Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Дориат » О - Под сенью лесов Дориата - 10 год


О - Под сенью лесов Дориата - 10 год

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s2.uploads.ru/aTO85.png

1. Название и дата эпизода - Под сенью  лесов Дориата - 10 год П.Э.
2. Участники – Финрод, Лютиэн, синдар Дориата
3. Место - Дориат
4. Событие – Старший сын Арафинвэ впервые посещает Дориат, с дружественным визитом к  своим родичам: правителю Сокрытого Королевства, Элу Тинголу,  и его дочери, Лютиэн. После официальной встречи  с королем, почетный гость временно препоручается заботам принцессы.
5. Примечания -

0

2

Дориат, Огражденное Королевство, сразу пришелся по душе Финдарато. Тихие, свелые леса напоминали утраченную родину, Аман. Здесь было спокойно, так спокойно, как не было уже очень давно. Таинственные чертоги Менегрота поражали воображение - настолько иными и непривычныи они были, настолько отличались от привчных дворцов: светлых, пронизанных светом валмарских, изысканно-роскошных тирионских, звеневших морем дворцов Альквалондэ... нет, вот о них вспоминать нельзя. Финдарато провел рукой по лицу, прогоняя видение. Кровь и боль остались в прошлом.
Менегрот, пещерный дворец. Нолдо приложил ладонь к резной колонне. Это была работа не эльдар, он чувствовал - да и знал, что строить эти чертоги помогали Аулехини, странный маленький народец, любивший камень и металл едва ли не сильнее, чем нолдор. Хорошо бы познакомиться с ними, мелькнула мысль, но пока отступила в сторону. Это успеется, когда он покинет Дориат. Сейчас же Финдарато шел на другую встречу, обещанную ему.
Пройдя через анфиладу комнат, он дошел, наконец, до цели. Остановвойти? ившись у закрывавшей вход портьеры, вытканной искусной рукой, вероятно, самой хозяйки комнаты, он негромко произнес:
- Королевна? Я могу войти?
Он уже почти свободно говорил на синдарине, разве что произношение выдавало нолдо - не столь напевное и мягкое, как у местных эльдар, с твердым "т" и четкими окончаниями слов.

+1

3

Незадолго до того, как ладья Ариэн впервые отчалила от берегов Запада, в Средиземье  явились нолдор.  Вести об этих неспокойных пришельцах быстро достигли  пещер Менегрота и породили множество слухов и предположений. Большинство советников короля утверждали, что потомки Финвэ прибыли в Эндорэ дабы расширить свои владения, ведь недаром, каждый второй из них именовал себя королем.  Те, кому не хватило земель в Благословенном Амане,  устремились в Белерианд, дабы посягнуть на власть его истинного владыки - Элу Тингола. Были среди приближенных государя и такие, кто утверждал, что воины нолдор, переправились через море, влекомые лишь жаждой мести, и приход их послужит во благо всему Средиземью, ведь уже немало побед одержали они, и избавили народ Кирдана от орочьего ига.  Отомстив же за смерть  своего правителя,  и получив вожделенные камни, аманиар непременно вернутся  под крыло валар, ибо лишь безумец решится навсегда  покинуть  Аман  по собственной воле. Сам Тингол не заводил с дочерью разговоров о западных гостях, но очевидно было, что восторга по поводу их появления он не испытывал и налаживать с ними контакты не торопился.  Лишь потомкам Эарвен, дочери Ольвэ, было дозволено беспрепятственно преодолеть Завесу и ступить на земли Огражденного Королевства.
Первым в Менегроте появился Ангрод, высокий и златовласый с ясными глазами, в коих по-прежнему отражался дивный свет погибших по вине Моргота Древ. Странным было то имя, каковым представился изначально сын Финарфина, необычной была его речь, и рассказы Железнорукого о чудесах благословенного края  удивляли и завораживали.  Даже  самые категоричные из числа отцовских советников вынуждены были признать, что едва ли сей нолдо прибыл в Эндорэ  дабы захватить земли Тингола. Получив от короля Дориата послание для своих сородичей, Ангрод покинул владения синдар, а вскоре, на смену ему  во дворец прибыл старший из внуков Ольвэ – Финрод. Взор его был ясен, а речи мудры, и Тьма едва ли коснулась сердца наследника Финарфина. Не замечалось за ним и той неукротимой гордыни, что по слухам была присуща всем представителям западного народа. И  тогда Лютиэн окончательно утвердилась во мнении, что лишь цели высокие и благородные побудили нолдор покинуть  безопасный Аман. И если милость Валар не оставит сего народа, то сумеют они избавить Смертные Земли от власти Моргота,  отомстив за гибель своего верховного короля.

Негромкий звук шагов отвлек деву от читаемой ею книги, а затем, по ту сторону портьеры послышался обращенный к ней голос. Непривычный акцент без сомнения принадлежал одному из потомков Ольвэ, который совсем недавно прибыл в подземные чертоги.
-Рада слышать тебя, сын Финарфина, ты всегда будешь желанным гостем в этих покоях, - произнесла девушка, с легкой улыбкой.
Лютиэн действительно была рада визиту Финрода, общество нолдорских принцев было приятно ей, а беседы с ними неизменно оказывались весьма увлекательными.
- Надеюсь,  наши пещеры и леса пришлись тебе по нраву, - добавила она, обратив свой взор в сторону портьеры, - конечно, полагаю, что им далеко до дворцов и садов Благословенного Края, но все же в Средиземье едва ли найдется место прекраснее и безопаснее Дориата.

+1

4

Услышав приглашение, Финдарато отодвинул портьеру и вошел в небольшую, но очень уютную комнату принцессы синдар. Судя по всему, он отвлек девушку от чтения - на коленях Лютиен лежала открытая книга, написанная теми странными рунами, к которым нолдор так и не сумели привыкнуть. Проще оказалось приспособить для записи нового языка привычный тенгвар, чем разобраться в причудливой, хоть и не лишенной красоты вязи, придуманной советником Эльвэ.
Инголдо поклонился королевне, приложив руку к груди.
- Приветствую тебя, aranel, и прошу извинить за то, что помешал тебе, - он искренне улыбнулся в ответ на улыбку девушки. Принцесса неизменно вызывала восхищение нолдо, не только красотой, превосходившей всех дев эльдар, но и умом, и чистотой, и Финдарато был бы рад дружбе со своей родственницей. Вот только отчего-то в ее присутствии неизменно вспоминалась другая девушка - ничем не похожая на дочь Эльвэ, высокая, златовласая, синеокая... Разве что взгляд такой же - ясный и чистый, как горный хрусталь, и сияющий предвечным Светом. И острая боль разлуки смешивалась с горькой радостью - Она осталась незапятнанной, ее не коснулось ничто: ни преступление, ни проклятие, ни смерть. Инголдо на миг опустил ресницы. Нет, он не хотел бы забыть - ему и так удавалось вспоминать лишь тогда, когда хотелось. Но сейчас было не время.
- Дориат поистине прекрасен, - наклонил голову Финдарато в знак согласия, - иначе, чем земли Амана, но это и хорошо. Эта земля навсегда останется в сердце раз увидевшего ее. Меня с детства манили эти земли, рассказы тех, кто видел их, западали в душу - и вот теперь я счастлив, что могу своими глазами увидеть их. Все здесь ново, непривычно, все - иначе, чем в Амане. И все - прекрасно и удивительно.
Если бы еще эти земли не омрачила война. Если бы не лилась кровь, если бы небо Севера не перечеркивали зловещие пики Тангородрима! Но это теперь в их руках. Они взяли оружие ради того, чтобы победить Моринготто, они пришли сюда ради неизведанного... И будущее придется создавать самим. Инголдо без страха и без горечи смотрел вперед, он надеялся, что борьба нолдор закончится их победой. Ведь не может же быть так, чтобы верх взяла Тьма!
Но Дориат и сейчас тих и покоен. Здесь нет войны, нет горя - и живущие здесь эльдар безмятежны, как некогда были они сами. И мудры, как они никогда не были.

+1

5

Отложив тяжелый фолиант  на невысокий резной столик из красного дуба, эльдэ обратила приветливый взор на арфинга.
Твой визит мне только в радость, друг мой. Гости из Благословенного Края не часто появляются в наших лесах, и беседы с ними для меня куда предпочтительнее, нежели  повторное чтение хорошо знакомых книг. Присаживайся, и, если пожелаешь, я прикажу принести вина и фруктов…
В ясных очах нолдо читалась искренняя доброжелательность и без труда угадывалась особая мудрость, вероятно свойственная лишь тем, кто родился в бессмертных землях. Искренней была и теплая улыбка, которой сын Финарфина одарил синдарскую принцессу. Нет, не такими представляла себе Лютиэн мстителей-нолдор,  явившихся в Эндорэ, дабы бросить вызов Темному Вале.  Глядя на Финрода, дочь Тингола не могла поверить в то, что причиной, побудившей его оставить Аман, послужило желание возвратить какие-то камни, пусть в них и заключался свет погибших ныне Древ.  Да и стремление отплатить за гибель Финвэ не увязывалось в ее представлении  с обликом гостя, сердце которого едва ли было отравлено  ядом ненависти. В который раз Лютиэн  подивилась недостоверности рассказов о гордыне и жестокости, что по слухам были свойственны всему народу нолдор.
- Мои родители неоднократно упоминали красоту и величия Амана. Говорили они и о неизменном мире и покое, что царит в Землях Запада. И все-таки они предпочли остаться в лесах Дориата, - задумчиво произнесла принцесса.
Лютиэн не сомневалась в том, что пожелай Тингол и Мелиан вновь ступить на берега Валинора, они отыскали бы способ это сделать, однако же,  что-то удерживало  Владык от подобного шага.
- Немало хвалебных речей о стране, что лежит за Окружным Морем, слышала я также от тебя и от твоего брата. Но все же, большинство нолдор покинули Благословенный Край. Неужели камни Феанора значат для представителей вашего народа больше, оставленных в Тирионе жен и детей, и разве могут они стоить дороже, нежели покровительство валар, - в словах девы не было ни капли упрека, лишь искреннее недоумение.
Или же Сильмарилли наделены  какими-то чудодейственными и  тайными свойствами, о которых мне неведомо?  Впрочем, так или иначе, ваше возвращение послужило во благо всему Средиземью. Телери Кирдана должно быть весьма благодарны вам за столь своевременную помощь, - добавила Лютиэн
Девушка умолкла, вспоминая  тревожные донесения об осаде прибрежных крепостей  поющего народа и измученных войною беглецов из Оссирианда, что нашли приют в землях ее отца.
- Я надеюсь, что с вашей помощью, эльфы Белерианда смогут совладать с той угрозой, что затаилась на севере,  и вы с победою возвратитесь в родные дома,-  произнесла девушка.

+1

6

- Благодарю, королевна, - Финдарато опустился в кресло подле девушки, однако на предложение угощения отрицательно покачал головой. - И за добрые слова не менее, чем за гостеприимство. Позволь и мне ответить тем же - я поистине рад беседе с тобой, - искренняя улыбка смягчила излишнюю дерзость слов.
Некоторые нолдор - особенно верные Первого Дома - смотрели на синдар пренебрежительно, особенно на тех, кто укрылся за Завесой, однако же ни Инголдо, ни его братья и сестра не понимали подобного высокомерия.
Слова девы о Благословенных Землях вызывали смятение в душе нолдо, рождая и радость, и боль от воспоминаний. Слишком свежи еще были раны. Но он знал, что должен держаться естественно, памятуя о том, что синдар известна лишь малая часть событий... Ложь претила Финдарато, как и умолчание, но он не имел права обвинять родичей в том, что давно было прощено - а так же и в том, что легло равной виной и на его собственные плечи, по слову Владык.
Оттого он стремился, как мог, избегать разговоров о покинутой родине, хотя и не всегда имел такую возможность.
- Увы, но и покой Благословенных Земель был омрачен, хотя никто не мог о том и помыслить, пока сие не свершилось, - с грустью ответил Инголдо, -  и, быть может, владыки Белерианда были мудрее многих, когда отказались покинуть земли, принесшие им счастье.
Быть иожет, и изгнанникам суждено найти здесь свое счастье или хотя бы покой?
- В Амане мы научились многому, но вам здесь, в Эндорэ, ведомо не меньше. Ваш народ, aranel, знает о келвар и олвар не меньше, чем ученики Кементари, - Инголдо наклонился вперед, в его глазах горел искренний интерес. Эти земли и то, как они живут, интересовало его куда больше, чем воспоминания о прошлом.
Но следующие слова Лютиен были еще мучительнее - о, Финдарато знал, что то было неумышленно, но легче не становилось. Он провел пальцами по резьбе подлокотников, собираясь с мыслями для подобающего ответа и чувствуя, что ступает на скользкую почву.
- Не только Камни вели нас сюда, королевна, но и жажда мести за отца моего отца, и стремление увидеть прекрасные земли, о которых мы лишь слышали, и желание помочь тем, кто остался здесь на произвол Моргота, - и многие другие мотивы, куда менее доблестные и благородные...
- Сильмариллы - это больше, чем любая драгоценность мира. В них, и только в них сохранился Предначальный Свет, Свет Древ, - объяснил Финдарато, - незапятнанный и незамутненный. Даже свет Анара и Итиль осквернен ядом Твари из Пустоты, - лицо омрачилось при воспоминании о том дне, когда Тьма пала на Валинор, а нолдор впервые познали отчаяние, бессилие, ужас... но он быстро овладел собой и улыбнулся учтиво, - прошу извинить меня - не стоит говорить о подобных вещах в столь светлом месте.
Телери Кирдана... Да, Феанаро с дружиной появился на этих землях и в самом деле вовремя. Вот так зло по милости судьбы оборачивается добром. Но Инголдо стыдно было принимать одобрение на свой счет.
- Хотя лорду Кирдану стоит благодарить не нас, а сыновей Феанора - это их дружины нанесли столь тяжкий урон Врагу - и дорогой ценой.
Он видел, что Лютиэн также вспоминает не самые сладкие мнгновения жизни. Ведь и ей пришлось увидеть и войну, и горе, и страх - и на синдар Враг обрушился, не щадя.
- Надеюсь и я, королевна, что вместе нам достанет сил разбить Врага, - уверенно ответил нолдо, - и сожалею, что государь Элу не желает более проливать кровь своего народа...
Тингол ясно дал понять, что синдар участвовать в войне не станут. Финдарато понимал короля - Завеса надежно ограждала землю Дориата - но хотел бы добиться поддержки синдар.
- За эти земли стоит сражаться - и мы станем это делать. То, что отдзано народу голодрим, мы постараемся защитить, как сможем. Я хотел бы... лучше узнать эти земли, и просил бы твоей помощи, королевна. Научи меня, расскажи, - попросил Инголдо с улыбкой. - И с народом синдар мы хотели бы сойтись ближе.

+2

7

Тоска, затаенная и едва уловимая почудилась деве в речах Финдарато, когда племянник принялся за рассказ о Бессмертных Землях. И Лютиэн не замедлила упрекнуть себя - напрасно завела она этот разговор.  Разве можно было  без горечи и сожалений оставить родные края,  друзей и родичей,  мир, привычный и безопасный…  Немалым мужеством, должно быть,  обладали нолдорские воины, коль скоро нашли в себе силы добровольно отказаться от многочисленных благ, дабы отправится в неведомые и опасные земли, где их ожидали лишь кровопролитные сражения, да череда невзгод.
- Воистину благородны сердца Лордов Запада и отвага их велика, так пусть же милость Валар не оставит вас в столь достойных  начинаниях. Да направит могучий Тулкас ваши мечи, и да исцелит милосердная Эстэ раны, полученные вашими воинами в боях, - с благоговением произнесла девушка.
Эльдэ вспомнилось одно из пророчеств Мелиан, смутное и размытое.  В год, когда злобные твари  Врага лавиною хлынули из Ангбанда, предсказала она, что в  час,  когда у эльдар Средиземья не останется больше сил противиться Темному Вале, с Запада явятся белые корабли, и принесут долгожданное избавление. Ни о нолдор ли говорила она тогда?
- Жаль, что отец отказывается помогать вам, однако и его можно понять. Все еще свежи те раны, что Повелитель Тьмы нанес нашему народу. В прежние годы синдар жили в мире и покое и война непривычна и отвратительна для них. Большинство наших мужей охотники, но не воины. Однако, думаю, что спустя некоторый срок, Элу Тингол переменит свое решение и отправит войска вам на помощь.  И немало найдется тех, кто пожелает выступить против Моргота, памятуя о прежних обидах.
Нелегко было говорить о неизбежной войне, что грозила затянуться на долгие годы, и  беседы сии едва ли могли порадовать, как саму  принцессу, так и ее благородного собеседника, посему дева поспешила ответить на последний вопрос Финрода.
- Эти земли…  прежде всего изменчивы. Все в наших краях лишено постоянства и слишком недолговечно.  Олвар и келвар подвержены стремительному увяданию, ежегодно деревья теряют свою листву, ежечасно то, к чему едва успеваешь  привыкнуть,  меняет свое обличие до неузнаваемости. Все, к чему ты привяжешься, все, что ты сумеешь полюбить, не замедлит безвозвратно  кануть в небытие. Говорят, что в древние времена, Темный Враг исказил эту землю и обрек ее на страдания… Но все же этот край дорог мне, как и многим моим соотечественникам. Даже мой отец, коему довелось увидать свет Древ и величие Амана,  всей душой привязан к своим владениям. Может быть, когда Моргот наконец падет, Эндорэ сумеет окончательно исцелиться от тех ран, что он некогда нанес ей и уподобится Благословенному Краю…
Лютиэн задумчиво убрала с лица тяжелую прядь темных волос, бросила рассеянный на гобелены с прекрасными пейзажами Дориата… Сама она не знала иных земель, и всем сердцем была привязана к Средиземью. Лишь  рассказы матушки помогали ей отыскать отличия между страной Валар, откуда прибыл почетный гость, и ее собственной Родиной.
- Кроме того, эти земли небезопасны, - продолжала она, - и дело не только в созданиях Моргота, - омерзительные порождения  Пустоты бродят у подножия Эред Горгорот, нагоняя ужас даже на самых отважных из наших разведчиков. Кроме того, немало других созданий хищных или же ядовитых бродит по лесам за пределами Завесы. К счастью, мне не доводилось встречаться с ними, но даже  рассказы об этом уже внушают тревогу и отвращение.
Лютиэн машинально вздрогнула, вспоминая отрывки из бесед пограничников, что порою долетали до ее ушей.
- Но все же есть в Смертных Землях и особая прелесть, ведь недаром многие из тех, кто пробудился у Куйвиэнен,  не пожелали оставлять Эндорэ. И едва ли для жителей Дориата, найдется что-либо прекраснее наших лесов, а для телери Кирдана что-нибудь совершеннее их гаваней. Мы привыкли к этим краям и искренне полюбили их, посему достоинства Средиземья значат для нас куда более, нежели его недостатки, -  с улыбкой закончила свою речь эльдэ.

+1

8

Финдарато низко наклонил голову, слушая благословение королевны - отчасти из уважения, отчасти стремясь скрыть прихлынувшую к щекам кровь. Каждое слово било больнее кинжала, возвращая в памяти собственную глупость, безумие - и все те милости, которые получили даже изгнанные нолдор. Начиная от света... И только вполне успокоившись - на это всего лишь несколько мгновений, большего он не мог себе позволить - поднял голову.
- Благодарю за добрые слова, королевна. Да сохранит тебя владычица Элберет, хранительница Света, - теперь Инголдо со стыдом вспоминал, как охотно нолдор внимали речам о "золотой клетке". Сам он не верил в это... не всегда верил.
Финдарато выслушал ответ дочери Элу со вниманием - пусть даже это было лишь ее мнением, но союзники среди дориатрим были важны.
- Мы понимаем побуждения короля, и благополучие ео народа должно быть важнее всего другого, - не стал спорить нолдо. - Не должна война коснуться тех, кто не стремится убивать... Многие из синдар, что не живут здесь, в Дориате, примыкают к нам - насколько мне известно, они не идут против воли государя Тингола. Что до воинства Дориата, то остается лишь надеяться, что оно придет на помощь в час нужды, пока же час этот еще не пробил.
Пока нолдор, сумевшие объединиться благодаря отваги Финдекано и благородству Майтимо, смогли если не забыть старые распри - а последний совет показал, что ничто не забыто - то хотя бы отложить их в сторону, могли удерживать Моринготто от дальнейших нападений. Финдарато надеялся, что со временем и атака на Ангамандо станет возможной, хотя твердыня Темного Валы и выглядела неприступной.
Однако пока час не пробил, стоило отложить в сторону дела войны. Ведь не только ради сражений пришли они в эти земли, но и ради жизни. Прежний дом утрачен, и нужно строить новый - нужно жить, а не существовать. И Инголдо, забыв все горести, с горящими глазами слушал рассказ девушки.
- Если бы эти земли не поселились в моем сердце в ту минуту, когда я увидел их в первых лучах Анар, твои слова заставили бы меня полюбить их, - улыбнулся Финдарато. - Эти земли, ты права, отличаются от нашей родины... Здесь все, даже олвар, словно бы сознает краткость своей жизни - и, несмотря ни на что, не боится жить и расти, - с восхищением проговорил нолдо. Именно эта отвага потрясла его - отвага тех, кто привык бороться, терять и расставаться.

+1

9

Упоминания  о тех синдар, что жили по ту сторону Завесы, нередко слышались в пещерах подземного дворца. Самому Элу Тинголу было известно, что многие из его подданных присоединились  к войскам  эльдар явившихся с Запада, однако же, король ни разу не высказал недовольства по этому поводу, по крайней мере,  в присутствии дочери.  Иногда Лютиэн казалось, что причина подобного безразличия ей известна. Немного времени миновало с той поры,  когда вражеским отрядам удалось подобраться к самому Менегроту.  В ту пору синдар были рассеяны по всему Белерианду и воинству Тингола, что из без того не было подготовлено к войне, разумеется не удалось оказать должной помощи всем, кто в ней нуждался. Слишком уж неожиданным было возвращение Моргота, и слишком велики были его силы. Ныне же, те,  кто остался жить за пределами Огражденного Королевства,  нуждались в защите, которую им могли дать только нолдор.
- Разумеется,  мой отец не может воспретить достойным и благородным мужам  выступить против нашего общего врага, -  медленно, с трудом подбирая слова, произнесла девушка, - но он не желает принуждать своих подданных к подобному шагу.  Мы понесли слишком много потерь в минувшей войне, и войска Дориата существенно поредели.  Наш народ нуждается в мире и покое, дабы оправится от тех ран, что были нанесены ему Темным Валой. Мои родители уповают, что под защитой Завесы, синдар сумеют оправиться от былых потерь и восстановить свои силы. Жаль что многие, в свое время, не вняли призыву моего отца, или же не услышали его, и не явились в пределы Эгладора, дабы укрыться от всякого зла…
Разговор о политике и войне казался деве все более тягостным, но увы, в последние годы ей не удавалось избежать этих тем.  Даже эти  прекрасные ясноглазые родичи, явившиеся из Благословенных Земель, были олицетворением  грядущих баталий… Высказав свое мнение, относительно решения отца,  Лютиэн вновь возвратилась к куда более приятному разговору об Эндорэ.
- Думаю, что со временем, ты сумеешь полюбить этот переменчивый край не меньше тех, кто родился и провел всю свою жизнь в Смертных Землях. Матушка говорила мне, что красота Амана подобна совершенному гобелену, созерцая который, можно замереть в восхищении на долгие годы. Прелесть же Средиземья, подобна мимолетному чарующему видению,  недосягаемой и ускользающей мечте, что заставляет сердце биться быстрее.  Благословенный край дарует покой и умиротворение, Эндорэ же, пробуждает в душах эльдар новые, доселе неведомые  стремления и надежды…
Речь принцессы была прервана появлением одной из ее приближенных. Высокая для синдэ,  белокурая девушка  неслышной походкой вошла в комнату, и непринужденным движением опустила на столик изящный серебряный поднос, на котором разместились кувшин с легким вином, два кубка, и хрустальная ваза с фруктами. Вежливо поклонившись своей госпоже и ее благородному гостю, эльдэ покинула помещение, столь же незаметно,  как и появилась в нем. Хотя некоторое время назад Финдарато и отказался от предложения дочери Тингола, дева все же решила соблюсти законы гостеприимства, на случай если решение нолдо переменится, и отдала все необходимые указания посредством осанвэ.
- Угощайся,  друг мой и  родич, - с искренней теплотой в голосе произнесла Лютиэн, указывая взором на ароматный напиток и закуску, - это одно из лучших вин, что можно отыскать в погребах Элу Тингола.
- Раз уж мы завели разговор о Смертных Землях,  - выдержав некоторую паузу, принцесса вернулась к оставленной теме, - расскажи, что  в Эндорэ более всего  пришлось тебе по нраву?  И оказался ли наш край подобен тому, что ты ожидал здесь увидеть?

0


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Дориат » О - Под сенью лесов Дориата - 10 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC