Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Остальные земли » О - Минута до гибели - 510 год


О - Минута до гибели - 510 год

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s3.uploads.ru/5ZSTM.png

1. Название и дата эпизода - Минута до гибели - 510 год
2. Участники - Маэглин и члены Совета НПС.
3. Место - Гондолин, дворец
4. Событие - Враги подступают к стенам Гондолина. Для того, чтобы решить, что делать дальше, собирается Белый Совет. Главные его участники - Тургон, Маэглин и Туор.
5. Примечания -

0

2

НПС Тургона

http://s2.uploads.ru/7rAPy.png

- Моргот идёт! Моргот!- кричали эльфы. Страх объял их сердца, паника началась среди доброго народа. Дети и жены собирались на улицах и переулках, отчаянно рыдая, воины готовились к битве, стоя на широких белых площадях. Фонарики уже не так ярко светили на стенах каменных домов. Полностью исчез и праздный дух, сменившийся ужасом.

Тургон приветствовал всех кто входил в зал. Явился Маэглин, племянник короля, пришёл Рог, самый крепкий из нолдор крепости, оказались здесь Глорфиндел и Эктелион, а также многие другие Лорды.
Король чувствовал страх и отчаяние в глубине души, тень, которая заполнила её. А ещё жалость, что он таки не принял предложение Туора уйти из Белого Города. Но теперь было слишком поздно. Моргот подступал к порогу крепости. Много чувств смешалось в владыке камня, но кроме них была и ещё глубокая мудрость. А она подсказывала ему, что к битве нужно готовиться, придя к лучшему в данной ситуации решению.
Все кто тут был, оказались на своих местах. Тургон посмотрел в глаза советникам, на каждом задерживая ненадолго свой взгляд, стараясь прочесть в лордах их скрытые чувства.
- Верные мои,- сказал Тургон.- Как я вижу, все здесь. Время пришло, рок явился нежданно для нашего города. Мы должны обсудить, что мы должны делать. Поэтому я, как правитель, объявляю о начале совета. Боюсь, что уже последнем в этих стенах, потому если даже нам суждено спастись, сумев дать достойный отпор, то город уже вряд ли будет нашим домом.
В зале повисла мрачная атмосфера. Возможно ли всё-таки выстоять? Можно ли противостоять десяткам тысяч орков, если те ступят на равнину Тамладин? А вместе с ними будут и другие существа.
- Вы знаете, что означают огни на севере. Что нам предпринять? Я хочу выслушать ваше слово.
И Тургон взглянул на Туора и Маэглина.

0

3

Маэглин вошёл в зал одним из последних. Не торопясь, он проходил по улицам осаждённого города и впитывал разные новости и слухи. Разобрать что-либо в этом сплаве истошных воплей, истерических криков и изредка доносящихся командных голосов было практически невозможно. Даже воины, стоящие на стенах, и те поддались всеобщему безумию, понимая, что шанса выстоять у  города нет.
А ведь он, Маэглин, предупреждал…
Информацией, что и говорить,  он разжился скудной. Количество войск  Моргота, начиная от орков и заканчивая балрогам, росло в геометрической прогрессии по мере продвижения к воротам дворца. Вот уж действительно – у страха глаза велики.
Маэглин знал, что спустя несколько минут должен будет дать дяде совет. Но какой?
А вот  это-то Маэглин и не знал. Вроде, свой долг перед Морготом он выполнил… Точнее, исполнил свою часть договора. И попробовал бы он не исполнить… Кто бы поступил иначе, оказавшись на его  месте?
Местоположение Гондолина известно. Он клялся выдать Гондолин – но не отдать на смерть его жителей. Об их  дальнейшей судьбе ничего не оговаривалось. Можно будет вывести их сейчас. Ещё успеют…
Или нет?
Что узнают ушедшие эльфы о причинах, по которым  местоположение Гондолина стало известно? Сумеет ли Маэглин отпереться, если Мелькор, разозлённый, вывесит повсеместно имя настоящего предателя? Свалить всё на двух человеческих братьев, побывавших в Гондолине? Они.  Кто же ещё…
Маэглин колебался, не зная, на что решиться.
Как и следовало ожидать, король запросил совета,  что делать в непростой ситуации. И это его поведение, обычное в мирной жизни, сейчас Маэглина едва не довело до белого каления. «Своей головы нет, дядюшка? На чужих плечах вывезти хотите? Не выйдет! Прав был Моргот. Слабым остаётся один удел: смерть или изгнание
…С момента возвращения из Ангбанда Маэглин стал еще молчаливее и задумчивее, чем был ранее. Забросив кузнечное дело и позабыв о своих прежних товарищах, он часами сидел в библиотеке, листая старые летописи, и старался найти ответ на мучившие его вопросы.  Неужели не солгал Моргот, и то, что Маэглин считал раньше добротой и милосердием, обречено? Неужели, чтобы удержаться в этом мире, требуется нечто большее, чем обычная жажда добра и справедливости?
Коварство. Насилие. Жестокость.
И он нашёл ответ. Уже не один век эльфы, жаждавшие добра и справедливости, установившие в своих королевствах добрые и мягкосердечные законы, терпели поражение от Моргота. Эльфы, за спинами которых стояли немыслимые, несчетные орды соплеменников, обуянные жаждой справедливости!
Им противостоял Моргот. Один-единственный Моргот, в запасе  у которого имелась парочка ручных драконов, две крепости - Ангбанд и Утумно - и те орки, которые этот великий мастер выводил, изобретая. Он не прибегал к силе вала - разве что когда творил балрогов; основной источник побед Моргота заключался в его великом умении дипломатии - чем не могли похвастать разобщённые, косо поглядывающие друг на друга эльфийские правители, - и в его жёсткой политике, проводимой по отношению к силам, находящимся под  могучей рукой.
Политика не любит мягкотелых, правители, уповающие, что государством можно править мудро и справедливо, не прибегая к насилию, обречены. Насилие - основа всякой власти, различные свободы - враг её!
И всё чаще Маэглина стала посещать мысль, что лучше безропотно служить сильному владыке, чем подсказывать, советовать, тяня на горбу слабого. Да и примет ли он твои советы?
Сейчас Маэглин был твёрд в этом убеждении, как никогда; несмотря на решение, принятое им (не без долгих моральных колебаний, разумеется, - так оправдывал себя этот новообращённый апологет сильной власти), в душе Маэглина угнездилась досада на твердолобого дядю. Давно, еще когда Маэглин только-только познакомился с системой обороны Гондолина, он настаивал на создании оборонительных машин, даже сам сулился их спроектировать. Не видя ещё мощи Ангбанда, но смутно представляя её, Маэглин знал: раскройся тайна Гондолина, и город не выдержит осады, уповая исключительно на кипящую смолу и булыжники со стен. Но разлюбезный дядюшка упёрся рогом. Гондолин, мол, надёжно спрятан... Какая осада? И вообще, эльфы никогда не строили оборонительных машин!
Вот и доупирался...
- Вы знаете, что означают огни на севере. Что нам предпринять? Я хочу выслушать ваше слово.
До сего момента сидевший задумчиво, Маэглин поднял голову, услышав вопрос короля. Взгляд Тургона метался от Маэглинга к Туору, от Туора к Маэглину. «Понимает ли дядя, что это конец?» – подумалось устало. Но говорить не спешил. Судьба решит всё за него. Пусть сначала даст ответ  Туор. Посоветует уходить – он, Маэглин, будет настаивать на том, чтобы остаться. Станет бить себя кулаком в грудь, требуя оборонять Гондолин до последней капли крови – шепнёт на ушко  о необходимости сберечь жизнь жителей города. А во всеобщей  панике проще всего нанести удар в спину опостылевшему мужу и похитить истошно вопящую жену…
- Пусть говорит твой зять, о брат моей матери, - подал он первым голос. - Я выскажусь позже,  ибо хотел бы по обычаю обобщить всё, изложенное твоими советниками.

Отредактировано Маэглин (2013-02-23 18:19:21)

+1

4

НПС Туора

http://s3.uploads.ru/ZPrDS.png

Сбывались древние пророчества. Туор говорил о роке, ещё тогда, когда только пришёл в этот город. Но почти все, даже самые прозорливые, не стали его слушать. Замыслы Ульмо с минуты, как король отказался последовать его мудрым советам, обратились в ничто. Раньше можно было бы незаметно спуститься вниз по Сириону, и, дождавшись у побережий помощи, отражать вражеские удары. У Моргота даже сейчас не было флота, чтобы сломить последний бастион Нолдор, если бы тот был сотворён.

Теперь же было слишком поздно. Огонь уже подступал к Гондолину, грозя испепелить его мирных жителей и сломить его доблестных воинов. Но всё же сын людей не собирался сидеть, сложа руки и просто дожидаться гибели.
В городе царила настоящая суматоха. Отовсюду слышался плач детей и женщин, а также грохот доспех защитников города. Туор, собрав своих воинов, быстро направился к королевскому дворцу, где должен был собраться совет. Решение короля обсудить общую тактику и стратегию он посчитал очень мудрым, ведь нужно было хоть как-то попытаться спасти последний светоч Нолдор.
В отличие от Маэглина, Туор явился на совет, пожалуй, первым. Он не без внимания вслушивался в слова короля, желая, чтобы ни одна минута сейчас не была потеряна зря. Когда племянник короля передал слово ему, сын Хуора не стал возражать.
- О Светлый Король. Как и говорил Владыка Вод, Гондолин не избежал того проклятья, что ещё до Солнца и Луны было произнесено в холодном Арамане. Близится час гибели города. Полчища орков грозят его белым башням. С ними же, скорей всего, идут и более страшные слуги Врага. За те годы, что прошли после Пятой Битвы и падения Нарготронда, Моргот лишь усилился. Поэтому следует нам принять решение наиболее разумное, то, которое поможет спасти наиболее большое количество мирных жителей.
Немного требовалось Туору для размышлений. Коротко собравшись с мыслями, он посмотрел на север.
- Мой совет таков, что нужно сделать мощную вылазку, пока враги не подступили близко. Они явно рассчитывают, что мы будем сидеть в его стенах, поэтому они не станут ожидать удара. Враг, должно быть, хочет окружить город, и если он это сделат, то не будет спасения никому из нас. Вылазку же эту надо произвести несколькими отрядами, ради манёвренности и лучшей защиты женщин и детей. Конечной нашей целью следует выбрать один из перевалов. Укрепив оборону там и изнурив врага, мы сможем дать достаточно времени тем, кто не носит оружия, для того, чтобы покинуть горы. Позже мы сможем добраться до гавани Кирдана и там, на кораблях перебраться на остров Балар, под защиту синего моря. Если же укрепиться в самом городе, встав за укрепления, то много подвигов совершим мы, но они будут бесплодными и бесполезными.
Правда есть ещё кое-что, что может послужить нам на пользу. По советам Идриль, Белой Принцессы Гондолина, моими подданными был вырыт подземный ход, ведущий к Окружным горам под равниной. Но он чересчур узок, чтобы быстро пройти по нему всему населению, поэтому предлагаю я придержаться первого плана.

Таково было слово благороднейшего из ныне живущих людей. Его взгляд был сейчас очень решительный, а воля тверда. Многие эльфы увидели смысл в его словах, поэтому и согласились с ним. Но всё же не все из них были едины во мнении, особенно в том, что армию нужно было поделить на отряды.

+1

5

Маэглин слушал Туора краем уха, презрительно кривя губы. На самом деле, некоторый резон в словах смертного был, хотя сам Маэглин поступил бы иначе. Зная слабые стороны обороны Гондолина (а были ли вообще сильные стороны?), он немедленно бы объявил всеобщую эвакуацию. Дал приказ покинуть город в течение нескольких часов. Но предварительно отобрал бы лучших воинов - тех, что оставили продолжение в своих детях - и вывел их на стены в таком количестве, чтобы создать видимость подготовки к обороне. Чтобы у Врага и мысли не мелькнуло о начавшейся эвакуации, чтобы он думал, будто всё население - и стар, и млад, вышло на стены защищать родной город. Отобрал бы, чётко поставив задачу: биться до последнего. Отобрал бы - и сам пошёл впереди.
Так поступил бы Маэглин, не будь за его спиной подземелий Ангбанда. Не веди он нескончаемые задушевные беседы с Морготом - один на один, в ночи.
Туор предлагал покинуть город - Маэглин предложит оборонять его до последней капли крови.
Решение было принято. Окончательное и бесповоротное. Туор сам решил судьбу Гондолина - не Маэглин.
Так оправдывал свои действия этот мятущийся в борьбе с самим собой эльф; эльф, в котором жалость и презрение к себе, предавшему, боролись с гордыней и жаждой великой власти. 
И гордыня победила. Маэглин был достаточно разумен, чтобы не воспринимать обещание Моргота отдать ему власть над Гондолином как посул широким жестом произвести небольшой государственный переворотец, утопив в окрестной речке законного правителя и вздёрнув на ближайшем суку его чересчур ретивого зятя. Город будет стёрт с лица земли, его жители вырезаны или угнаны в рабство, а на месте прекрасного белого города вознесётся ввысь суровая твердыня - очередной оплот Моргота на юге. И он, Маэглин, станет владыкой этого оплота, комендантом крепости и владыкой окрестных земель. 
 И Моргот понимал (или должен был понимать, ибо сам Маэглин не мог проникнуть в мысли Тёмного Валы), что полупленник-полугость воспринимает его обещания скорее, как дань традициям. Как фигуру речи, не более того. Иначе отчего бы долгие часы вёл с ним разговоры о величии сильной, жёсткой власти и возможности служить могучему повелителю, а не... тряпке, как дорогой дядюшка?
Маглин открыл уже было рот, чтобы высмеять трусость Туора и безумие его плана.  Но последние слова зятя вонзились острым ножом в сердце Маэглина, и он сказал то, что вовсе и не собирался говорить.
- Подземный ход? - вырвалось у Маэглина помимо его воли. "Ну сестрица, ну удружила! Неужели знала? Вряд ли... В противном случае давно бы отправилась к любезному отче и всё ему выложила. Скорее, подозревала. Да, недооценил я твои таланты, Идриль..."
- Подземный ход! - повторил Маэглин, стараясь справиться с обуявшим его смущением. Ах, как некстати... - А почему я об этом не знаю? Я, первейший советник короля,  сын его любимой сестры? Или... - Маэглин сделал вид, будто эта мысль только-только пришла ему в голову. - Или вы не доверяете мне... Не доверяете мне, дядя?
Он попытался вложить в свой голос столько благородного негодования, что и камень бы дрогнул от раскаяния.

Отредактировано Маэглин (2013-02-24 11:35:41)

+2

6

НПС Тургона

http://s2.uploads.ru/7rAPy.png

Король слушал Туора с пристальным вниманием. Тот предложил сделать решительную вылазку на врагов, но правитель видел и изъяны в этом плане. Он мало хотел покидать укрепления этого города, но вовсе не из-за трусости или отчаяния, а из-за того, что видел в обороне лучший выход. Но когда большинство советников, так или иначе, поддержали слова предводителя дома Крыла, то король был готов даже на мгновение уступить. Если все выскажутся и поддержат новый план, то придётся покинуть стены белого города.

Неожиданно Туор рассказал про подземный ход. Эта новость стала неожиданной не только для Маэглина, но и для всех собравшихся в зале. Правда лишь у лорда дома Крота была такая странная реакция. 
- Кажется, никто не знал об этом до последней минуты,- коротко ответил король племяннику, после чего посмотрел всем лордам в глаза. Он колебался, как и колебался тогда, при встрече с Туором.
Странным было то, что дочь и зять затеяли такое, не предупредив короля. Но он не гневался, как и не гневался бы тогда, когда б ему сказали об этом в мирное время. Он полностью доверял своим близким. Возможно, как-то получится использовать эту неожиданно открывшуюся возможность.
- А что же скажешь мне ты, дорогой племянник? Твоё слово сейчас важно не меньше, чем слово любого из моих советников. У нас мало времени для обсуждения.
И Тургон дал взглядом понять, что он очень жаждет ещё одного мнения касательно спасения народа. Нельзя было терять ни минуты.
Кажется, прав был Владыка Вод. Нолдор не сдержать своих творений. Но может быть ещё не поздно хоть что-то сделать? Нолдор ещё не потеряли силу своих рук и огонь в глазах.

Отредактировано NPC (2013-02-24 12:18:08)

0

7

"Подземный ход, как некстати!"-думал меж тем Маэглин, делая вид, будто вслушивается в слова Тургона. На самом деле, сейчас ему было глубоко и искренне всё равно, доверяет ли ему дядюшка или нет. "Старому хрычу и так недолго осталось..."-и Маэглин поймал себя на мысли, что пребывание в Ангбанде оставило  не только шрамы на его теле и смятение в душе, но и чуждую культуру - или, вернее сказать, её отсутствие - в разуме. Впитывая подсознательно в долгие часы мук брань орков, он и думать-то стал, как они: резко, отрывисто, ругательно.
"Подземный ход... Первыми, кого начнут по нему выводить - женщин и детей. Идриль, разумеется, в первых рядах беженок не пойдёт. В ней течет кровь истинных правителей, а такие покидают горящий город последними. И всё же, Идриль нужно задержать любой ценой-или уйти вместе с ней. Не захочет идти добровольно - я и спрашивать не буду!"
Обещание Моргота отдать Идриль казалось Маэглину таким же эфемерным, как и обещание отдать город. Вряд ли орки, упоённые боем, опьянённые запахом крови, будут спрашивать у каждой встречной-поперечной женщины: "Ах, милая госпожа, позвольте уточнить, не Идрилью ли вас зовут? Нет? Ах, какая досада! Тогда не соблаговолите ли вы подставить свою нежную шейку, чтобы я её перерезал?"
Обещание отдать Идриль подразумевало, что Моргот или кто либо ещё из его воинства не будут претендовать на эту - несомненно ценную - часть добычи. Дело  же Маэглина - обеспечить её сохранность прежде, чем к ней протянет загребущие ручонки какой-нибудь орк понахальнее. И сделать это будет безусловно проще в горниле паники, царящей в захваченном городе, нежели при мало-мальски организованном бегстве.
И тогда Маэглин поднял голову и сказал, глядя в лицо королю:
- Не сочтите мои слова за проявление скрытой неприязни к вашему зятю, в которой меня давным-давно обвиняют злые языки. Но его план поистине безумен. Делая вылазку мелкими отрядами мы не потрепем врага - ибо сила его бесчисленно велика - а только обескровим лучшие силы города. Никакого отступления, дядя, никакой эвакуации! Мы должны оборонять родной Гондолин! Оборонять до последней капли крови все сокровища, собранные здесь - сокровища, которые год за годом, век за веком - выходили из-под резцов и кистей мастеров! Неужели не жаль вам, дядя, отдавать дело всей вашей жизни на разграбление орков? Город силён, он выдержит осаду!

+1

8

НПС Тургон

http://s2.uploads.ru/7rAPy.png

В момент речи Маэглина все молчали, и только Салгант поддакивал ему, в душе не желая покидать стены родного города. Он трясся при одной мысли, что придётся воевать против полчищ ужасных демонов и драконов.
- Маэглин дело говорит, слушайте его!- говорил он.
Король же сидел и не знал что решить.

С одной стороны, за план выхода из города были почти все военачальники, среди которых находились воистину настоящие полководцы. С другой, план племянника также казался ему разумным. Покидать такие мощные и крепкие стены, за которыми лежали огромные склады оружия и стрел, казалось ему глупостью.
- Нас стоит прийти к общему соглашению,- наконец сказал король.- Положимся на мощь наших укреплений, вымотаем врага, а затем, если всё будет благоприятно складываться для нас, подумаем о вылазке. Против ползучих змей и ужасных демонов сражаться на равнине неудобно. Мы встретим их на стенах, и если враг подойдёт близко, то покажем ему, что сила Нолдор ещё не иссякла.
И хоть послышалась пара недовольных возгласов, остальные же лишь мрачно поглядывали на владыку.
- Нам нужен план,- продолжал он.- Если мы собрались оборонять город, тогда лучников стоит поставить на стены. Дома Ласточки и Небесной Дуги справятся с этим. Враг, думаю, нанесёт удар с севера, и именно там стоит сконцентрировать почти всю нашу мощь. Кто пойдёт под северные врата, чтобы воспрепятствовать возможному прорыву? Как нам именно расставить силы, чтоб расстроить коварные замыслы Моргота Бауглира?
На этот раз все решили отмалчиваться. Видимо, ещё не придумали план, или же решили предоставить инициатору задумки оборонять город право первого голоса. Туор же выглядел откровенно подавлено.

Отредактировано NPC (2013-03-07 11:36:53)

0

9

Всё шло не так гладко, как планировал Маэглин. Сыскалась оппозиция  в лице Туора и прочих членов совета, стеной ставших за предложение человеческого отродья. В иное время Маэглин бы и сам голосовал за него - но не сейчас...
А единственный союзник Маэглина был слишком ненадёжен. По правде говоря, в поддержке Салганта Маэглин не видел ничего для себя почётного. В обычное время Салгант - неплохой эльф и в общем-то рубаха парень, но в минуты опасности терял голову. Был ли он записным трусом или то срабатывал защитный механизм организма - и бедняге нужно было только время, чтобы прийти в себя - Маэглин не знал и, по правде говоря, не испытывал желания узнать. С некоторых пор у принца начинало сводить скулы при виде слабых, никчёмных людишек, не способных на ПОСТУПОК.
"А сколько бы продержался ты, Салгант, в плену у Моргота? - с горечью думал Маэглин, смотря в перепуганное лицо эльфа. - Наверняка, принялся бы выкладывать всё-всё-всё при одном взгляде на Врага Мира..."
Да и кто бы не принялся...
Тихий вкрадчивый голос - самый страшный из его ночных кошмаров.
"Ты всё равно ведь всё скажешь, глупец. Дело только во времени. А времени у нас с тобой предостаточно..."
Сон и явь смешались в тот миг воедино для Маэглина. Что говорил дядя он не слышал, минута за минутой переживая ужасы плена. И вдруг голос дяди вырвал его из страшных воспоминаний, произнеся: "...Северные ворота". Северные ворота! Никак нельзя допустить, чтобы основные силы защитников были брошены туда!
"Система укреплений каких ворот самая ненадёжная?" - звучит в его ушах ровный, спокойный голос - и звенит крик.  ЕГО КРИК: "Северных!  Северных! СЕВЕРНЫЫЫЫЫХ!"
Если основная защита сосредоточится у Северных ворот... Маэглин готов был поклясться, что враг, не ожидавший столь мощной атаки в слабейшем месте укреплений, оторопеет и, растерявшись, вселит надежду в сердца гондолинцев. А на что способны воодушевлённые эльфы - Маэглин, хотя лично и не видел, но читал в старинных летописях. Станется, они ещё и атаку на Гондолин отобьют! Оправдывайся потом перед Морготом, почему план без сучка, без задоринки, провалился. Ещё и взыщет с нерадивого поставщика информации.
И Маэглин содрогнулся. Как карал Ангбанд - он  знал превосходно...
- С чего вы взяли, дядя,-холодно спросил Маэглин,-что враг ударит в Северные ворота? Они наиболее укреплены, и при ближайшем рассмотрении Моргот - или кто там ведёт его войска?-должны понять это. Укреплять следует южные ворота - и там же следует ожидать удара, туда послать основные силы.
И снова мысли Маэглина обратились к Салганту. "Хотите оборонять Северные ворота, дядя? Обороняйте. Я предложу бросить на их оборону самого отважнейшего из ваших воинов! Думаете, меня, дядя? Нет, вы глубоко заблуждаетесь! Когда враг ринется к северным воротам и закипит схватка, я буду уже далеко - с Вашей дочерью и внуком. С какой бы радостью я бросил бы мальчишку здесь, ведь он отродье проклятого Туора! Но Идриль... Только этот щенок сможет удержать её от опрометчивых поступков. Решено - заберу и сосунка. А заботу о его папаше под благовидным предлогом вверю тебе, Салгант, хотя ты и ненадёжный союзник. Тебе и надо-то только будет, чтобы Туор оказался в самом пекле и сгинул там. Видишь, какой пустячок я прошу у тебя, мой нежданный-негаданный помощник..."

Отредактировано Маэглин (2013-03-07 17:26:35)

+1

10

НПС Туор

http://s3.uploads.ru/ZPrDS.png

Туор отвернул взгляд. Как и в прошлый раз, король отказался внимать его советам. Теперь Гондолин могли с лёгкостью окружить, и если бы Моргот обладал большим терпением, то он бы мог просто дождаться, когда защитники города начнут страдать от нехватки провизии, всё время их изнуряя. Владыка Нолдор сам загонял свой народ в безвыходную ловушку. Даже тот единственный путь, что пока оставался неизвестным для Врага, вряд ли бы мог скрыть всех жителей, желающих избежать мучительной гибели или тяжкого плена.

От всех этих мыслей сын Хуора совсем поник головой. Он поднял её только тогда, когда услышал о безумном плане Маэглина разместить основные силы на юге.
- Я согласен с королём, и думаю, что нужно поставить главные эльфийские ряды у северных ворот. В случае если Враг их пробьёт, используем копейщиков, чтобы не дать оркам проникнуть дальше на улицы и в дома. Нужно оставить за спиной резерв из быстроходных воинов, способных вовремя защитить другие ворота или прийти на помощь основным силам. Моргот не знает систему наших укреплений и это обязательно повлечёт для него большие потери. Его военачальники конечно вполне способны сконцентрировать силы у других врат, но пока они будут делать это, мы давно всё заметим с высоты наших стен и башен. У нас есть полный обзор всей долины.
С войском Моргота могли прийти самые ужасные твари. И обычное оружие вряд ли было способно их остановить.
- Я слышал немало про Нирнаэт, битву, в которой обратилась в прах мощь Нолдор. Тогда светлые армии сильно пострадали от драконов и огненных демонов. Необходимо найти способ, как противостоять им. Думаю, у драконов есть одно слабое место, помимо брюха. Я говорю про глаза.
Оставалось только завершать свою речь.
- Кто же останется в резерве, а кто будет охранять другие части города?- спросил Туор у остальных советников.

0

11

Маэглину на какой-то момент показалось, что на лице Тургона он заметил колебание, едва лишь племянник заговорил о необходимости обороны Южеых ворот. Да, в обычной жизни Маэглин бывал немноголовен... Порой даже слишком немногословен, но когда дело касалось его личных интересов, принц разливался соловьём. Да так, что каждый, в чьи уши Маэглин вливал своё видение событий, становился покорен его воле. А особенно - дорогой дядюшка. Вот и теперь - он уже готовился праздновать победу,  когда в разговор виешался этот... У Маэглина не нашлось приличных соов, чтобы подумать о муже  Идриль. "Проклятый адан!"
- Что же, трус!-полный того благородного негодования, которое так часто удавалось ему изображать ради собственной выгоды - и которого он на самом деле не ощущал - ну ничуть. - Ступай к Северным воротам, прячься от Врага -  а я поведу воинов своего Дома в самое горнило бойни, к Южным воротам!
"Вот и решена одна из проблем,-принц нервно облизал губы.-Не Я, а ТЫ, ненавистный похититель женщин из рода нолдор, окажешься в горниле бойни! Ты слишком честен и благороден, чтобы бросить свои войска, и слишком наивен, чтобы вообразить, будто кто-то из жителей Гондолина, презрев общую беду, кинется к воротам твоего дома. Кинется, чтобы похитить драгоценнейшее из сокровищ великого города! Стой у северных ворот, безумец-и сложи там голову!"
- Итак, я иду на Южные ворота. И чтобы доказать, что поступаю так не по одному с тобой противоречию, готов подтвердить перед советом мудрость твоих слов. Действительно, Моргот НИЧЕГО не знает об укреплениях Гондолина.
- Ты оказался на диво понятлив, щенок. Хорошо. Теперь самая малость - укрепления Гонлолина. И закончим, пожалуй, на сегодня. Ты заслужил отдых. 
- Вы обещали, обещали мне, что дорогой... одной дорогой  всё ограничится!
- Какой же ты наивный глупец... 
Но тут Туор заговорил о драконах и огненных демонах - и памятью Маэглин вернулся в злосчастный день Нирнаэткогда впервые увидел Готмога, военачальника Моргота - и надеялся больше никогда его не увидеть. "Наивный глупец!"  Как дрогнуло сердце, пропустив удар, и рука на мгновение замерла. Как стало трудно дышать, и всепоглощающий ужас на миг охватил его нутро. Первым порывом Маэглина было обратиться в бегство - но разум возобладал над чувствами, и более яростный, чем когда бы то ни было, Маэглин ринулся на врага. Тогда ему было, что терять - и за что бороться с воинством Моргота. Идриль. Гондолин.
Теперь не за что...
Теперь только из рук Моргота может он получить и Идриль, и Гондолин. 
Не за что...
- Балроги! - вырвалось у него. - Вот главная опасность. Одни говорят, что драконы разумны, другие - что ими движет воля Моргота. Но балроги во сто крат опаснее. Они управляют драконами, они не имеют слабых сторон! Их нельзя уничтожить... Или можно, дядя? - и взор Маэглина устремился на Тургона. 

+1

12

НПС Тургона

http://s2.uploads.ru/7rAPy.png

Тургону сильно не понравилось поведение Маэглина. Будь сейчас другой момент, не связанный с войной, он бы резко отсчитал его или даже заставил извиниться перед Туором. Но пока король ограничился строгим выговором.
- Умерь свой пыл, Маэглин,- резко сказал он,- Каждый в этом зале заслуживает доверия, и никто никогда не был трусом. Уж тем более сын Хуора, который, прежде чем прийти сюда, преодолел множество опасностей, в том числе и у себя на родине, когда, как в своё время Берен, боролся в неравной борьбе против Врага. Не время поддаваться эмоциям.

Строгий взгляд владыки, устремлённый на племянника, был твёрд и недвусмыслен. Но затем он отвернулся.
- Никто не будет ставить войска, где пожелает. Защитить Гондолин и спасти жителей – вот наша главная обязанность. Поэтому я, как главный военачальник и король, распоряжусь, где будет стоять каждый из вас. Если начнётся бой, вы как всегда велены поступать в зависимости от ситуации. А пока лучникам необходимо встать около северных и западных врат. Копейщики и наши лучшие воины пусть будут готовы встретить врага у ворот. Место Глорфинделя и Салганта в восточных кварталах. Эктелиона и Маэглина я пока прошу остаться в тылу, чтобы помочь собратьям в трудный момент. Остальным стоит немедленно быть у северных ворот. В случае чего, я думаю, мы сумеем перебросить силы в образовавшуюся брешь.
План был готов, и он казался королю разумным. Остальные лорды, в том числе сын Хуора, не стали ему перечить.
- Балроги,- громко сказал Тургон.- Об этих демонах ходят зловещие слухи. В своё время эльфам они нанесли большие потери в Дагор Браголлах, а также в другой битве, более плачевной. Говорят, их нельзя убить, но возможно, ценой собственной жизни, самые могучие из Эльдар способны сделать это. Хотя я надеюсь, никому из вас не придётся рисковать подобным образом. Что я знаю, так это то, что балроги не умеют летать. Стены должны сдержать их.
Поднявшись с места, правитель поднял руку.
- Если ни у кого больше нет возражений или того, что можно добавить в этой опасной ситуации, то я объявляю совет закрытым. Крепче сжимайте мечи.

0

13

Король ответил на патетическую речь племянника резко, отрывисто. Словно пощёчину дал - перед целым Советом! И Маэглин не мог сдержать шип, вырвавшийся из иссушённого горла. Он впервые видел дядю таким. Впервые с того самого момента, как, возжаждав трона, он начал вливать в  уши Турукано свои мысли, свои чаяния, своё видение мира - и методов правления  Гондолином. С той самой поры, как он, Маэглин, фактически стал королём  города, изнемогая от мысли, что правитель истинный не сидит на троне правителя марионеточного. Дядя вздумал взбрыкнуть, показать свой норов! Что же, дорогой дядюшка, недолго тебе осталось! 
Впрочем, Маэглин был виноват сам. На этом совете он повёл себя не слишком умело. Не следовало впадать в раж, в лицо обвиняя Туора, это эйдановское отродье, и с некоторых пор - дядиного любимца. Медленно, исподволь, подтачивать веру Турукано в ценность советов презренного адана - вот была бы правильная тактика. Глядишь, и совет бы по иному обернулся, и Северные бы ворота остались неприкрыты. Но он слишком погрузился в себя, то возвращаясь мыслями к ужасам Ангбанда, то изнемогая под гнётом грёз о грядущей великой награде. Он потерял разум, опьянённый борьбой ужаса и надежды, и оттого утратил свою извечную рассудительность. Что теперь жалеть - дело сделано. Хорошо, хоть удалось уговорить дядю остаться в городе. Маэглин знал, на каких струнах его души следует играть. Тщеславие. Гордыня. Эти два  извечных проклятия нолдор!
И в тот самый момент, когда гнев Тургона обрушился на Маэглина, принц отчётливо понял: тот Гондолин, в котором он жил раньше, перестал для него существовать. Гондолин, отторгший его. Гондолин, лишивший власти. Гондолин, растоптавший его любовь! Пусть рушится, погребая под собой тела истошно вопящих жителей; пусть горит, прекраснейшее из творений рук нолдор - Маэглину нет до того никакого дела!
Он поднялся вслед за дядей, глядя ему в глаза и сказал медленно, стараясь, чтобы та ненависть, которая в одночасье обуяла его сердце, не вырвалась наружу, не открыв всю правду и не покончив с его жизнью прежде, чем он успеет достичь желаемого. Сказал спокойно и рассудительно, являя собой образец покорности и послушания (ах, как обманчива порой бывает внешность!) :
- Я прошу прощения, государь, за свою несдержанность. Единственным оправданием может служить то, что я, как принц Гондолина, более всех стараюсь заботится о его безопасности. Оттого не могу сдержать порыва, когда кто-то в моём присутствии предлагает планы, могущие повести к гибели великого города. Но вы правы, государь. Вы - главный военачальник, и я подчинюсь вам!
Получив указания, члены Совета начали медленно расходиться; Эктелион задержался у порога, ожидая Маэглина, чтобы обсудить с ним дальнейшие действия, но принц на спешил. Дав знак хранителю врат подождать его, он поманил пальцем Салганта и сказал вполголоса:
- Мой зять безумен, и план его ведёт к падению Гонлолина. Потому задержи Туора в королевских чертогах - а потом проследи, чтобы он отправился к Северным воротам.   Используй все свои средства убеждения, принудь его силой - но Туор должен биться на северной стороне!
И хотя Салгант, всё ещё бледный и встревоженный, пообещал сделать всё, как прикажет принц, в душе Маэглина не было покоя: он видел насквозь этого труса и подозревал, что поручение его останется неисполненным. Но теперь, после его неосмотрительного поведения на совете, выбора у Маэглина больше не было; только Салгант остался его союзником - ненадёжным и бессильным.
Наконец-то тягостный совет окончен - не без пользы для него, Маэглина! Сейчас оставалось самая малость: избавиться от Эктелиона и спешить за добычей, которую он выторговал себе тысячами смертей, за прекраснейшим из сокровищ Гондолина (ах, дядюшка, отчего вы не поняли этого раньше!) 
За Идриль!

Отредактировано Маэглин (2013-03-15 13:02:58)

+1


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Остальные земли » О - Минута до гибели - 510 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC