Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Химлад » О - Как часто наши встречи не случайны 456 год


О - Как часто наши встречи не случайны 456 год

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s3.uploads.ru/FNQsj.png

1. Название и дата эпизода - Как часто наши встречи не случайны 456 год
2. Участники - Маглор, Ульфила
3. Место - Химлад, Химринг
4. Событие - Грянула битва Внезапного Пламени. Маглор, потерявший все свои земли, находит убежище в крепости старшего брата. Именно в это же время там застревает одна человеческая дева.
5. Примечания -

0

2

Время в Химринге текло безрадостно и безотрадно. День за днем из восточных земель и Дортонина прибывали все новые беглецы, утомленные, испуганные и нередко раненые, всякий раз принося все более удручающие известия. Земли Келегома и Куруфина были захвачены, и, хотя по слухам братьям и удалось скрыться, неизвестно было живы ли они сейчас. Карантир потерял Таргелион и вынужден был отступить на юг к близнецам, во владениях коих сейчас тоже кипели сражения. Обороняя перевалы Дортониона пали смертью храбрых сыновья Финарфина – Аэгнор и Ангрод. Казалось бесконечному потоку донесений о захваченных землях, разрушенных крепостях и погибших эльдар не будет конца, а Темный Враг, ободренный недавним успехом, и не думал прекращать смертоносного продвижения на юг.
Отсупление из Маглоровых Врат было больше похоже на бегство и по сути таковым и являлось. Глупо было оправдываться внезапностью нападения, численным превосходством противника или тем, и вовсе уж несущественным фактом, что тому, кто по воле Единого был рожден менестрелем, едва ли суждено стать хорошим полководцем. Чувство вины за тех кто погиб пытаясь отразить сокрушительную атаку темных тварей оставалось таким же острым, как и в день недавнего поражения. Тем же немногим из его верных, кому удалось уцелеть, пожалуй, повезло ненамного больше, нежели их падшим в бою товарищам…
В пиршественном зале было пусто и холодно, времена веселых празднеств давно миновали, да и расходовать дрова на обогрев нежилых помещений сейчас было бы слишком неразумно. На дальнем конце огромного, почти во всю длину комнаты стола сиротливо ютился кубок с недопитым вином, вероятно оставленный братом, или кем-то из его приближенных в ночь, когда недобрые вести с севера долетели до Химринга. Некогда ароматный напиток давно уже выдохся, однако никто так и не потрудился убрать забытую чашу, в последние дни нолдор крепости были всецело поглощены куда более насущными проблемами.
Усевшись в одно из высоких резных кресел, Макалаурэ взял в руки лютню, пальцы по привыке коснулись струн, и тихая музыка неспешно полилась из-под них, наполняя собой огромную пустую комнату, словно бы в этой мелодии, тоскливой и невеселой, Менестрель намеревался выразить все то, что так угнетало его в эти тревожные, неспокойные дни.

0

3

Трудно было описать чувства Ульфилы, когда она поняла, что застряла в этой крепости надолго. Сначала она злилась, гневалась на свою злую судьбу и, возможно, на того, кто устроил эту величайшую битву. Но потом, понимая в глубине души, что вряд ли Моргот узнает о её чувствах, она начала медленно успокаиваться. Кроме того, картины огня и стали за стенами, испуганные лица мужей и дев, а также десятки и сотни раненных и умирающих, вселили в неё неожиданно тревогу и страх. В самые тяжёлые минуты тех, кто не мог носить оружие, запирали в укромных местах, и юной охотнице приходилось отсиживаться вместе с ними. Тяжесть томительных ожиданий, тоска по родным и даже поднимающихся внутри ужас от осознания того, что крепость вот-вот могли взять, утопив в крови, заставляли её сжимать свои кулаки и трястись от страха. Но к счастью, в череде страшных новостей слышались и одобряющие вести. Химринг всё-таки выстоял. Защитники во главе с доблестным Маэдросом смогли остановить злобных созданий у ближних рубежей. Можно было хотя бы на миг отложить свой тяжёлый кинжал, который юная охотница не откладывала далеко в последнее время. Конечно, она знала, что не всё далеко ещё окончено, но всё-таки надеялась на лучшее.
Народа в крепости становилось всё больше. Пытаясь спастись от тесноты, Ульфила уходила куда-то в угол, потрясённая всем происходящим. Обычно она любила блистать в обществе, но сейчас, после всех пережитых ею волнений, ей нужно было хотя бы ненадолго побыть одной. Но это конечно не касалось верного хорька, который постоянно сидел на коленях у юной охотницы. Поглаживая его шерсть и закрывая глаза, она с улыбкой представляла, что находится сейчас в родных лесах, а не в этих холодных стенах, покрытых снаружи пеплом.
- Пойдём, Капля,- в один обычный день сказала Ульфила, поднимая его на руки.- Пойдём на трапезу. Ты же конечно хочешь быть большим и сильным, так ведь?
Пройдя в пиршественный зал, женщина с удивлением обнаружила всего лишь одного эльфа, который сидел за одним из высоких кресел. Терзаемая подозрениями, что она уже откуда-то знала этого лорда, она присела за первое же попавшееся кресло, расположенное неподалеку от эльды, и открыла свою сумку с хранимой провизией.
- Ешь медленно,- сказала она хорьку.
Ульфила конечно знала, что зал этот давно не использовали по назначению, но всё-таки одна вещь, которая часто присутствовала на пирах, здесь была. Это конечно являлась музыка, которая доносилась со стороны странного незнакомца. И музыка эта была прекрасной и чарующей. Дева сама и не заметила, как начала ею тихо наслаждаться. Впрочем, она также и не увидела ещё одной вещи, а именно того, что её милый Капля пробежал по столу и неожиданно опрокинул бокал с холодным вином, который запачкал и прекрасный хвост зверька и небольшую часть одежды одинокого менестреля.
- Нет, мой любимец!- вскричала Ульфила, подбегая к нему.
Взяв юркое животное на руки, она начала вытирать его хвост тканью.
- Капля мой запачкался!- говорила она, будто не замечая, что пострадал не только хорёк. Правда через пару мгновений, убедившись, что всё-таки старания немного помогли, юная охотница посмотрела на эльфа.
- Простите моего зверька, лорд,- вполне искреннее, но без вины в голосе, сказала она.- Я вижу, что вы здесь занимаетесь музыкой. Очень красивая песня, должна я вам сказать. Мне всегда нравилось, как эльфы общаются со своими инструментами. Правда и людская не такая уж плохая, ведь я являюсь той, что вскоре станет лучшим менестрелем возможно не только среди смертных людей, но даже среди всех жителей Белерианда. Позвольте поинтересоваться вашим именем, если я вас конечно не побеспокоила сильно.
Ульфила приветливо улыбнулась, но радовалась она больше не встречи, а чему-то иному, ведомому только ей.

+1

4

Творчество неизменно дарило Канофинвэ покой и умиротворение, постепенно исцеляя душевные травмы и приглушая горечь утрат, как развевало некогда в далеком детстве глупые и смешные обиды и врачевало боль от ушибов. Время шло, и вслед за настроением песнопевца менялась и сама мелодия, нотки отчаянной безысходности в ней постепенно угасали, уступая место светлой грусти и прекрасным воспоминаниям. Увлеченный игрой, менестрель не сразу заметил появление в зале темноволосой девушки из атани, которая в свою очередь не спешила обращать внимание, на одного из нолдорских лордов, за что последний был ей премного благодарен.
Взору случайного наблюдателя, загляни он сейчас ненароком в комнату, представилось бы несколько странная зрелище: роскошно убранный пиршественный зал; печальный музыкант-нолдо всецело погруженный в собственные мысли; увлеченная трапезой юная аданет; и озорной суетливый зверек на обеденном столе. Впрочем, и хозяева крепости, и беглецы, что отыскали в ней временный приют не так уж часто появлялись в этой части здания.
Между тем, хорек, очевидно недовольный подобным положением вещей, поспешил внести некоторую динамику в дальнейшее развитее событий, для начала возвратив Песнопевца в реальность далеко не самым вежливым образом. Деятельность зверька, неожиданно активизировала и его хозяйку, которая, кажется, только сейчас обратила внимание на то, что менестрель не является элементом декора.
«До чего же странный народ эти пришедшие следом», - подумал Маглор не без удивления наблюдая за поведением девушки. Вслух же он вежливо произнес:
- Приветствую вас юная леди, Я Канафинвэ Макалаурэ Феанарион, младший брат лорда этой крепости, однако в этих землях меня обычно именуют Маглором.
Пострадавший от вина рукав не слишком огорчил Менестреля, в свете всего происшедшего за последние дни было бы крайне глупо огорчаться из-за столь незначительных мелочей.
- Ну что вы, - Канофинвэ непроизвольно улыбнулся девушке, - я не привык обижаться накельвар, ведь в их действиях никогда не бывает злого умысла. Что же касается вашего стремления достичь весьма значительных высот в избранном вами искусстве, то я нахожу его весьма похвальным, и надеюсь, что со временем вам удастся воплотить столь значительные планы в реальность.
«Меньшие дети Эру воистину удивительны: век их краток и исполнен страданий, дальнейшая судьба Белерианда теперь ведома лишь единому, но все же, кажется, в их сердцах куда больше надежды на светлое будущее, нежели у изгнанников- нолдор»
- Вы вероятно прибыли из Дортониона? – поинтересовался Песнопевец, и тотчас упрекнул себя за проявленное любопытство – как знать, кого из числа родных и близких потеряла эта юная дева в текущей войне.
- Хотелось бы мне как-нибудь послушать вашу игру, - поспешил он перевести тему, - мне не так уж часто доводилось общаться с эдайн,и уж тем более слушать музыку их менестрелей.

+1

5

Ульфила не смогла скрыть своего удивления. Её тёмные глаза стали шире, а сама она отступила на шаг, расправив плечи.
- Вы лорд Маглор, который известен как один из величайших менестрелей? Не могу в это поверить!
Про этого высокого эльфа ходило немало легенд, большую часть из которых дева слышала не у себя на родине, а уже в посещённых ею местах. Это объяснялось тем, что её народу было мало дела до почти всего, что происходило вокруг него. Ульфиле и самой не сильно было интересно слушать о противостоянии Эльдар с их могущественным врагом, но на такую особу, которая сейчас находилась рядом с ней, она не могла и не хотела просто так закрывать глаза. Правда сперва она задумалась, стоило ли вообще общаться с эльфом вежливо. И не найдя причин для какой-либо грубости, дева ещё раз подарила собеседнику приветливую улыбку.
- Нет, я из Бретиля,- ответила она.- Забрела сюда незадолго до начала войны, да только теперь тут и застряла. Правда не знаю, к добру это или к худу, ведь если бы я встретила войну где-нибудь на дороге, то кому известно, что бы могло произойти. Но теперь мне непонятно, как мне вообще вернуться домой.
Желая продолжения диалога, Ульфила присела за ближайшее к Маглору кресло. Тем более хорёк так и порывался снова оказаться на столе.
- Бедный Капля,- прозвучал умилённый голос,- Я, кстати, кажется, так и не представилась. Меня зовут Ульфила, и от матери с отцом я получила сразу два таланта. Один заключается в сложении песен и игре на звучных инструментах, а второй в охоте и в меткой стрельбе. Если что, у нас часто бывает, что женщина не просто сидит у домашнего очага, но и занимается какой-нибудь другой, своей работой.
На вид дева была не слишком сильной, но на самом деле она являлась превосходной всадницей и достаточно сильной особой. Внешность часто обманывала даже мудрые глаза.
- Возможно, я бы и сыграла хоть прямо сейчас, но вряд ли теперь подходящее на то время. Но, если вы не против, мы можем ещё встретиться, когда я буду иметь при себе свою лютню.
Предложение было достаточно дерзким. Даже уверенной в себе охотнице мало верилось, что такой лорд согласится провести с ней некоторое время. Она даже приготовилась заранее обидеться. В душе конечно. Нельзя было посрамить людской народ перед глазами его высоким собратьев.
Что касалось хвастовства своих музыкальных умений, то здесь дева, кажется, даже не хотела думать, что ей просто не хватит лет, чтобы сравниться по таланту с величайшими Эльдар. Она просто не желала думать, что у неё не получится стать лучшей.
- А как давно вы играете, и на чём?- поинтересовалась она также, чувствуя, что пришла её очередь задавать вопрос.

+1

6

Искреннее удивление девушки и та  необычайная непосредственность,  с которой она вела беседу, искренне позабавили бы Маглора, в иной ситуации, но сейчас нолдо просто кивнул, подтверждая ее слова.  Заданный же девой вопрос вновь заставил песнопевца погрузиться в одновременно болезненные и приятные воспоминания.
- Сотни лет миновало с тех пор, как я впервые прикоснулся к  струнам лютни, и хотя мои родители в отличие от ваших не разделяли моего увлечения,  в Благословенном Амане нашлось немало достойных учителей.
Менестрель машинально поднял опрокинутый кубок, и ненадолго задержал его в руках, словно бы изучая затейливый узор, старательно выполненный кем-то из местных мастеров.
- Мне доводилось слышать от младшего брата о представителях вашего народа, и об отважной и благородной деве Халет, что некогда управляла им,  посему, ваша тяга к охоте меня нисколько не удивляет. Кроме того и среди нолдор нередки случаи, когда девы  избирают себе занятия более привычные для мужей.  Одна из моих кузин в юности научилась владеть мечом не хуже многих прирожденных воинов, другая же, некогда считалась одной из лучших охотниц Тириона.  Однако,  со времен моей последней встречи с Карантиром минуло немало лет, кроме того  взгляд изнутри всегда отличен от сторонних наблюдений, поэтому я был бы рад, узнать от вас побольше о жизни халадинов.
Отложив кубок, нолдо с улыбкой взглянул на хорька, который, по мнению Маглора никоим образом не пострадал в ходе досадного происшествия с вином, хотя сетования Ульфилы явно утверждали обратное.
- Я вижу вы необычайно привязаны к этому забавному зверьку, -заметил Канафинвэ, - вероятно он служит вам помощником во время охоты?
Предложение девушки  показалось Маглору достаточно интересным, слушать игру атани ему и вправду доводилось не так уж часто, а все то, что касалось музыки, никогда не могло оставить Песнопевца равнодушным.
- Разумеется вы можете продемонстрировать ваши таланты и в более подходящее время, однако, в случае чего, я мог бы одолжить вам собственную лютню.

+1

7

Ульфила, безусловно, гордилась своей историей и легендой встречи повелительницы Халет с Карантиром, лордом Высоких Эльфов, но чтобы рассказать о то, что случилось с халадинами после их ухода на запад, нужно было время. Поэтому она начала с простых вопросов, первым делом поблагодарив своего вежливого собеседника за учтивость.
- Спасибо вам, но я предпочитаю держать в своих руках свой инструмент, который лучше всего подходит для моих изящных пальцев. Хотя перспектива дотронуться до вещи, что была сделана некогда там, где и родился Свет, упомянутый в наших легендах о прошлом, меня, безусловно, порадовала бы. Быть может я даже захотела обзавестись такой вещью, если бы знала, где её можно взять.
На миг Ульфилу даже захватила эта идея. Можно было представить, каких она достигла бы высот, если бы такое случилось. Дева с завистью и, пожалуй, с жадностью взглянула на лютню эльфийского мастера, сразу же, после чего, отвернувшись к хорьку.
- Да, мой Капля настоящий охотник. Он помогает мне при охоте на мелких зверей, например, выманивая тех из их глубоких нор. А ещё он очень мил. Не находите ли?
Начиная с улыбки хозяйки и её ласковых поглаживаний, зверёк стал медленно успокаиваться. Но выгнувшись и осмотревшись вокруг, он вдруг заинтересовался своим длинным хвостом, который ещё не до конца обсох.
- Наш народ любит одиночество и свободу, его быт подобен быту людей народам Беора и Хадора, но только более… своеобразнее. Больше каменных твердынь и дворцов наши люди любят дремучие леса, которые без труда способны прокормить их. Их любимые занятия – охота и резьба по дереву, но даже среди лучников и плотников могут найтись и настоящие менестрели. Особенно из тех, кто привык к странствиям.
Дева недвусмысленно намекала на себя, но чтоб не показаться совсем уж хвастуньей, решила всё-таки не называть никаких имён. Жители этого края вряд ли часто виделись с людьми Третьей дома.
- Что же касается войны, то я не знаю, что происходит сейчас на моей родине. Говорят, крепость на Тол-Сирионе пока что держится, поэтому, я считаю, враги не скоро спустятся по Сириону на Юг. По крайней мере, я на это надеюсь.
А вот теперь в голосе Ульфилы зазвучали грустные нотки. Конечно, в последнее время она больше переживала за себя, а не за родных, но  для тех, кто находился на фронте, а не в глубоком тылу, это было позволено.
- Как думаете, всё будет хорошо?- внезапно волнительно спросила дева.- Я имею в виду эту войну. Удастся ли силам Эльфов и Людей остановить Врага?
В зале как будто стало ещё темнее. Но, похоже, хорька не интересовало ничего, кроме своего хвоста. В другой ситуации, и даже минуту назад, это позабавило бы Ульфилу, но сейчас она полностью была сосредоточена на Маглоре. Ведь ей не было известно, что будет дальше, в отличие, быть может, от него.

+1

8

Сложно было не согласиться с речами девы, ибо искуснейшему менестрелю среди нолдор не понаслышке было известно, как много значит для музыканта привычный его рукам инструмент. Если до сего момента сына Феанора  и посещали некоторые сомнения относительно таланта Ульфилы, то теперь Песнопевец окончательно удостоверился в том, что девушка не напрасно весьма высоко оценивала собственные умения.
- Вы правы леди,  лютня, подобно мечу, должна делаться по руке менестреля. И едва ли чужой инструмент будет  столь же покорен музыканту, как его собственный.  Посему, пожалуй,  и вправду стоит повременить, дабы позже вы могли продемонстрировать свое мастерство в полной мере.
Дальнейшие речи девушки в который раз вызвали у песнопевца глубочайшее изумление. Неужели его собеседница  и вправду предполагала, что для того, чтобы обзавестись  вещью сделанной в Благословенном Краю достаточно одного лишь ее желания?
- Сомневаюсь, что в Средиземье отыщется много инструментов привезенных из Валинора. Покидая родные края мы думали прежде всего о предстоящей войне, и запасались доспехами и оружием.  Многие из нас, - Макалаурэ невесело усмехнулся, - намеревались возвратиться домой сразу же, после  быстрой и сокрушительной победы над Темным Валой.  Но вам не стоит переживать из-за этого, ибо даже лютня сотворенная самими валар, не превратит плохого музыканта в хорошего, как впрочем и наоборот. Личные умения и навыки каждого менестреля, значат куда более, нежели  мастерство создателя инструмента.
Вновь уделив внимание хорьку, песнопевец  осторожно погладил зверька и промолвил:
- Да, вы правы, ваш питомец воистину очарователен. Жаль, что с нами нет моего брата Келегорма, такой бывалый охотник как он, наверняка сумел бы оценить вашего помощника по достоинству с первого взгляда. Интересно было бы послушать о том, как этот хорек появился у вас, и почему вы избрали себе подобного спутника, а не охотничьего пса?
Сам Канафинвэ редко выезжал на охоту, предпочитая одинокие пешие прогулки по лесу, впрочем, в мирное время он изредка составлял компанию кому-нибудь из младших братьев, но те обыкновенно предпочитали преследовать более крупную и опасную дичь.
- Если я правильно понял ваши слова, то быт людей народа Халет подобен тому, что ведут многие авари и синдар. Не удивительно, что король Элу  Тингол не возражал против соседства с халадинами.
«Впрочем, если сведения, которыми я располагаю, достаточно  достоверны, то  разрешения у владыки синдар никто и не спрашивал. Что в общем-то неудивительно, в случае, если все представители этого племени своим характером подобны этой юной особе»
Тем временем девушка неожиданно заговорила о войне, чем немало удивило Маглора, который уже было окончательно уверился в том, что его собеседница вовсе не принимает во внимание нынешнюю политическую ситуацию в Белерианде.
- К сожалению, я не обладаю даром предвиденья и мне, равно как и вам, неведомо, что ожидает нас дальше. Однако стены крепости достаточно прочны, а силы Врага не бесконечны. Полагаю, что вскоре ему придется хотя бы временно прекратить свои атаки, дабы подготовится к новому удару, следовательно… - нолдо ненадолго умолк, пытаясь подобрать наиболее правильные слова, - следовательно у нас будет время, для того, чтобы что-нибудь предпринять. А вы сможете возвратиться в родные леса.
Макалаурэ сам был не слишком доволен прозвучавшим ответом. Но о том,  что касалось вопросов войны, было куда уместнее спрашивать Финголфина или Маэдроса. Сам же Канафинвэ даже сейчас оставался прежде всего менестрелем, не слишком сведущим в вопросах стратегии.

+1

9

Ульфила приняла грустный вид, с печальным взглядом посмотрев в сторону запада. Именно там находились её родные леса, её мама и папа, обучившие её всему, что она знала. Хотелось бы всё-таки верить, что война не докатится до прекрасного, хоть и не слишком просветленного края, где по-прежнему оставалась частица души смелой странницы.
Но так нельзя было молча сидеть до бесконечности. Всё же немного задумчивой деве предстоял выбор, с чего, по её мнению, следовало продолжить разгоревшийся разговор. А так как Лорд очень сильно заинтересовался звёрьком, то разумно было взяться за него.
- Мне подарили моего Каплю несколько лет назад,- сказала Ульфила, снова погладив его.- Это было в праздник лета и охоты, и он достался мне от моего отца. С тех пор он мой самый большой любимец, наравне с моим конём – Ветерком. И мне кажется…,- голос девы стал на миг недовольным,- он всё же не равнодушен к вашим напиткам.
Пытаясь оттащить морду Капли от его хвоста, дева не добилась хоть какого-то успеха. И поэтому она решила на время оставить его с тихим вздохом.
- Кто же такие авари?- прозвучал любопытный голос.
О синдар Ульфила знала хорошо, но кроме имени их короля и народа не могла сказать ничего толкового. А вот странный народ, упомянутый сыном Феанора, оставался для неё загадкой.
- Что же на счёт умений, то здесь вы правы. Да-да-да-да,- сказала она, махая «даканьям»  в такт ладонью, не придавая, видимо, значения тому, что и так до этого знала. К тому же на её лице снова появилась весёлая улыбка, будто тёмные тучи скрылись перед ясным весенним солнцем.
- Но даже если в Средиземье мало флейт и арф,- продолжила она,- и прочих инструментов, привезённых с Запада, то мастера здесь точно должны быть. Конечно, у истинных менестрелей главным считается их талант, но всё же нередко инструменты портятся быстрее своих хозяев. Поэтому я не против была бы отыскать подобного мастера, если конечно он согласился бы взяться на такую работу.
Если задуматься, не так уж много средств имелось у Улфилы, особенно для подобных покупок, но мечтать никогда не было вредным. Впрочем, если говорить в третий раз, то действительно, великому певцу и музыканту важен был лишь его талант. А дева считала себя великой и, признаться, она не всё далеко из этого выдумала.
- Ладно уж.
Дева медленно и осторожно провела пальцем по углу стола. Следом она также медленно и осторожно спросила о том, что давно хотела услышать ещё с детства.
- Всё же правда говорят, что в Валиноре был тот Свет, о котором говорили наши предки? Я слышала вы бежали оттуда, но всё же там до этого, наверное, было очень изумительно и красиво.
Говорят, что наглость – второе счастье. Именно поэтому Ульфила и решила спросить Лорда о том, что он, кажется, не слишком хотел рассказывать.
Взгляд проворного хорька пал на стол. Но его хозяйка, заметив его, с улыбкой покачала головой.
- Нет, на стол я тебя не посажу. И не думай.

+1

10

- Верный друг и надежный помощник в любимом деле действительно является прекрасным подарком, -  отметил менестрель, с удовольствием наблюдая за проделками  забавного зверька, - что же касается его пристрастия к эльфийским винам, то полагаю, что вашим питомцем скорее движет стремление поскорее очистить свою прекрасную шерсть. Пусть напиток давно уже потерял свои вкусовые качества, однако запах его по-прежнему достаточно стоек, чтобы причинять животному  некоторый дискомфорт. В противном случае, вашего спутника куда больше заинтересовала бы лужа на столе, нежели его собственный хвост. Скажите, - неожиданно поинтересовался Макалаурэ, - неужели неспокойный нрав этого создания не причиняет вам неудобств во время странствий, да и просто в быту.
Песнопевцу было привычнее иметь дело с охотничьими собаками и лошадьми, но первые  вели себя куда более цивилизованно, а вторые не имели обыкновения появляться в жилых помещениях.
- Авари, - Канафинвэ предпочел для начала ответить на наиболее «безобидный» из вопросов Ульфилы, - мы называем представителей тех  эльфийских народов, что  обитали  далее прочих  от Вод Пробуждения. В час, когда великий вала Оромэ явился  в Средиземье, они не вняли его призыву и, убоявшись, отказались следовать за ним в Благословенные Земли. В здешних краях этих квенди именуют эвайр,  и их обычаи и нравы во многом отличаются от наших.  Многие из них по-прежнему живут на юге, другие же, насколько мне известно, добрались до Белерианда. 
Вдаваться в тонкости общения между нолдор и авари Менестрелю не особенно хотелось. Многие обитатели Эндорэ не слишком-то привечали изгнанников нолдор, а некоторые едва ли не проявляли к ним открытой враждебности. Изначально подобное отношение со стороны дальних родичей даже несколько огорчало Маглора, однако теперь он скорее воспринимал его как данность. Вопрос же  девы о Валиноре вновь пробудил вереницу воспоминаний пропитанных светлой грустью. Однако, говорить об утраченной Родине с этой малознакомой аданет было намного легче, нежели с братьями, посему Макалаурэ не замедлил начать свое повествование:
- Благословенный Край воистину прекрасен. Смерть, болезни и увядание незнакомы его обитателям, и даже погода неизменно благосклонна к его обитателям.  Поля и сады Амана плодородны, а леса кишат дичью. Сами Валар неизменно заботятся о благополучии всех жителей своей прекрасной страны.  С радостью делились они с нами и своими знаниями, и умениями, но,  увы,  далеко не все смогли оценить по достоинству их великую милость. Что же касается Древ, то они были некогда спеты самою владычицей Яванной и едва ли в Средиземье найдется что-нибудь, что шло бы в сравнение с источаемым ими светом, разве что в камнях моего отца по-прежнему сохранилась толика того дивного сияния.  Старшее из древ называлось Тэлперионом,  на языке телери, певцов и кораблестроителей. Имя это было дано ему за его серебристые лучи. Свет,  исходящий от этого древа был отдаленно подобен тому, что дарует нам Тилион в ясные ночи.  Что же касается Лаурелина, то сияние  его напоминало блеск чистого золота,  и было схоже с ярким  пламенем  Ариэн в летний полдень.   В час же слияния света обоих Древ, мир словно бы преображался…
Менестрель ненадолго умолк, погрузившись в воспоминания, после чего негромко добавил:
- Наш исход из Валинора не был бегством, но скорее погоней за тем, кто осмелился погубить эти прекрасные светильники и похитить лучшие из творений моего отца.  Не страх и отчаяние, но жажда мести и стремление покорить новые земли заставили нас отказаться от благ Амана

+1

11

Не имея должного представления об эльфийском вине, Ульфила решила пропустить слова лорда Маглора мимо ушей, лишь отметив про себя, что не помешало бы в скором времени немного помыть любимца. Но уж слишком ей не хотелось так быстро покидать этот зал, после такой невероятной удачи.
Лорд рассказывал и рассказывал, а Ульфила слушала его и слушала. Про авари она поняла очень мало, но не захотела лишний раз перебивать собеседника, да и ей не очень хотелось слушать про какой-то там народ у какого-то там древнего озера Пробуждения. Намного привлекательней казалась тема старинных легенд.
Но вместо восхищения и трепета после речей нолдо, в душе у охотницы поселились непонимание и удивление. Во-первых, она никогда бы не подумала, что в мире существовали деревья, которые источали свет. Во-вторых, она мало до сих пор знала о причинах, побудивших Высоких Эльфов покинуть свой Блаженный Край. Что же такого всё-таки случилось там, из-за чего в их душах возникло это сильное и испепеляющее чувство мести?
- Хм, дивные вещи вы говорите, Лорд,- изумлённо сказала Ульфила, с мимикой, соответствующей тону голоса.- Что же на счёт хорька, то обычно он ведёт себя потише.
Не думая, что дальнейшие расспросы могли бы оказаться некстати, дева всё же решилась на них. Чувствуя перед собой одного из мудрейших созданий, которых только она встречала на своём пути, охотница не сумела скрыть своего любопытства.
- А как это – спеты? И что, получается, светила, что мы можем наблюдать и днём и ночью, подобны тем Древам, что некогда родились в вашей стране? Неужели этих светильников больше нет? И за что же вы всё-таки желали отомстить?
Что касалось последней фразы лорда, то эта тема была очень далека для простой охотницы. Но она, тем не менее, с мимолётной улыбкой, решила сказать следующий комментарий.
- Зато вы нашли для себя новые земли. Как и мы когда-то.
Но следом дух Ульфилы несколько омрачился воспоминаниями о войне.
- Правда, всем теперь тяжело удержать эти владения. Но давайте не будем об этом. Лучше расскажите, много ли было в Амане истинных охотников и менестрелей? Правда что существует Вала, любящий, как и многие другие создания, охоту? Истинно, что его зовут Бэма?
Такое имя Ульфила слышала в каких-то детских сказках. Но ошибка была делом совсем не страшным, ведь в разных народах всегда даже простые дерево или стол носили различные названия.

+1

12

С некоторой горечью Песнопевец отметил, что дева воспринимает его невеселый рассказ скорее как чудесную, хоть и не совсем понятную сказку. Впрочем, подобная реакция со стороны аданет была достаточно предсказуемой, меньшие дети Эру никогда не видели света древ, не слыхали речей валар, и большую часть знаний об окружающем их мире приобрели опытным путем.  Владыки Запада не снизошли до них, как некогда до эльдар, многие из которых, впрочем, отплатили им черной неблагодарностью.
Вопросы, заданные Ульфилой требовали ответов, но Макалаурэ не знал, как объяснить юной охотнице саму Песнь Творения, посему ограничился лишь парой общих фраз, после чего перешел к печальной повести о безвозвратно погибших Древах Валинора:
Мир, окружающий нас, как и почти все сущее в нем, был сотворен посредством Музыки тех, кого мы именуем Валар,  и Древа, о которых я говорил,  также были одной из составляющих этой мелодии. Возможно, именно потому, гибель их привела к столь серьезным и неприятным последствиям.
Долгие годы ничто не нарушало покоя Благословенного Края,  и даже здесь в Эндорэ царил мир, поскольку Темный Враг был пленен и закован в цепи. Однако же, настал день, когда срок его заключения истек и Моргот снова обрел,  пусть относительную, но все же свободу. Хитростью и коварством притупил он бдительность тех, кто пел мир, и вошел в доверие ко многим представителям моего народа. Непокой и сомнения зародились в сердцах тех,  кто внял его лживым речам, в те годы, ослепленные гордыней,  мы  осмелились усомниться даже  в могуществе Владык Благословенного Края.
Менестрель умолк, сознавая, что несколько уклонился от заданной темы. Да и вспоминать смутные годы, изгнание в  Форменос, Исход,  братоубийственную резню и пламя, охватившее в Лосгаре прекрасные корабли телери не слишком хотелось.
- Немало зла успел совершить Моргот прежде чем валар разгадали его коварные замыслы, однако же и тогда ему удалось скрыться от справедливого гнева Владык. Недовольный тем, что ему не удалось воплотить в жизнь свои недобрые начинания,  Темный Враг возжелал мести и не замедлил осуществить ее.  Во время праздника урожая, когда никто не чаял беды, Моргот тайно проник в Аман, заручившись поддержкой Уголиант  - ужасного порождения пустоты, гигантской и ненасытной паучихи, прародительницы тех мерзких и опасных созданий, что ныне обитают неподалеку от Огражденного Королевства.  Вместе им удалось погубить прекрасные древа, ибо Унголиант высосала наполнявшие их соки и отравила диковинные светила своим смертоносным ядом.  Даже сама владычица Яванна не сумела вернуть к жизни Тэлперион и Лаурелин,  и непроглядная тьма окутала некогда благодатные и  прекрасные земли, наполнив сердца их обитателей отчаянием и страхом.
Дальнейшие воспоминания были слишком тягостными и неприятными. Посему песнопевец постарался по возможности сократить свой рассказ.
- Лишив Аман источника света, Моргот погубил Верховного Короля нолдор, и похитил Камни, что хранили в себе свет ненавистных ему Древ. После чего он бежал в свою северную твердыню, где как оказалось, его уже ожидали огромные армии. Мой отец и братья, а также многие воины верные нам, отправились вслед за ним, ослепленные жаждой мести за все те беды, что Темный Враг причинил как нашей семье, так и всему народу нолдор. Что же касается дальнейшей истории, то она, думается мне, не так уж плохо известна эдайн.
Тогда, во время исхода, сам Маглор, наравне с прочими эльдар, искренне верил в возможность совладать с одним из тех, кто некогда участвовал в сотворении мира. Однако теперь от былой уверенности не осталось и следа. Обрадованный возможностью сменить тему, Макалаурэ поспешно заговорил о Великом Охотнике:
- Полагаю, что того, кого вы зовете Бэма, на Западе именуют Оромэ. Именно он некогда отыскал наших предков у Вод Пробуждения и позвал их с собою  в Благословенный Аман, дабы уберечь эльдар от тех бед и напастей, что могли встретиться им в Смертных Землях, что в ту пору, были еще опаснее, нежели сейчас.  В древние времена он нередко наведывался в Средиземье, верхом на своем дивном быстроногом коне Нахаре, вселяя ужас в сердца порождений Врага.  Трое из моих братьев обучались у этого валы искусству охоты, и одному из них, Келегорму, он даже подарил одного из своих необыкновенных псов.  Облик Оромэ величественен и прекрасен, лук его и копье не знают промаха, а звук его рога, Валаромы, подобен раскатам грома.  И хотя вот уже сотни лет не появлялся он в Сметных Землях, орки до сих пор трепещут при одном упоминании имени Охотника.

+1

13

Ульфиле оставалось лишь молча слушать, крепко прижимая к себе хорька, который совсем утихомирился после ласк эльфа и своей хозяйки. Дева естественно понимала, что знаниями, которыми делился сейчас Лорд, не располагали даже потомственные вожди её народа, и что теперь ей было ведомо то, чего не ведали большинство Эдайн, но всё же история так уж никогда не привлекала гордую охотницу и менестреля. Поэтому она оживилась  только тогда, когда речь зашла об охотнике Бэме. Также её вдруг заинтересовало одно имя, которое прозвучало в этом зале уже несколько раз.
- Келегорму говорите? Насколько я знаю, он ваш младший брат и один из тех, кто до совершенства познал прекрасное дело охоты. Пёс, говорят, у него и вправду волшебный.
Дева давно думала завести собственную собаку, к тому же она уже имела дело с этими животными, и прекрасно знала, как с ними обращаться. Но почему-то случай всё никак не наступал. Да и пока роль храброго и бесстрашного помощника, пугающего зверей, исполнял милый юркий Капля, а за более крупных животных обычно беспокоились товарищи Ульфилы.
Всё-таки было бы очень интересно встретиться и с другим сыном Феанора, а именно с тем, про которого она спрашивала. Но, с другой стороны, дева предпочитала всегда всё делать сама, поэтому вряд ли бы эта встреча зашла дальше разговоров и, возможно, совместных охот.
"Размечталась",- подумала Ульфила, уловив себя на мысли, что погружается глубже в своё сознание и память. Царивший в зале полумрак ещё больше склонял её к этому.
- А есть ли в Валиноре вала, отвечающий за музыку, танцы и пение?- поинтересовалась также дева.- И скоро ли мы сможем увидеться с вами вновь? Мне бы очень хотелось посмотреть, насколько наши таланты близки друг к другу.
Возможно, разговор клонился к своему завершению. А возможно, он был лишь первой встречей в череде многих других, интересных встреч.

+1

14

Несмотря на то, что темы, избираемые девою для бесед не всегда были по нраву песнопевцу,  и зачастую бередили старые раны , коим никогда не суждено было зажить окончательно,  разговор все же действовал на нолдо умиротворяюще, отвлекая его от мрачных размышлений о текущем положении дел в Белерианде, и о том будущем, которое предстояло жителям Смертных Земель.
А Ульфила между тем продолжала свои расспросы о чудесах Благословенного Края и о тех удивительных  силах, коими обладали его Владыки.
- Музыка, -задумчиво произнес Песнопевец, - является естественной стихией для всех, кто пел Мир. По крайней мере,  таковы мои суждения на этот счет. Все Валар, кроме разве что повелителя ветров Манвэ Сулимо и супруги его, светлейшей Элберет , примерно равны в своих талантах. Но мелодии «исполняемые» ими разительно отличаются  по своему звучанию, в зависимости от того предназначения, которое избрал себе каждый из Владык Запада. Так песни Ирмо  навевают волшебные сны и  иллюзии, музыке Ульмо повинуются все воды земли, а благодаря благозвучным мелодиям Яванны расцветают цветы и плодоносят деревья. К сожалению нам, детям Единого, не суждено досконально разобрать всех нот и в полной мере проникнуться звучанием музыки валар, что постоянно окружает нас.
Течение мыслей менестреля было прервано осанвэ от старшего брата -  близилось время очередного военного совета, посещать которые Макалаурэ не слишком любил, полагая себя не особенно сведущим в вопросах стратегий и тактик. Однако отсутствие одного из высоких лордов могло негативно отразиться на настроениях и без того существенно павших духом воинов.  Поднявшись из-за стола, Песнопевец бросил прощальный взгляд на темноволосую аданет и ее наконец-то угомонившегося питомца.
- Простите леди, что я покидаю вас столь внезапно, однако же  меня уже ждут. Полагаю, что сие далеко не  последняя наша встреча. Неизвестно сколько еще дней предстоит нам всем провести в стенах этой крепости. Что же касается Келегорма, то возможно, однажды вы повстречаете и его. Уверен, что вам найдется о чем побеседовать с учеником Оромэ. Ну а теперь прощайте.
Повесив на плечо свою неизменную лютню, нолдо неслышной походкой направился к выходу из зала и вскоре скрылся за массивной дубовой дверью.

0


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Химлад » О - Как часто наши встречи не случайны 456 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC