.

0


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Запретная секция » "Валар нам дали над низшими власть" или о нумэнорском шовинизме


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC