Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



О гномах и людях

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Александр Голубин. Примечания переводчика: в этой статье мною были использованы переводы некоторых географических названий и имен, взятые из опубликованных изданий "Властелина Колец" и "Сильмариллиона". Перевод слова Stoors - Крупни предложен Ингваллом Колдуном.

У этой большой статьи нет заголовка, но на первой странице отец написал:

Пространный комментарий и история взаимосвязей языков в Сильмариллионе и Властелине Колец, возникающая при обсуждении книги Мазарбул, в надежде прояснить и исправить или объяснить, там, где это необходимо, ссылки по этой теме, имеющиеся во Властелине Колец, особенно в Приложении F и разговоре с Фарамиром в ВК II.

'Разговор с Фарамиром' - это ссылка на окончание главы Окно на Запад в Двух Твердынях. Черновой конспект статьи он озаглавил О Гномах и Людях, и я позаимствовал этот заголовок.

Начало текста написано от руки, но через три с половиной страницы сменяется машинописью, до самого конца (всего 28 страниц). Напечатан текст на бумаге, предоставленной Алленом и Анвином, и датирован сентябрем 1969 года. Часть этой работы вошла в Неоконченные сказания, Часть 4, Глава 1, Друэдайн но остальной материал в той книге почти не использовался. К сожалению, потеряна первая страница статьи (ее уже не было, когда я получил бумаги отца), и текст начинается с середины предложения в абзаце о владении Общим Наречием.

Я подумал, что к первой части статьи, касающейся гномов Долгобородов, будет полезным добавить заметки о языке гномов из двух более ранних источников. Следующий текст взят из главы о гномах в Квента Сильмариллионе, а в 1951 году пересмотрен и расширен (XI. 205, §6):

Праязык гномов придумал для них сам Ауле, и, следовательно, их язык не имеет никаких связей с языком Квенди. Гномы неохотно обучали своему языку другие расы; и по мере использования он стал резким и запутанным, так что даже из тех немногих, что удостаивались дружбы гномов, лишь малая часть могла освоить этот язык. Но сами гномы легко осваивали другие языки и говорили как на языке эльфов, так и людей, с которыми имели дело. И все же для тайных записей и секретов они применяли собственное наречие, и изменялось оно медленно (как говорят), и даже самые дальние и давно отделившиеся из гномьих королевств и родов легко понимали остальных. В древние дни Наугрим заселяли многие из гор Средиземья, и там они встретили смертных людей (как они говорят), задолго до того, как их узнали Эльдар; так и получилось, что языки истерлингов гораздо ближе к наречию гномов, чем к речи эльфов.

Второй отрывок - из приложения F, О гномах (ср. оригинальную версию, с.35, §15).

Но и в Третью Эпоху во многих местах гномы и люди дружили между собой; и в привычках гномов было то, что путешествуя и торгуя, как это случилось после уничтожения их древних царств, они использовали языки тех людей, среди которых жили. Но втайне (и эту тайну они, в отличие от эльфов, неохотно открывали даже самым близким друзьям), они использовали собственный странный язык, немного изменившийся со временем, так как из языка повседневного общения он стал языком знания и науки, и гномы хранили его, как сокровище древности. Немногие из других народов могли выучить его. В этой истории он появляется только в названиях мест, о которых рассказал своим друзьям Гимли; да еще в боевом кличе, который он издал при осаде Хорнбурга. Хотя этот-то клич не был тайным, и его не раз слышали на поле битвы со времен юности мира. Барук Казад ! Казад аи-мену ! 'Топоры гномов ! Гномы идут на вас!'

Однако, имя Гимли, как и имена всех его родичей, имеют северное (человеческое) происхождение. Их собственные тайные и 'внутренние' имена, их истинные имена, гномы никогда не открывали никому из чужого народа. Даже на могилах этих имен не пишут.

Далее идет текст статьи, которую я озаглавил О Гномах и Людях.

... только при разговоре с представителями других рас и языков различие было бы велико, и общение несовершенно. [1] Хотя не всегда это было так: все зависело от истории заинтересованного народа и его отношений с нуменорскими королевствами. Например, среди рохиррим немногие не понимали Общее наречие, а большинство говорило на нем довольно хорошо. Королевский род и многие другие, без сомнения, разговаривали (и писали) на нем правильно и бегло. В действительности, это был родной язык короля Теодена: он родился в Гондоре, а его отец Тенгел говорил на Общем в своем доме даже после возвращения в Рохан. [2] Эльдар использовали Общее наречие с тем же тщанием и искусством, какое они проявляли во всех лингвистических предметах, и обладая совершенной памятью, зачастую использовали несколько архаичную форму, особенно при официальных и важных беседах. [3]

Гномы же во многом представляли собой особый случай. У них был собственный древний язык, который они ценили весьма высоко; даже среди Долгобородов на Западе он оставался их родным языком, и стал 'книжным наречием', он тщательно сохранялся и гномы учили ему своих детей в раннем возрасте. Таким образом, он выступал в роли лингва франка между гномами всех родов; и он был также письменным языком, используемым для записи всех важных историй и знаний, и определенно не предназначался для чтения другими народами. Этому Куздулу (как они его называли), отчасти из-за свойственной гномам таинственности, отчасти из-за присущей ему сложности, [4] редко обучались представители других народов.

Гномы, в общем, не были искусными лингвистами - ко многому они приспосабливались плохо - и разговаривали с ярко выраженным 'гномьим акцентом'. Кроме того, они так и не изобрели письменность. [5] Однако они быстро осознали полезность эльфийской системы, когда завели дружбу с Эльдар, и те согласились обучать гномов. Это происходило в основном во время существования близких отношений Мории и Эрегиона во Вторую Эпоху. В Эрегионе в то время использовалось не только Письмо Феанора, задолго до этого ставшее стандартным (с различными вариациями) среди 'пишущих' народов, общавшихся с нуменорцами, [6] но и древний 'рунический' алфавит Даэрона, разработанный [>использовавшийся] Синдар. Произошло это, несомненно, из-за влияния Келебримбора, Синда, ведущего свой род от Даэрона. [7] Тем не менее, даже в Эрегионе руны в основном применялись для записи 'знания' и редко использовались в неофициальной обстановке. Однако, они очень понравились гномам; гномы в то время все еще жили в своих собственных царствах, и путешествовали только чтобы навестить своих родичей и редко общались с другими народами, за исключением непосредственных соседей. Они мало нуждались в письменности; но любили всевозможные надписи, вырезанные на камне. Для таких целей руны подходили замечательно, так как их создали именно для этого.

Так руны взял на вооружение род Долгобородов, и модифицировал их для собственного использования (особенно, для записи Куздула); и гномы оставались верны им и в Третью Эпоху, когда руны были забыты всеми, кроме мудрых среди эльфов и людей. На самом деле, многие считали, что руны изобрели сами гномы, и называли их 'гномьими буквами'. [8]

Мы же затронем здесь только Общее Наречие. Итак, Общее Наречие с самого начала записывалось письмом Феанора. Только изредка, если надписи делались не пером или кистью, некоторые из эльфов Синдар использовали руны Даэрона, но и тогда их написание зависело от привычных образцов письма Феанора. [9] Гномы изучали Общее наречие на слух и не записывали его; но в Третью Эпоху, с развитием торговли и других отношений с людьми и эльфами, им пришлось научиться письменности, и многие для удобства предпочитали обычные правила письма на Западе. Но так они делали только при ведении дел с другими народами. Для своих целей они (как было сказано) использовали Руны и оставались им верны.

Таким образом, в таких документах, как Книга Мазарбул - в первую очередь написанная для гномов, хотя вовсе не 'тайная' , и, вероятно, позднее предназначавшаяся для использования в хрониках [10] - они использовали Руны. Но произношение их было различным и не подчиненным строгим правилам. В общем, по замыслу, это было выражение привычного произношения Общего Наречия в рунических элементах; но часто выражение 'неправильное', связанное со спешкой и несовершенством знаний гномов; и кроме того, в нем смешивались различные многочисленные варианты записи слов, отличавшихся фонетически (согласно произношению гномов) - например, буквы, которые в повседневной речи в конце Третьей Эпохи уже не произносились, пропускались иногда и на письме. [11]

Задумывая образец Книги Мазарбул, и изготовляя три порванные и отчасти нечитаемые страницы,[12] я следовал общему принципу, использовавшемуся и далее: Общее Наречие представлено современным английским, литературным или разговорным, в зависимости от обстоятельств. Поэтому текст был приведен на современном английском, но изменен так, как будто он написан в спешке, теми, чье знание письменной формы языка несовершенно, и кто писал на английском другим алфавитом (на первой и третьей страницах) - теми, кто, например, использовал каждую букву только для выражения одного звука, так, что различия в английских k, c - c, s сведены к k - s; а использование букв s и z варьируется, так как в английском s часто произносится как = z. Кроме того, в документах такого рода почти всегда появляются специфичные буквы и сочетания, которые редко можно найти где-либо еще, и несколько таких образцов тоже использовано: как, например, значки для английских дифтонгов ea, oa, ou (безотносительно к их звукам).

Все это очень хорошо, и возможно, дает некоторое представление о тексте, который Гэндальф в большой спешке пытался прочитать в Палате Мазарбул. Это соответствует также общему использованию языков во Властелине Колец: только подлинные слова и названия того времени, существующие в эльфийских языках, оставлены в той форме, которая считается их истинной формой. [13] Такое отношение вызвано также тем, что, хотя настоящее Общее Наречие выражалось в структуре, фонетических элементах и различных придуманных словах, было бы совершенно невозможно преобразовать даже такие короткие отрывки в их подлинную форму, если их представлять явно. Разумеется, это неверное расширение общих лингвистических методов. Одно дело - представлять все диалоги в истории на различных вариантах английского языка: можно считать это 'переводом' - незаписанных звуков, утраченных или ранее не печатавшихся документов, что всякий раз делается в любом повествовании, связанным с прошлыми временами или иными странами. Но совершенно другое - привести явный образец или изображение надписей или записей, относящихся ко времени событий в книге. [14]

Можно провести параллель с этим случаем: образец Квенья в Прощании Галадриэли - либо запись в нашем алфавите (для более легкого понимания стиля языка), либо в современном произведению начертании (Дорога вдаль и вдаль идет) с последующим переводом. Раз, как уже сказано, изобразить настоящее Общее Наречие невозможно, единственно верным решением было бы привести перевод на английский, в понятных выражениях, тех страниц, которые в спешке прочитал Гэндальф. [15] Что и сделано в тексте; и такого краткого представления подлинного Общего Наречия достаточно для изображения подлинности текста; это все, что можно было сделать в данном случае.

Некоторые затруднения доставила и надпись на могиле Балина. Она была необходима: показать стиль Рун, старательно вырезанных для этого печального события, и привести образец странного языка; хотя все, что было нужно для рассказа - это шесть строк в L334 [16] (и перевод надписи, сделанный большим и более жирным шрифтом). Но в результате изображение этой надписи привело к некоторому несообразию. [17]

Использование в надписи старых и более 'правильных' начертаний и форм Ангертас, а не более позднего 'варианта Эребора', не абсурдно (хотя, может быть это и не нужное усложнение); все это согласуется с историей Рун, записанной в Приложении Е. Древние Руны могли применяться для подобной цели, так как они были известны в Мории до бегства гномов, и известны по другим надписям такого рода - а Балин называл себя наследником и потомком прежних Владык Мории. Использование гномьего языка (Куздула) возможно в такой короткой надписи, так как некоторые детали структуры этого языка известны, хотя известных слов немного. Но имена Балин и Фундин в таком контексте абсурдны. Гномы, как утверждалось в III.411,[18] имели имена на своем собственном языке; использовались они только в своей среде в официальных случаях, и держались в строгом секрете от остальных народов, следовательно, их никогда не использовали в надписях или изображениях, которые могли увидеть посторонние. На некоторое время, в местах, где они дружили или торговали со своими соседями, гномы для удобства принимали 'внешние имена'. [19] Эти имена, в общем, соответствовали структуре Общего Наречия [>структуре языка, от которого произошли]. Очень часто они имели определенное значение на этом языке, или являлись именами в этом языке; иногда это были имена, используемые людьми, жившими по соседству, и имевшие значение в языке этого народа, хотя часто это значение было уже забыто [эта фраза вычеркнута]. [20] Выбирались ли принятые таким образом имена из-за сходства их значения с тайным 'внутренним' именем, определить невозможно. Принятые имена могли меняться, и иногда изменялись - обычно вследствие какого-нибудь события, такого, как переселение гномов или их друзей.

Случай с гномами Мории был примером наследования имен из языков людей Севера, не из Общего Наречия. [21] Было бы лучше привести их тогда в их подлинной форме. Но для следования теории (необходимой для уменьшения сложностей, связанных с изобретением имен на различных вариантах языка), что имена, взятые из людских языков Запада исторически связанных с Общим Наречием, должны быть представлены именами, найденными (или имеющими элементы) в языках, родственных английскому, гномьи имена были взяты из древнескандинавского: так как язык людей, из которого они были заимствованы, был близок к языку народа, жившего южнее, и из которого позднее образовался язык Рохана (из-за своей архаичности в выражениях по сравнению с Общим Наречием, представленный староанглийским). Вследствие всего этого такие имена, как Балин и т.д., не могли присутствовать в надписях на настоящем Куздуле. [22]

0

2

Отношения между родом Долгобородов и Людьми [23]

В традициях гномов конца Третьей Эпохи не забывались названия мест, где 'пробудились' Семь Предков; лишь два из них были известны эльфам и людям Запада: самое западное, место пробуждения предков Огненнобородов и Широкозадых (Broadbeams); и место пробуждения праотца Долгобородов, [24] старейшее из всех. Первое находилось на севере Эред Линдон, великого восточного хребта Белерианда, от которого во Вторую и поздние эпохи остались Синие Горы; вторым была гора Гундабад (куздульское название), место, почитаемое гномами, и его оккупация в Третью Эпоху орками Саурона стала одной из основных причин великой ненависти гномов к оркам. [25] Еще два места находились восточнее, гораздо дальше, чем расстояние между Синими Горами и Гундабадом: то, где появились Железные Кулаки и Густобороды, и то, где проснулись Черноволосые и Каменноногие. Хотя четыре этих области были очень далеки друг от друга, гномы различных родов не прерывали связи между собой, и в ранние эпохи часто устраивали встречи в Гундабаде. Во времена великой нужды даже самые отдаленные поселения отправляли помощь любому роду; как это случилось во время Великой Войны с орками (Третья Эпоха, 2793-2799). Хотя гномы неохотно переселялись и образовывали постоянные поселения или 'царства' вдали от мест пробуждения, кроме, как в случае нападения превосходящего противника или из-за катастроф, таких, как затопление Белерианда, они были смелыми и отважными путешественниками и умелыми строителями дорог; также, все роды гномов разделяли один общий язык. [26]

Но в те давние дни гномы были скрытным народом [вычеркнуто: - и более всех Долгобороды -] и редко общались с эльфами. В конце Первой Эпохи на Западе дела гномов Эред Линдона с королем Тинголом закончились трагедией и разрушением Дориата, и память об этом отравляла отношения эльфов и гномов и в последующие эпохи.

В те времена, когда люди переселялись с Востока и Юга, и в Белерианде появились их разведывательные отряды; немногочисленные, хотя дальше на восток в Эриадоре и Рованионе (особенно в северных областях) их племена уже заселили большую часть земли. Скорая встреча и завязывание отношений между людьми и Долгобородами были неизбежны, ибо самый гордый из семи родов, Долгобороды были и самыми мудрыми и дальновидными. Люди относились к гномам с благоговением, и охотно учились у них; а Долгобороды охотно использовали людей для своих целей. Так в тех местах развилась экономика, характерная для отношений между гномами и людьми (включая хоббитов) и позже: люди стали основными поставщиками пищи, пастухами, земледельцами и скотоводами, а гномы в обмен на это работали строителями, шахтерами, прокладывали дороги, и изготавливали полезные инструменты, оружие и доспехи, и многие другие вещи большой ценности и мастерства. С большой выгодой для гномов, исчисляемой не только во времени потраченном на работу, хотя сначала, до того как люди стали мудрее и усовершенствовали свои собственные умения, гномы получали за свой труд и услуги товары, требовавшие более напряженной работы. Главным же преимуществом стало то, что они получили свободу беспрепятственно заниматься своей работой и оттачивать мастерство, особенно в металлургии, до тех замечательных высот, которых они достигли ко времени упадка царства Казад.

Медленно развивалась эта система, и прошло немало времени, пока Долгобороды ощутили необходимость изучения языка своих соседей, хотя имена, под которыми их знали 'чужаки', они приняли раньше. Начало этому процессу положили не торговля и обмен, а война; ведь Долгобороды заселяли южные земли в долине Андуина и сделали своим основным 'царством' и крепостью Морию; а также Железные горы на востоке, где находились их шахты - основной источник железной руды. Они объявили Железные горы, Эред Митрин, и восточные склоны Туманных гор своей собственностью. Но их атаковали орки Моргота. Эти атаки прекратились во время Войны Камней и Осады Ангбанда, когда Морготу требовались все его силы; но когда Моргот пал и Ангбанд был уничтожен, орды орков устремились на восток в поисках убежища. Хозяина у них теперь не было, и не было вождей, но вооружены они были хорошо, и они были многочисленны, жестоки, кровожадны и безжалостны в атаке. В последующих битвах орки превосходили гномов численно, и хотя гномы были наиболее доблестными воинами среди всех говорящих народов, союзу с людьми они были рады. [27]

Люди, с которыми гномы вступили в союз, большей частью принадлежали к тому же роду, что и высокий и светловолосый народ 'Дома Хадора', самый прославленный и многочисленный из Эдайн, союзник эльфов в Войне Камней. Эти люди, по всей видимости, двигались на запад, пока не достигли Великого Зеленолесья, а затем разделились: часть подошла к Андуину и затем отправилась на север к долинам; часть прошла между северными склонами Эред Митрин и Лесом. Лишь небольшая часть этого народа, уже довольно многочисленного и разделенного на множество племен, появилась в Эриадоре и в конце концов оказалась в Белерианде.

Это был чистосердечные, храбрые и верные люди, враги Моргота и его слуг; и сначала они с подозрением относились к гномам, опасаясь, что те были под Тенью (как они говорили). [28] Но они с готовностью объединились с гномами, так как были довольно уязвимы к атакам Орков: они селились на отдельных фермах и в деревнях, а если и образовывали небольшие города, то оборона их ограничивалась рвом и деревянной оградой. Кроме того, люди были плохо вооружены, в основном луками, так как металла у них было мало, да и кузнецы их не обладали особым мастерством. Все это было улучшено гномами в обмен на то единственное, что могли предложить люди. Они умели приручать животных и научились коневодству, многие из них стали искусными и бесстрашными всадниками. [29] Верховые разведчики часто объезжали огромные территории и следили за передвижениями своих врагов; а если Орки собирались в открытый набег, то в ответ созывался большой вооруженный отряд верховых лучников, чтобы окружить и уничтожить их. Так союз гномов и людей Севера в начале Второй Эпохи мог выдвинуть огромную армию, быструю в нападении и упорную и хорошо защищенную в обороне, и так возрастало в тех местах между гномами и людьми уважение и почитание и возникала порой теплая дружба.

Именно в то время, когда гномы и люди сотрудничали как в войне, так и в управлении своими землями,[30] Долгобороды стали использовать язык людей для общения с ними. Они вовсе не скрывали свой язык от тех, кому дарили особую дружбу, однако люди нашли этот язык сложным и редко знали на нем больше нескольких слов, многие из которых адаптировали и использовали в своем языке. Но в одном Долгобороды были также скрытны, как и все остальные роды гномов. По причинам, которые полностью так и не поняли ни эльфы, ни люди, они не открывали свои личные имена никому из других народов, [31] и позднее, когда они научились искусству письма, они не позволяли записывать или высекать на камне эти имена. Поэтому они принимали имена, под которыми становились известны своим союзникам из языков людей. [32] Этот обычай сохранился среди Долгобородов вплоть до Четвертой Эпохи и далее. Отсюда ясно, что при разговоре с людьми, с которыми их связывала близкая дружба, и обсуждая историю своих народов, они также давали подобные имена гномам, жившим задолго до встречи с людьми. Но из этих древних имен лишь одно сохранилось в Третью Эпоху: Дурин, имя, данное первому предку Долгобородов, под которым он и стал известен эльфам и людям. (Скорее всего, это имя просто означает 'король' на языке людей Севера во Вторую Эпоху.) [33] Списки имен Долгобородов, живших до падения Мории (Казад-Дума) в 1980 году Третьей Эпохи, неизвестны; но все они были такими же, то есть принадлежали уже 'умершему' языку людей.

Можно предположить, что в ранние годы Второй Эпохи гномы приняли эти имена, хранили их неизменными, как и свой собственный язык, и продолжали использовать их (часто повторно) в течение почти четырех тысяч лет или более, после того, как Союз был уничтожен силами Саурона ! И вскоре так получилось, что для людей они превратились в гномьи имена,[34] а Долгобороды получили для себя особенный набор традиционных имен, хотя свои истинные 'внутренние' имена они по прежнему хранили в строгом секрете.

Все менялось в течение Второй Эпохи. Первые корабли нуменорцев появились у берегов Средиземья примерно в 600 году, но эта новость эти не достигла дальнего Севера. Однако в то же время Саурон объявился вновь в прекрасном облике. Долгое время он обращал мало внимания на гномов и людей и старался приобрести доверие и дружбу Эльдар. Но постепенно снова ожила в нем преданность Морготу и жажда власти, и управления военными силами Орков и других злых тварей Первой Эпохи, и он тайно выстроил огромную крепость в окруженной горами земле на Юге, позднее ставшую известной под названием Мордор. Вторая Эпоха подошла только к своей середине (1695 В.Э.) когда он вторгся в Эриадор и уничтожил Эрегион, маленькое царство Эльдар, переселившихся из разрушающегося Белерианда и также вошедших в союз с Долгобородами Мории. Это обозначило конец Союза Долгобородов и Людей Севера. Ибо, хотя Мория и оставалась неприступной много веков, Орки снова собрали силы и под командованием слуг Саурона захватили горные поселения. Был взят Гундабад, оккупирован Эред Митрин и связь между Морией и Железными Холмами на время прервалась. Люди, входившие в Союз были вовлечены в войну не только с Орками, но и со злобными чуждыми войсками людей. Саурон получил власть надо многими дикими племенами Востока (издавна развращенными Морготом), и теперь он принудил их искать себе земли и добычу на Западе. Когда прошла буря [35], Люди Союза уменьшились в числе и рассеялись, а те, кто задержался в своих прежних владениях, обнищали и жили большей частью в пещерах или на окраине Леса.

Эльфийские хранители знания заметили, что изменения в языке Говорящего Народа (как и во всех прочих сторонах их жизни) происходили гораздо медленнее в Древние Дни, чем позднее. Язык Эльдар изменялся в основном намеренно; Гномы хранили свой язык неизменным; множество же людских языков и наречий самопроизвольно менялось с течением лет и сменой поколений. Все менялось в Арде, даже Благословленная Земля Валар; но там изменения происходили так медленно, что были почти незаметны ни для кого (за исключением, возможно, самих Валар). Таким образом, изменений в речи Эльдар в Валиноре не было; [36] но во время юности своего народа Эльдар продолжали обогащать и развивать свой язык, изменять его, даже в его основах и произношении. Однако, чтобы такие перемены были одинаковы для всех, требовалась непрерывная связь между носителями языка. Так и вышло, что язык Эльдар, оставшихся в Средиземье настолько сильно отличался от языка Высших Эльдар Валинора, что никто из говорящих не мог понять друг друга; ведь слишком много времени прошло со времени их расставания, и даже Синдарин, наиболее сохранившийся из языков Средиземья, не устоял перед течением времени, да и изменения эти не очень беспокоили Телери, в отличие от намеренно изменявших свою речь Нольдор.

0

3

II
Атани и их языки [37]

Люди появились в Белерианде в конце Первой Эпохи. Те из них, о ком идет речь, и чьи языки были сохранены и изучены, в основном принадлежат к трем народам, отличающимся по наречию и расе, но известным Эльдар под общим названием Атани (синдарское Эдайн). [38] Эти Атани являлись авангардом больших племен народов, мигрировавших на запад. Когда Первая Эпоха завершилась и Белерианд был уничтожен, большинство выживших Атани переселились за Море на Нуменор, а их медлительные сородичи либо остались в Эриадоре, оседло или кочуя, либо так и не пересекли Туманные Горы и жили между Железными Холмами и Морем Рун на востоке и в Великом Лесу, на его северных и восточных границах.

Атани и родственные им народы были потомками тех людей, которые в Темные Века сопротивлялись Морготу и отвергли его, и, покинув свои дома на Востоке, отправились в дальние странствия на запад в поисках Великого Моря, неверные слухи о котором достигли и их краев. Они не знали, что Моргот и сам оставил Средиземье; [39] ведь война их с отвратительными существами, выращенными Морготом не прекращалась, как и с теми людьми, которые считали Моргота богом и верили, что могут умилостивить его только уничтожая 'отступников' со всей жестокостью. Кажется, только на Севере Средиземья эти 'отступники' выжили в достаточном количестве, чтобы сохранить и отважно отстаивать свою независимость; но о своем прошлом они сохранили только легенды, а устная история охватывала лишь несколько поколений Людей.

Когда их авангард наконец достиг Белерианда и Западного Побережья, они испугались. Ибо дальше двигаться они не могли, и мира так и не нашли, а только страны, вовлеченные в войну с самим Морготом, который снова объявился в Средиземье. 'Несчетные века', говорили они, 'странствовали мы, убегая от власти Темного Владыки и его Тени, только чтобы снова найти ее здесь'. [40] Но они были храбры и отчаянны, и сразу же стали союзниками Эльдар, и учились у них, и стали просвещенным и искусным народом. В последние годы Войны Камней они дали много самых доблестных воинов и военачальников в армии эльфийских королей.

Атани - это три независимых народа, со своими вождями, отличающиеся друг от друга языком и внешностью - хотя все они смешивались в прошлом с другими племенами Людей. Эти народы были известны Эльдар как народ Беора, народ Хадора и народ Халет, по именам вождей, приведших их в Белерианд. [41] Народ Беора первым пришел в Белерианд - они нашли путь через горы и их встретил в долинах Восточного Белерианда король Финрод Друг Людей. Они были малочисленным племенем, насчитывающим, как говорят, не более двух тысяч взрослых мужчин; они были бедны и плохо вооружены, но привычны к трудным и утомительным путешествиям, так как свой тяжелый скарб переносили на себе, не имея вьючных животных. Вскоре после того, как первый из трех отрядов Народа Хадора пришел с юга, появились и два других, равных ему по силе. Это было более многочисленное племя; каждый из отрядов был почти таким, как весь Народ Беора, и они были лучше организованы и вооружены; кроме того, у них было много лошадей, ослов и небольшие стада овец и коз. Они пересекли Эриадор и достигли восточных склонов гор (Эред Линдон) на год или больше ранее всех остальных, но не искали прохода, а повернули в сторону, пытаясь обойти горы, так как конные разведчики сообщали, что к югу горы становятся ниже. Несколько лет спустя, когда два первых народа уже устроились, в Белерианд пришел третий народ Атани. [42] Они, вероятно, были более многочисленны, чем народ Беора, но точного их числа никто не знает; так как они пришли тайно небольшими отрядами и скрывались в лесах Оссирианда, где эльфы не очень привечали их. Более того, они сражались между собой, и Моргот, зная теперь о приходе враждебных ему людей в Белерианд, посылал своих слуг против них. Те, кто наконец переселился на Запад и вошел в союз с Эльдар, известны как Народ Халет, так как Халет была предводительницей, приведшей их в леса к северу от Дориата, где им было разрешено поселиться.

Народ Хадора был самым большим и прославленным среди Атани (за исключением только Берена сына Барахира, потомка Беора). Большей частью это были высокие люди, с соломенными или золотыми волосами и сине-серыми глазами, но немалое число было с темными волосами, хотя все они были светлокожими. [43] Тем не менее, они были в родстве с народом Беора, свидетельством чему служит их язык. Не нужно особых знаний языков, чтобы увидеть близость их речи, и хотя они могли понять друг друга с трудом, у них было много общих слов. Эльфийские мудрецы считали [44], что оба языка произошли от одного (вероятно, из-за разделения говоривших на нем) вероятно, за тысячу лет постепенных изменений в Первую Эпоху. [45] Хотя это могло занять и меньше времени, и изменения ускорились смешением племен; так как язык Хадора определенно меньше менялся и был более строг по стилю, в то время как язык Беора содержал множество чуждых по характеру элементов. Эти различия в речи вероятно, связаны с явными расовыми различиями между двумя народами. Среди народа Беора были светловолосые мужчины и женщины, но большинство имело коричневые волосы (и коричневые глаза), и цвет кожи у них был более темным и смуглым. Высокие мужчины как в народе Хадора, были редки среди них, большинство было шире в плечах и тяжелее по телосложению. [46] Обучаясь у Эльдар, особенно у подданных короля Финрода, они также как и народ Хадора, достигли совершенства в искусстве и манерах, но если и уступали ему в легкости владения телом и разумом, в отваге и благородной щедрости,[47] то превосходили в способности сопротивляться тяготам и невзгодам; они редко показывали свои чувства, будь то радость или горе, и сила духа их была велика, даже если не оставалось надежды. Но и эти различия в теле и мышлении постепенно стирались со сменой краткоживущих поколений, так как два народа все больше смешивались благодаря бракам и превратностям Войны. [48]

Народ Халет отличался от других Атани, и разговаривал на ином языке; и даже присоединившись к союзу с Эльдар, он держался порознь от остальных. Между собой люди этого народа предпочитали общаться на своем языке, и хотя необходимость вынудила их изучать Синдарин для общения с Эльдар и другими Атани, многие плохо понимали его, а те, кто редко бывал за границами своих лесов и вовсе не знали его. [49] Они неохотно перенимали новые обычаи и традиции и сохранили свой уклад жизни, казавшийся во многом странным Эльдар и остальным Атани, с которыми они имели немного дел, за исключением военных. Тем не менее, они были верными союзниками и доблестными воинами, но посылали в битвы вне своих границ лишь небольшие отряды, ведь они были и остались немногочисленным народом, озабоченным больше защитой собственных лесов, и они превзошли всех в лесных способах ведения войны. И даже специально натренированные Орки не рисковали появляться в границах этих лесов. Одним из странных обычаев народа Халет было то, что многие воины были женщинами, хотя немногие из них участвовали в великих битвах. Это определенно был древний обычай;[50] так как первая предводительница Халет было прославленной амазонкой, командовавшей отрядом женщин-воительниц.

На этом месте в машинописном тексте карандашом вставлен заголовок: III Друэдайн (Пукколы); и далее нет подразделений на главы. Вместе с последним параграфом главы 11, приведенной выше, рассказ о Друэдайн, следующий далее, приведен в Неоконченных сказаниях, cc.377-82, как и история, названная Верный камень; и нет нужды повторять его здесь. [51] В конце этого рассказа есть отрывок о сравнении Дру и Хоббитов, в сокращенной форме приведенный в Неоконченных Сказаниях (с. 382) и полностью - здесь; затем продолжается настоящий текст, до самого конца.

Этот длинный рассказ о Друэдайн приведен чтобы бросить свет на Дикий народ, все еще живущий во время Войны Кольца на восточной границе Белых гор, и на то, что Мерри увидел его сходство со статуями Пуккол в Дун Харроу. Наличие связи между этой расой и Эдайн в Белерианде дает еще одну связь Властелина Колец и Сильмариллиона, и позволяет представить персонажей, подобных Хоббитам Властелина Колец в некоторых легендах Первой Эпохи (например, старый слуга Хурина (Садог) в легенде о Турине). [52]

Дру, или Пукколы, не должны смешиваться с хоббитами, или представляться вариацией на хоббичью тему. Средний их рост (четыре фута) достигался лишь редкими хоббитами; они были тяжелее и сильнее; и выглядели они несколько непривлекательно (если судить по общим человеческим меркам). Как и у хоббитов, у них не росла борода, но хоббиты обладали пышными прическами (хотя волосы их были коротки и курчавы), а у Дру на лице и голове была редкая невьющаяся растительность, и вовсе никакой на руках и ногах. По характеру и темпераменту они временами были веселы и радостны, как и хоббиты, но в общем, оставались более угрюмыми, и могли быть саркастичными и безжалостными; и они обладали (или им приписывали) странные или магические возможности. (В сказаниях, подобных 'Верному камню', говорится о передаче части своих 'сил' артефактам, в миниатюре повторяющим передачу силы Сауроном Правящему Кольцу или фундаменту Барад-дура.)[53] Дру были умеренны, и скромно питались даже в мирное и плодородное время, и не пили ничего, кроме воды. В некотором смысле они были похожи скорее на гномов: по сложению, росту и выносливости (но не по волосам); в искусстве резьбы по камню; угрюмости характера; и в 'странных силах'. Хотя 'магические' силы приписываемые гномам, имели совсем другую природу; и жили гномы дольше, в то время, как Дру были краткоживущи даже в сравнении с остальными людьми.

Дру, встречающиеся в легендах Первой Эпохи - живущие вместе с народом Халет, народом лесов - обыкновенно жили в палатках или укрытиях, построенных вокруг ствола большого дерева, ибо они были закаленной расой. В прошлом, как они сами рассказывали, они жили и в горных пещерах, хотя чаще использовали их как хранилища, лишь холодной зимой переселяясь туда. Подобные убежища были у них и в Белерианде, и там все они, кроме самых стойких, пережидали сильные бури и холодные зимы; но эти места охранялись и даже ближайшие друзья из народа Халет туда не приглашались.

Хоббиты же во всех отношениях были нормальными людьми, но очень маленького роста. Их называли 'невысокликами' или 'полуросликами'; но это если сравнивать со средним ростом потомков Нуменорцев и Эльдар (особенно Нольдор), который достигал примерно семи наших футов. [54] Их рост в описываемый период был обычно слегка выше трех футов для мужчин, и немногие превышали три фута шесть дюймов; женщины же редко были выше трех футов. Количество их было невелико по сравнению с обычными людьми, но и по количеству и по жизнеспособности и по приспособленности к смене обстановки они превосходили Дру, и когда они впервые появились в исторических записях, они уже отличались по цвету, росту и телосложению, и жизненным привычкам и укладу, и в выборе предпочтительного места обитания (см. Пролог к Властелину Колец, с.12). В своем 'доисторическом' прошлом они должны были быть примитивным, даже 'диким' народом, [55] но когда мы встречаем их, они уже (в различной степени) обладают многими умениями и навыками, полученными благодаря контактам с людьми, и в меньшей степени с гномами и эльфами. Обычные люди признавали их своими родичами, в то время как гномы и эльфы, неважно, дружелюбные или враждебные, были для них чужими, и отношения с ними складывались нелегко и были покрыты страхом. [56] Утверждение Бильбо (Властелин Колец, I.162)[57] о том, что совместное проживание Большого и Малого Народов в Бри было особенным и нигде больше не встречающимся, вероятно было истинным в то время (конец Третьей Эпохи); [58] но кажется в действительности хоббитам нравилось жить вместе (или рядом) с дружественным Большим народом, который мог защищать их от многих опасностей, врагов и враждебных Людей, а в обмен на это предоставлять много своих способностей. Замечательно то, что западные хоббиты не сохранили ни следа своего собственного языка. Язык, на котором они говорили когда пришли в Эриадор, явно был перенят ими от народа Андуинских Долин (родственного Атани, / в особенности народу Беора [>народам Хадора и Беора]); и после принятия Общего Наречия хоббиты сохранили много слов из того языка. Все это указывает на близкие отношения с Большим народом; хотя быстрый переход хоббитов на Общее Наречие в Эриадоре [59] указывает и на особую приспосабливаемость их в этом отношении. В пользу этого говорят и отличия Крупней (Stoors), которые были связаны с другими людьми перед приходом в Шир.

Среди хоббитов Шира сохранились смутные предания о том, что раньше они жили на берегах Великой Реки, но численность Большого народа увеличилось, а на Лес пала тень страха, и они ушли оттуда через высокие горы или вокруг них. Это явно отражает беды Гондора в начале Третьей Эпохи. Рост количества людей не был нормальным приростом дружественного хоббитам населения, а был постепенным увеличением пришельцев с Востока, на юге сдерживаемого Гондором, но на Севере, за границами Королевства пришельцы сильно тревожили прежнее население, родственное Атани, а в некоторых местах оккупировали Лес и выходили в долину Андуина. Но тень, присутствующая в этих преданиях не была связана только с вторжением людей. Хоббиты несомненно почуяли возвращение Саурона и захват им Дол Гулдура, [60] даже ранее магов и Эльдар. Об связи между различными племенами людей в Эриадоре и Рованионе с Атани и другими людьми из легенд Первой Эпохи и Войны Камней смотри Властелин Колец II.286-7 [в главе Окно на Запад]. В ней Фарамир подразделяет народ Гондора на три части: Высшие Люди, Нуменорцы (более или менее чистокровные); Средний народ; и Люди Тьмы. Люди Тьмы - это общий термин, объединяющий всех, кто был враждебен к Королевству, и кого двигало нечто большее (как казалось Гондору), чем просто человеческая жажда завоеваний и добычи, фанатичная ненависть к Высшим Людям и их союзникам, как к врагам их богов. Термин этот не принимает во внимание различия в расе, культуре или языке. Говоря о Среднем Народе, Фарамир имел в виду главным образом Рохиррим, единственном в своем роде народе, известном в то время Гондору, и считал их прямыми потомками народа Халет Первой Эпохи. Так многие думали тогда в Гондоре, [61] и объясняли именно этим (пытаясь ублажить Нуменорскую гордость) передачу народу Эорла такой большой части Королевства.

Однако, у термина 'Средний Народ' древнее происхождение. Он был изобретен во Вторую Эпоху Нуменорцами, когда они начали строить гавани и поселения на западных берегах Средиземья. Им пользовались поселенцы на Севере (между Пеларгиром и заливом Лун) во времена Ар-Адунакора; эти поселенцы отказались присоединиться к враждебным Валар силам, и были усилены изгнанниками-Верными, бежавшими от королевского преследования. Такая классификация моделировала классификацию эльфов: Высшие Эльфы (или эльфы Света) - это Нольдор, изгнанники с Заокраинного Запада; Средние Эльфы - Синдар, которые хотя и были родственны Высшим Эльфам, но оставались в Средиземье и не видели света Амана; и Темные Эльфы, те, кто никогда не приходили на Запад и не желали попасть в Аман. Такая классификация отличается от сделанной эльфами, о которой здесь речи нет, за исключением того, что термин 'Темные Эльфы' или 'Эльфы Тьмы' принадлежит эльфам, но ни в коей мере не означает зла, или подчинения Морготу; он означает только безразличие к 'свету Амана' и включает в себя Синдар. Тех, кто так и не пришел на Западные берега называют 'Отказавшиеся' (Авари). Очень маловероятно, что кто-либо из Авари пришел в Белерианд [62] и был известен Нуменорцам.

В те дни, когда появились первые колонии Нуменора, в Эриадоре и Рованионе обитало множество различных племен людей; но в основном они жили вдали от побережья. Форлиндон и Харлиндон принадлежали эльфам и являлись основной частью королевства Гил-галада, которое расширялось к северу от залива Лун и включало в себя земли к востоку от Синих гор и к западу от Реки Лун, до притока Малый Лун. [63] (Дальше была территория гномов). [64] К югу от Лун явных границ не было, но Башенные Холмы (как их называли позднее) строились как сторожевые заставы.[65] Минхириат и западная половина Энедвайт между Сероструем и Изеном в то время была покрыта густым лесом. [66] Берега Бухты Белфалас тогда пустовали, только в месте слияния рек Мортонд и Рингло была гавань и небольшое поселение эльфов. [67] Но это было еще до того, как нуменорские поселенцы, жившие в устье Андуина начали исследовать земли к северу от своей большой гавани в Пеларгире и встретились с людьми, жившими в долинах по другую сторону Белых гор. Таким образом, термин Средний Народ изначально относился к людям Эриадора, самым западным обитателям среди человечества Второй Эпохи и известным эльфам королевства Гил-галада. [68] В Эриадоре тогда обитали в основном люди, как думается, изначально принадлежавшие к Народу Беора, хотя были и родственные Народу Хадора. Жили они у озера Эвендим, в Северных Низинах и у Пасмурных холмов, а также в землях до самого Брендидуима, на запад от которого они хотя и забредали часто, но никогда не селились там. Они дружили с Эльфами, хотя опасались их и близкая дружба между ними возникала редко. Боялись они и Моря и взгляд их не был обращен к нему. (Без сомнения, слухи о страшном Море и о разрушении Страны за Горами (Белерианда) дошли до них, а некоторые из предков на самом деле были беженцами из тех Атани, которые не уплыли из Средиземья, а бежали на восток.)

Так получилось, что применение нуменорского термина 'Средний Народ' было различным. Основным признаком являлась дружественность Западу (эльфам и нуменорцам), но в действительности он применялся обычно только к тем людям, кто был похож внешне на нуменорцев, хотя такая важная черта, как "дружественность" не была исторически связана только с этим расовым признаком. Это была общая черта всех людей, которые отвергли Тень Моргота и его слуг и бежали от нее на запад - и определенно включала в себя обе расы малого народа - Дру и Хоббитов. Также следует сказать, что "недружественность" к нуменорцам и их союзником не всегда была связана с Тенью, в поздние времена действия самих нуменорцев вызывали ее. Так, многие из лесных жителей побережий к югу от Эред Луин, особенно в Минхириате, относились историками к народу Халет; но они стали самыми ожесточенными врагами нуменорцев, из-за их безжалостности и вырубки лесов, [69] и эта ненависть осталась неутоленной даже в их потомках, которые присоединялись к любым врагам Нуменора. В Третью Эпоху остатки этого народа были известны в Рохане как Дунландцы.

Следует сказать и о языке. Прошло шесть столетий после отплытия уцелевших Атани в Нуменор, как корабль с Запада снова появился в Средиземье и вошел в Залив Лун. [70]

История встречи нуменорских моряков и двадцати эриадорцев на Башенных Холмах, и то, как они опознали друг в друге древних родичей, и то, что несмотря на значительные изменения, их языки все же имеют общее происхождение, приведена в Неоконченных Сказаниях, сс.213-214 [71]. Следом за этим отрывком (заканчивающимся словами 'они обнаружили, что языки их имеют много общих слов, которые можно легко понять, а также таких, которые понимаются с трудом, и что они могут вести беседы на несложные темы') статья продолжается:

Так и повелось, что родство в языке, даже если оно опознается только после тщательного изучения, считалось среди нуменорцев одним из признаков 'Среднего Народа'. [72]

Мудрые в поздние эпохи полагали, что изменения в языке людей Средиземья, по крайней мере тех, кто 'не под Тенью', происходили медленнее в конце Второй Эпохи перед изменением мира и Падением Нуменора, а в Нуменоре язык менялся еще более медленно, благодаря долгожительству Атани. Ко времени первой встречи моряков и жителей западного Эриадора прошло лишь шестьсот лет с тех пор, как Атани ушли за море, и Адунаик, на котором они разговаривали едва ли вообще изменился; но прошло около тысячи или более лет со времени, когда Атани, пришедшие в Белерианд отделились от своих племен. И даже теперь в мире, меняющемся гораздо быстрее, языки, которые разделяло более пятнадцати столетий могли быть опознаны как родственные даже людьми незнакомыми с историей изменения языков.

Шли годы и ситуация изменилась. Древний Адунаик Нуменора поизносился со временем - и намеренно. Ибо из-за трагической истории Нуменора он более не был в чести у 'Верных', контролирующих все побережье от Лун до Пеларгира. Эльфийские языки были тогда запрещены мятежными Королями, а разрешенным оставался только Адунаик, и многие книги на Квенье и Синдарине были уничтожены. Но верные использовали Синдарин, и на этом языке заново придумывали географические названия в Средиземье. [73] Адунаик был заброшен и постепенно изменялся и искажался в обыденной речи, и остался единственным устным языком без алфавита. Все люди высокого происхождения и те, кого они обучали, разговаривали и писали на Синдарине, и пользовались им между собой даже в повседневной жизни. В некоторых семьях Синдарин стал родным языком, а простонародный Адунаик изучался только по мере надобности. [74] Однако, чужаков Синдарину не обучали, в основном, чтобы сохранить его как знак нуменорского происхождения, и из-за сложности обучения - по сравнению с 'простонародным наречием'. Так и вышло, что по мере роста и усиления нуменорских поселений и установления связей с людьми Средиземья (многие из которых приняли нуменорское правление и население которых возросло), 'простонародный язык' начал свое распространение как лингва франка среди различных племен людей. Этот процесс начался в конце Второй Эпохи, но особую важность приобрел после Падения и основания 'Королевств Изгнанников' в Арноре и Гондоре. Эти королевства включали большие территории в Средиземье, и короли их почитались и за их границами. Таким образом на Севере и Западе все земли между Эред Луин и Сероструем и Седонны (Hoarwell) [75] стали областями нуменорского влияния и распространения 'простонародного наречия'. Юг и Восток от Мордора оставались неприступными; и хотя там расширение Гондора сдерживалось, он был более населенным и сильным, чем Арнор. Границы древнего королевства включали в себя все земли, на картах Третьей Эпохи обозначенные как Гондор, Анориен, Итилиен, Южный Итилиен и Рохан (ранее называвшийся Каленардхон) к западу от Энтовой Купели. [76] О его размерах в момент наивысшего расцвета во время правления Хиармендакила I и Ромендакила II (1015-1366 гг. Третьей Эпохи) см. Властелин Колец, Приложение А, с.325. [77] Однако огромные пространства между Андуином и Морем Рун никогда не были достаточно заселены и освоены, а единственная истинная северная граница Королевства к востоку от Андуина проходила по Эмин Муил и болотам к северу и востоку. Но нуменорское влияние распространялось на земли далеко за этими границами - от Долин Андуина до его истоков и охватывало территории к востоку от Леса, между реками Келон (Бегущая) [78] и Карнен (Красная).

Внутри исходных границ Королевства 'простонародная речь' вскоре стала общепринятой и постепенно превратилась в родной язык почти всех его жителей, независимо от происхождения, а заодно и тех, кому было разрешено селиться в этих границах. Говорящие на этом языке называли его Вестрон (на самом деле Адуни, на Синдарине - Аннунайд). Но язык этот распространился далеко за пределы границ Королевства - сначала при контактах с 'народами Королевств', а затем как 'Общее наречие', подходящее для общения между различными народами, сохранившими свои языки. Затем и эльфы и гномы стали использовать его в разговорах друг с другом и с людьми.

Здесь текст резко обрывается на половине страницы (без каких-либо отметок, хотя это может быть неважно).

0

4

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Замечательный пример – беседа Гхана, вождя Дикого народа, и Теодена. Вероятно, немногие из Дикого народа, кроме Гхана, вообще знали Общее наречие, да и он сам обладал весьма ограниченным словарем и использовал его согласно законам своего языка.

2 Короли и их потомки после Тенгела также знали Синдарин – язык знати в Гондоре. [Ср. Приложение А (II), в списке Королей Страны Всадников, о пребывании Тенгела в Гондоре. Там сказано, что после своего возвращения в Рохан 'на языке Гондора говорили в его доме, и не все относились к этому хорошо.']

3 Эффект на говорящих на современном Общем наречии в Гондоре можно сравнить с тем, как бы мы чувствовали себя при разговоре с иностранцем, образованным и умелым лингвистом, который, пытаясь быть учтивым или в разговоре о высоком, бегло говорил бы на английском, скажем 1600 года н.э., но адаптировал бы произношение на современный манер.

4 Структурно и грамматически он значительно отличался от остальных языков Запада того времени; хотя имел кое-что общее с Адунаиком, древним 'родным' языком нуменорцев. Отсюда появилась теория (вероятная) о том, что в далеком прошлом некоторые языки людей – включая язык большинства Атани, от которого и произошел Адунаик – претерпели влияние Куздула.

5 Говорят, что у них было собственное сложное пиктографическое письмо. Но они хранили его в строжайшем секрете.

6 Включая и врагов, таких как Саурон, и его ближайших слуг, имевших на самом деле отчасти нуменорское происхождение.

7 [Как и Гил-галад, Келебримбор был персонажем, впервые появившемся во Властелине Колец, и чье происхождение отец изменял снова и снова. Самые ранние заметки по этому поводу можно найти в тексте Относительно Галадриэли и Келеборна, появившемся после Властелина Колец, где сказано (ср. Неоконченные сказания с.235):

В свите Галадриэли и Келеборна был нольдорский мастер Келебримбор. Он происходил из Нольдор и жил в Гондолине, где считался искуснейшим мастером Тургона – но был очень горд и обладал почти 'гномьей' страстью к ремеслу.

Он вновь появляется в тексте Элессар как гондолинский мастер-ювелир (см. Неоконченные сказания, сс. 248 и далее); но рядом с только что процитированным отрывком из Относительно Галадриэли и Келеборна отец сделал пометку, что было бы лучше 'сделать его потомком Феанора'. Поэтому во втором издании Властелина колец (1966), в конце вступления к Повести Лет Второй Эпохи, он добавил фразу: 'Келебримбор был Владыкой и величайшим из мастеров Эрегиона; он был из рода Феанора'.

В одном из своих экземпляров Возвращения Короля он подчеркнул имя Феанор в этом предложении и написал на другой странице следующие два замечания (началом первой из них должно быть, по моему мнению: ''Кто же были его родители ? Он должен быть потомком одного из сыновей Феанора, но об их потомстве ничего не сказано."

Как это возможно ? У Феанора было семеро сыновей, шестеро из них достигли Белерианда. К этому моменту ничего не было сказано про их жен и детей. Вероятно Келебринбаур (Среброрукий, > Келебримбор) был сыном Куруфина, но несмотря на то, что он унаследовал от отца способности к мастерству, он был эльфом абсолютно иным по темпераменту (его мать отказалась от участия в восстании Феанора и осталась в Амане вместе с народом Финарфина). Когда он жил в Нарготронде, как изгнанник, он полюбил Финрода и его жену, и был поражен поведением своего отца и не ушел с ним. Позднее он стал большим другом Келеборна и Галадриэли.

Вторая заметка:

Старший из сыновей Маэдрос, по-видимому не был женат, как и двое младших (близнецы, один из которых по злой случайности сгорел вместе с кораблями); Келегорм тоже, так как он планировал взять в жены Лучиэнь. Но Куруфин, любимый сын своего отца, унаследовавший его способности, был женат, и имел сына, который также отправился в изгнание, хотя жена (неназванная) осталась. Остальные двое – Маэлор, Карантир – были женаты.

О имени Маэлор – форме от Маглор см. X.182, §41. Замечательна ссылка в первой заметке на жену Финрода, так как задолго до этого, в Серых Анналах, сказано, что у Финрода не было жены, и что 'та, которую он любил – Амариэ из Ваниар, а ей не было позволено отправиться с ним в изгнание.' Эта история была отброшена или забыта, но затем появилась снова: см. замечание о Гил-галаде, с.350.

Эти записи о Келебримборе сыне Куруфина послужили основой для фрагментов, помещенных редактором в опубликованный Сильмариллион, с.176 (см. V.300-1), и в О Кольцах Власти, там же, с.286. Но в поздних заметках (1968 или позднее) по вопросу о переводе слова 'рука' на Эльдарин отец написал следующее:

Обычный Эльдарин имел основу KWAR 'сжимать вместе, сдавливать, жать'. Производное от нее *kw~ara: qu^ar (Квенья), p~ar (Телерин), paur (Синдарин). Это можно перевести как ’кулак’, хотя главным образом это слово использовалось для обозначения руки, крепко сжимающей инструмент, а не для ’кулака’, которым бьют. Ср. имя Келебрин-баур > Келебримбор. Это синдарская форма от Телперимпар на Телерине (квенийское Тиэлпинкуар). Имя это часто встречалось у Телери, которые кроме навигации и кораблестроения еще были известны как серебряных дел мастера. Знаменитый Келебримбор, герой-защитник Эрегиона в войнах с Сауроном во Вторую эпоху, был Телер, один из Телери, сопровождавших Келеборна в изгнание. Это был великий мастер, в Эрегион его привлекли слухи о замечательном металле, найденном в Мории, морийском серебре, которому он дал имя мифрил. В работе с мифрилом он соперничал с гномами, или скорее был равным им, так как между Келебримбором и гномами возникла великая дружба, и они делились друг с другом секретами и тайнами мастерства. Точно также имя Тегилбор давалось мастеру-каллиграфу (тегил - это синдарская форма квенийского текил 'перо', неизвестная Синдар до прихода Нольдор).

Написав это, отец проигнорировал добавление к Приложению В во втором издании, о том, что Келебримбор 'был потомком Феанора'; без сомнения, он просто забыл о том, что эта теория уже появилась в печати, если бы он помнил, то наверняка считал бы себя связанным этим. – Об утверждении, что Келебримбор был 'одним из трех Телери, отправившихся в изгнание вместе с Келеборном' см. Неоконченные сказания, сс.231-3.

И даже здесь, в этой самой статье, датированной примерно тем же временем, что и заметки о эльдаринских словах, использовавшихся для перевода слова 'рука', приведены радикально иные слова о происхождении Келебримбора: 'Синда, являющийся потомком Даэрона'.]

8 Однако их нет в надписи на Западных Вратах Мории. Гномы говорят, что из вежливости к эльфам на вратах были использованы буквы Феанора, так как врата открывались в их страну и использовались в основном эльфами. Но Восточные Врата, разрушенные во время войны с орками, открывались в широкий мир, и не были такими ’дружественными’. На них были нанесены рунические надписи на разных языках: запрещающие заклинания на Куздуле, предупреждения о запрете входить без пропуска или разрешения Владыки Мории, сделанные на Квенье, Синдарине, Общем наречии, языках Рохана и Дэйла и дунландском.

[На полях напротив этого абзаца карандашом отец сделал пометку:

N.B. Элронд в Хоббите сказал, что руны были изобретены гномами и написаны серебряными перьями. Элронд был полуэльф и хранитель знаний и истории. Так что или мы должны принять это расхождение, или исправить историю рун, допустив, что Ангертас Мория в большей степени изобретение гномов.

В заметках, связанных с этой статьей он обдумывал это предположение, считая возможным, что на самом деле именно Долгобороды изобрели руны, и от них идею воспринял Даэрон, но так как первые руны были плохо организованы (и отличались в разных кланах гномов) он свел их в логическую систему.

Но, конечно, в Приложении Е (II) он утверждал очень твердо: 'Кирт был изобретен в Белерианде Синдар’. Даэрон из Дориата разработал ’самую полную и упорядоченную форму’ Кирта, алфавит Даэрона, и гномы переняли ее от эльфов Эрегиона, назвав Ангертас Мория. Таким образом это несоответствие, если это действительно несоответствие, едва ли можно ликвидировать; но на самом деле его не было. Элронд объявил изобретением гномов ’лунные руны’ и их запись серебряными перьями (в конце главы Краткий отдых), а не рунный алфавит – как далее с облегчением объявил отец. Я упоминаю все это, чтобы проиллюстрировать озабоченность отца в связи с несоответствиями и несообразностями, даже если в данном случае его опасения оказались необоснованными. – О ранних записях относительно происхождения рун см. VII. 452-5.]

9 [В этом месте заканчивается рукопись и начинается машинопись.]

10 Когда дела в Мории пошли совсем плохо, и не осталось никакой надежды на спасение жизни, последние страницы Книги заполнялись в надежде, что позднее ее найдут друзья, и узнают о судьбе Балина и его экспедиции в Морию – как и случилось на самом деле.

11 Например, замена двойных (долгих) согласных на одинарные между двумя гласными, или изменение согласных в определенных сочетаниях. Оба случая можно рассмотреть на примере слова, обычного для языка Третьей Эпохи – тунас ’охрана’, обозначавшего группу людей, выступающих в роли стражников. Это производное от основы ТУД 'страж, охранник' + нас ’люди’: организованная группа людей, выполняющая одну и ту же функцию. Но туднас, хотя часто и произносилось правильно, но все же изменилось на туннас, и обычно так и звучало: форма тунас, появляющаяся в первых строках сохранившихся трех страниц была ’неправильной’ и считалась разговорной. (Случайно так вышло, что слово нас – это, по-видимому, одно из многочисленных заимствований из эльфийских языков, имевшихся уже в Адунаике и которых стало еще больше в Общем наречии Королевств. Вероятно, это квенийское носсэ или синдарское нос ’род, семья’. Краткое эльфиское о в таких заимствованных словах превратилось в а.)

12 [Три страницы были напечатаны в Рисунках Дж.Р.Р. Толкиена, 1979, №23 (второе издание, 1992, №24).]

http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/people/155m.gif http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/people/156m.gif

13 Исключения – это несколько слов на Черном наречии; несколько географических названий или личных имен (непереведенных); военный клич гномов. Происхождение некоторых географических названий также считается забытым; как и происхождение одного-двух личных имен (см. Приложение F, с.407).

14 Надпись на Аменартасском фрагменте (представлена Эндрю Лангом) была на сделана греческом того периода, к которому она могла относиться, а не на английском, записанном греческими буквами. [Об Аменартасском фрагменте см. Х.Райдер Хаггард, Она, часть 3.]

15 С первой песней Галадриэли поступили также: она дана только в переводе (как и вся ее речь в диалоге). В этом случае была предпринята попытка стихотворного переложения с максимально возможным сохранением стихотворного размера оригинала – это значительное произведение было написано задолго до прихода Фродо и независимо от доставки в Лориен Главного Кольца. С другой стороны, Прощание адресовалось непосредственно Фродо и было вольной импровизацией, отражающей поразительное раскаяние и страстное желание Галадриэли, и ее отчаяние после того, как она пережила такое ужасное искушение. Прощание переведено очень аккуратно. Переложение же более ранней песни предполагало более свободный перевод, чтобы сохранить размер оригинала. (Как показали события, именно то, что Галадриэль отбросила гордость и поверила в свои силы, и полностью отказалась от противозаконного их увеличения, позволило ей занять место на корабле и вернуться домой.) [Ср. с отрывком из письма от моего отца в 1967 году, процитированного в Неоконченных сказаниях, с.229; Письма №297, в конце.]

16 [Это ссылка на последние 6 строк (которые включают перевод надписи на могиле) в главе Путь во Тьме, начиная со слов ’"Это руны Даэрона, которые знали в древней Мории", сказал Гэндальф’, которые в трехтомном издании Властелина Колец в твердом переплете напечатаны на этой странице.]

17 Вероятно, заметному более искушенному в лингвистике и истории читателю; хотя мне никто об этом не говорил.

18 [Это ссылка на конец Приложения F, I ('Собственное имя Гимли ...'), процитированный выше, с.296.]

19 В поздние времена, когда их собственный Куздул превратился в заучиваемый язык, а гномы переняли Общее наречие или местные языки людей, они обычно пользовались 'внешними' именами и между собой. [Куздул в этом случае произносится с ударением на втором слоге.]

20 [В то же время, когда было сделано это исправление в тексте, отец написал на полях: 'Но смотри об этом ниже – они происходили от давно забытых языков людей Севера.' См. сс.303-4, и сноску 23 ниже.]

21 Ссылки (в Приложении А [начало III, Народ Дурина]) на легенды о происхождении гномов рода Долгобородов (Сигин-тарег на Куздуле, перевод на Квенья – Андафангар, на Синдарин – Анфангрим) и их знаменитое королевство Казад-Дум (Мория) слишком кратки, чтобы прояснить лингвистическую ситуацию. Говоря о 'глубине времен’, вовсе не имеются в виду геологические эпохи – о которых только у Эльдар есть легенды, созданные на основе информации, полученной от Валар. Говорится о легендах Века Пробуждения и появления Говорящих Народов: сначала Эльфов, затем Гномов (как они сами считают), и третьими – Людей. Согласно легендам, гномы проснулись на севере Средиземья, в отличие от эльфов и людей. [Эта ссылка затем продолжается, но это продолжение впоследствии зачеркнуто.] Самым западным было место пробуждения предков Долгобородов, в Третью Эпоху – долина в Эред Митрин. Но это было очень давно. Это произошло задолго до переселения людей с Востока в северо-западные области. И очень много времени прошло с тех пор, как гномы – среди которых Долгобороды были наиболее таинственным родом, мало заинтересованным в делах людей и эльфов – посчитали нужным изучать языки своих соседей, и тем более брать себе имена, под которыми их бы знали ’чужаки’.

22 Отец говорил, что Балин и Фундин – настоящие древнескандинавские имена, использованные им для Властелина Колец. Все, что ему было нужно – это изобразить в надписи на могиле не их ’внутренние’ имена на Куздуле, а настоящие ’внешние’ имена, в тексте Властелина Колец представленные как Балин и Фундин.

23 [Вероятно, достигнув этого места в статье, отец сделал исправления на с.300, добавил заметки на полях в сноске 20 и вычеркнул окончание сноски 21.]

24 Только у него не было спутников, ср. ’он спал один’ (III.352). [Ссылка на начало Приложения А, III. Отрывок в тексте понять трудно. Отец упоминал четыре места пробуждения Семи Праотцев гномов: 'предков Огненнобородов и Широкозадых’, ’предков Долгобородов’, ’Железных Кулаков и Густобородов’ и ’Черноволосых и Каменноногих’. (Ни одно из названий шести родов гномов до этого нигде не упоминалось. Так как предки Огненнобородов и Широкозадых проснулись в Эред Линдон, можно предположить, что это были гномы Ногрода и Белегоста.) Кажется, что он говорит о том, что Дурин ’спал один’ для противопоставления другим родам, предки которых спали парами. Если это так, то это другая концепция, нежели процитированная в XI.213, где Илуватар ’потребовал, чтобы Ауле уложил Праотцев Гномов спать в отдельных тайных местах, каждого со своей подругой, за исключением Дурина, старейшего, у которого подруги не было.’ О ’подругах’ Праотцев Гномов см. XI.211-13. – На полях машинописного текста отец позднее написал (напротив этой сноски): ’После пробуждения он долго странствовал: его народом стали гномы, присоединившиеся к нему из других родов на западе и востоке’; а в начале страницы он приписал, что легенда о Создании Гномов должна быть изменена (очень радикально), и другие гномы должны были спать рядом со своими праотцами.]

25 [В отвергнутой части сноски 21 местом пробуждения предка Долгобородов была 'долина в Эред Митрин’ (Серые горы на дальнем Севере). До этого, разумеется, не было ссылок на древнее значение горы Гундабад. Эта гора появилась впервые в главе Гроза разразилась в Хоббите, где сказано, что гоблины ’спускались с гор и выходили из долин, шагая по ночам или через туннели, пока под высокой горой Гундабад, где была их столица, не собралось огромное войско’; она показана на карте Диких Земель в Хоббите на самом северном конце Туманных Гор, там где они соприкасаются с Серыми горами. Во Властелине Колец, Приложение А (III), Гундабад упоминается в описании войны гномов и орков в конце Третьей Эпохи, когда гномы 'захватили и разрушили одну за другой все крепости орков, которые только смогли [обнаружить], от Гундабада до Ирисных Низин' (слово ’обнаружить’ по ошибке выпало из второго издания).]

26 Согласно их легендам, создатель гномов, Вала Ауле изобрел его для них и обучил ему Семерых Праотцев, прежде чем уложил их спать, пока не придет время пробуждения. После пробуждения этот язык (как и все языки, и все остальное в Арде) менялся со временем, и стал отличался в разных королевствах. Но изменения происходили так медленно, и различия были настолько малы, что даже в Третью Эпоху общение между всеми гномами на их собственном языке было очень простым. Как они говорят, изменения в Куздуле по сравнению с изменениями в языке эльфов, и тем более людей, было как 'выветривание твердой скалы по сравнению с таянием снега.'

27 Численность гномов росла медленно, а численность людей в дни мира и процветания – быстрее, чем даже эльфов.

28 Так как далеко на востоке они встречали тех, кто служил злу. [Эта заметка добавлена карандашом позднее. На предыдущей странице машинописного текста в то же время отец написал следующее, без ссылки на текст, но возможно, имея в виду упоминание (с.301) о пробуждении восточных родов гномов: ’Увы, есть вероятность, что (как и люди позже) гномы дальних восточных королевств (и некоторых западных ?) подпали под Тень Моргота и повернулись к злу.’]

29 Ни один гном добровольно не сядет на лошадь, и ни один никогда не приручал животных, даже собак.

30 На время. Нуменорцы еще не появлялись на берегах Средиземья, и фундамент Барад-дура еще не был заложен. Это был краткий период в анналах Второй Эпохи, но в течении многих поколений людей Долгобороды контролировали Эред Митрин, Эребор и Железные Холмы, и всю восточную сторону Туманных гор до границ Лориена; а люди Севера жили во всех прилегающих землях до самого Великого Гномьего Тракта, прорезающего Лес (Старая Лесная Дорога – это остатки этого тракта в Третью Эпоху) и на северо-востоке до Железных Холмов. [Как и многое другое в этом отрывке, происхождение Старой Лесной Дороги от ’Великого Гномьего Тракта’, который от Зеленолесья вел к Железным Холмам, ранее не упоминалось.]

31 Только личные имена. Название народа, имена родов и королевств они не скрывали.

32 Или настоящие имена, обычные среди людей, или имена, созданные из элементов человеческих языков, или имена без значений, а просто созданные из звуков, обычных для человеческой речи.

33 [Отец написал это так, будто Дурин – это настоящее человеческое имя Праотца Долгобородов; но на самом деле это древнескандинавское имя, и здесь – просто перевод.]

34 Несколько похоже на то, как ’руны’ эльфов считались среди людей Третьей Эпохи гномьими буквами.

35 Саурон был побежден нуменорцами и изгнан в Мордор, и долго не беспокоил Запад, но расширял свои владения на Востоке.

36 Хотя такие изменения и расхождения, какие были ранее, прежде чем они оставили Средиземье, могли продолжаться, подобно различию в речи Телери и Нольдор.

37 [Это, и последующее разбиение на главы, вместе с их нумерацией, было добавлено карандашом позднее. Название главы I утрачено вместе с первой страницей статьи.]

38 Сказано, что название произошло от атан ’человек, создание, отличающееся от остальных существ’, слова, использовавшееся для тех людей, которых эльфы впервые встретили в Белерианде. Оно вошло затем в Квенья и Синдарин; но позднее, когда Эльдар повстречали и других людей, оно стало обозначать только Три народа – союзников Эльдар Белерианда.

[Сохранился машинописный черновик этой страницы (хотя и без заголовка главы и нумерации, см. сноску 37): в этом черновике сноска начинается также, но после слов 'вошло затем в Квенья и Синдарин' отличается:

Однако, оно ассоциировалось у Эльдар со словом атар (адар) ’отец’ и часто переводилось ’Отцы Людей’, хотя титул этот, полностью звучавший как атанатар, принадлежал только вождям народов, приведших их Белерианд. Синдарское адан часто переводилось ’человек’, особенно в именах народов, имеющих приставку, таких как ’ Дунадан’, мн.число ’ Дунэдайн’, ’Люди Запада’, Нуменорцы; ’ Друэдайн’ Дикий народ.

Утверждение, что Атани произошло от слова в языке народа Беора, атан ’человек’, противоречит тому, что сказано в главе О приходе людейна Запад , в Квента Сильмариллионе, XI.219, в сноске: ’ Атани – это имя, данное людям в Валиноре, в преддверии их появления; согласно Эльдар, оно означает "Вторые", так как раса Людей была второй среди Детей Илуватара’; ср. Квенди и Эльдар, XI.219, где по существу сказано то же самое (происхождение имени Атани здесь приписывается Нольдор Валинора).]

39 [Это ссылка на плен Мелькора в Амане. См. X.423, сноска 3.]

40 [Ср. слова Андрет, X.310, и Берега и Амлаха, XI.220, §18).]

41 Халет – это не имя вождя, возглавлявшего народ Халет во время его прихода в Белерианд: см.XI.221-2 и генеалогическое древо, XI.237. Но это вероятно, не имеет значения, с точки зрения того, что сказано в конце абзаца: эти люди 'были названы Народом Халет, так как Халет звали женщину-вождя, приведшую их в леса Дориата, туда, где им было разрешено поселиться.' С другой стороны, утверждение, что Хадором звали вождя, приведшего народ Хадора в Белерианд, не соответствует началу главы О приходе людей на Запад (ср. сноску 38), согласно которой Марах перевел свой народ через горы, а сам Хадор, хотя и дал свое имя этому народу, был потомком Мараха в четвертом поколении (см. XI.218-19 и генеалогическое древо, XI.234). В этой работе разделение народа Хадора на три отряда, о котором сказано немного ниже в этом абзаце, не упоминается – сказано, напротив, что (XI. 218, §10) Беор сообщил Фелагунду, что 'они многочисленны, и держатся вместе, а передвигаются медленно, все подчиняются одному вождю, которого зовут Марах.']

42 [В других описаниях народ Халет является вторым из родов Эдайн, появившимся в Белерианде, а не последним; так, в КС §127 (V.275), где Халет все еще Халет Охотник, а не леди Халет, 'После Беора пришел Халет, отец Хундора, а немного позднее пришел Хадор Золотоволосый', а в главе О приходе людей на Запад §13 (XI.218) ’первым пришли Халадины ... Через год, однако, Марах перевел свой народ через горы’. В этом тексте (§10) Беор сказал Фелагунду, что народ Мараха 'шел на запад перед нами, но мы обошли его', и в рассказе нет предположения, что они первыми среди Эдайн достигли Эред Линдон, но что 'в поисках дороги в обход гор' они 'пришли с юга' в Белерианд.– О внутренних раздорах среди народа Халет, о которых говорится несколькими строками ниже в этом абзаце ранее не упоминалось.]

43 Без сомнения, это произошло благодаря смешению с людьми других племен в прошлом, и сказано, что темные волосы передавались по наследству в тех семьях, которые более интересовались знаниями и мастерством.

44 Зная, что язык народа Беора забыт, за исключением нескольких личных имен и названий мест, и некоторых слов и фраз, сохранившихся в преданиях. Одним из таких слов было атан. [О последнем см. сноску 38.]

45 [С эти можно сравнить то, что отец написал в это же время в другом месте (с.373, сноска 13) относительно долгого времени, когда ’Беорцы’ и ’Хадориане’ разошлись при переселении на запад, и жили на противоположных сторонах внутреннего моря.]

46 У Берена Прославленного были золотые волосы и серые глаза, он был выше большинства своих сородичей, но был широкоплеч и имел очень сильные руки.

47 Эльдар говорят, и упоминают в песнях, которые пели в поздние дни, что их трудно было отличить от Эльдар – пока не проходила юность, и быстрое увядание было тайной и огорчением для Эльдар.

48 [С этим упоминанием Народов Беора и Хадора можно сравнить описание, сделанное отцом за много лет до этого в Квента Сильмариллионе, V.276, §130.]

49 [Об изменении в отношении между тремя языками Атани, когда язык народа Халет заместил язык народа Хадора, как изолированный от других, см. с.368 и сноску 4.]

50 Не из-за особого их положения в Белерианде, скорее из-за небольшой численности. Численность их росла гораздо медленнее, чем у других Атани, едва ли достаточно, чтобы заменить военные потери; и все же многие женщины (которых было меньше, чем мужчин) оставались не замужем.

51 [Вот несколько замечаний, упомянутых в Неоконченных сказаниях , (чтобы избежать ненужных модификаций исходного текста, и не пытаясь менять его смысла). (1) Написание Ork(s) было заменено на Orc(s) , название реки Тайглин на Тейглин (см. XI.228, 309-10). (2) Отрывок о том, что Дру похожи на съедобные грибы изъят, в свете сказанного отцом в карандашной заметке рядом с этим отрывком: ’Убрать все о грибах. Слишком похоже на хоббитов’ (разумеется, ссылка на Фродо и грибы Бирюка). Далее идет рассказ о знаниях Друэдайн растений, и сказано:

К удивлению эльфов и остальных людей, они с удовольствием ели грибы, многие из которых казались опасными и неприятными: некоторые виды грибов они даже выращивали возле своих жилищ. Народ Халет, обученный Друэдайн, также питался ими при необходимости; и если они приходили в гости, то ели то, что предложат из вежливости и без опасения. Другие Атани воздерживались от грибной пищи, разве что их принудит к этому голод, так как немногие могли различать съедобные от ядовитых, а кое-кто даже называл их орочьей едой и считал проклятыми и искаженными Морготом.]

52 [См. Неоконченные сказания, с.386, сноска 8. Везде, кроме этого места слугу Хурина зовут Садор, а не Садог.]

53 [Это предложение процитировано в Неоконченных сказаниях, с.387, сноска 11.]

54 Смотри обсуждение линейных мер и сравнение их с нашими в легенде о Поражении в Ирисных низинах. [Это обсуждение (которое, вместе с самой работой, принадлежит самому позднему времени – 1968 году или позднее) можно найти в Неоконченных сказаниях, сс.285 и далее, где также приведены данные о росте хоббитов.]

55 ’Дикий’ в исходном смысле слова; они были очень мягки по характеру, не жестоки и не злопамятны.

56 Иного характера: гномов они считали невыдержанными и вспыльчивыми; на эльфов они смотрели с благоговением и избегали их. Даже в Шире в Третью Эпоху, когда эльфов там можно было встретить чаще, чем где-либо еще, большинство ширских обитателей не имели с ними никаких дел. ’Они странствуют в Средиземье,’ говорили они, ’но сердца их и чаяния не здесь.’

57 [Нигде более в мире не было такого особенного (и превосходного) устройства’: начало главы Под знаком Гарцующего Пони. Это наблюдение принадлежит Бильбо, как автору Алой Книги Западных Пределов.]

58 На самом деле, скорее всего лишь в Шире и Бри сохранились поселения хоббитов к западу от Туманных гор. О восточных землях, откуда в незапамятные времена пришли хоббиты, ничего не известно.

59 Когда они появились в Эриадоре (в начале второго столетия Третьей Эпохи) людей там все еще было много, как нуменорцев, так и других, родственных Атани, кроме остатков злых народов, враждебных королям. Но Общее наречие (нуменорского происхождения) использовалось всеми, даже после падения Северного Королевства. Во времена Бильбо огромные области Эриадора пустовали. Запустение началось с Великой Чумы (вскоре после заселения хоббитами Шира), и ускорилось с исчезновением Северного Королевства. Видимо, только хоббиты в Шире и к северо-западу от Бри пережили Чуму. [Начало этого абзаца, помещающее время появления хоббитов в Эриадоре ’в начале второго столетия Третьей Эпохи’ – явная небрежность, вероятно отец хотел сказать ’тысячелетие’, а не ’столетие’ (в Приложении В дата прихода Мохноногов (Harfoots) – 1050 Третьей Эпохи, а Белоскоров (Fallohides) и Крупней (Stoors) – около 1150.]

60 Вторжение, несомненно, произошло благодаря Саурону, так как ’Истерлинги’ в основном были жестокими и злобными потомками тех, кто служил и поклонялся Саурону до его низвержения в конце Второй Эпохи.

61 Хотя в воспоминаниях Рохиррим не сохранились времена древней Войны в Белерианде, они знали о ней, что усилило их дружбу с Гондором и неразрывную клятву Эорла и Кириона. [На полях этой сноски отец добавил:

Может быть, это действительно тот народ Средиземья, который встретили нуменорцы, вновь появившись там (см. ниже); но и другие люди, похожие на них внешне и по характеру могли быть только потомками тех народов, авангардом которых являлись Атани.]

62 [В Квенди и Эльдар (XI.337) есть ссылка на Авари 'которые маленькими тайными группами пришли в Белерианд с юга', и на редкие случаи, когда кто-либо из Авари ’присоединялся и был принят среди Синдар’, хотя в той статье Эол из Нан Эльмота был из Авари (XI.409 и сноска 33).]

63 [Малый Лун впервые появился на третьей и последней из карт отца запада Средиземья (на которых основана моя карта, опубликованная во Властелине Колец), но здесь это название, кажется, появилось впервые.]

64 [С этим утверждением, что область за притоком Малый Лун была ’гномьей территорией’ ср. Приложение А (I, iii), где сказано, что Арведуи, последний король Артедайна, 'скрылся в туннелях старых гномьих шахт в дальнем конце гор.']

65 Народ Гил-галада – это в основном Нольдор, хотя во Вторую Эпоху Харлиндон населяли главным образом Синдар, и область эта находилась во владении Келеборна. [Во вступлении к анналам Второй Эпохи в Приложении В сказано: ’В Линдоне к югу от Лун жил в то время Келеборн, родич Тингола’; см. Неоконченные сказания с.233 и сноску 2, где есть ссылка на данную сноску.]

66 [См. Неоконченные сказания, сс. 262-3 (извлечение из поздней статьи о названиях рек и маяков Гондора).– Название было напечатано как Enedwaith где h было добавлено позднее, но далее в этой статье (сноска 76) есть форма Enedhwaith; как и только что упомянутых названиях рек, хотя в Неоконченных сказаниях я напечатал Enedwaith для согласования с опубликованными текстами.]

67 Она была основана, согласно преданиям Дол Амрота, мореплавателями Синдар из западных гаваней Белерианда, которые бежали оттуда на трех небольших кораблях, когда сила Моргота повергла Эльдар и Атани; но позднее усилилась путешественниками из сильван, которые спускались вниз по Андуину в поисках Моря. Согласно нуменорской классификации сильване – это средние эльфы, мало известные Атани до последних дней: они были похожи на синдарских Телери, но были самыми медлительными из них, и так и не пересекли Туманные горы и основали небольшие королевства в долинах на обоих сторонах Андуина. (Из них Лориен и владения Трандуила в Лихолесье просуществовали до Третьей Эпохи.) Но и они не были свободны от Зова Моря, который время от времени заставлял их покидать свой дом. [Об этой гавани (Эдхеллонд) см. Неоконченные сказания, сс246-7 и сноску 18 на с.255.]

68 Первые плавания нуменорцев в Средиземье были в земли Гил-галада, союзником которого стал великий мореплаватель Алдарион.

69 Когда Нуменор все больше и больше занимался строительство флотов, так как сам остров не мог предоставить достаточное количество леса, вырубка лесов и доставка его в гавани Нуменора или на берега Средиземья (особенно в Лонд Даэр, великую гавань в устье Сероструя) стала безрассудной. [См. Неоконченные сказания, с.262, о вырубке лесов нуменорцами в Минхириате и Энедвайте. О родстве лесных обитателей этих мест с народом Халет больше нигде не сказано (см. также сноску 72 ниже). Со следующим предложением в тексте, ’В Третью Эпоху остатки этого народа были известны в Рохане как Дунландцы’ ср. Неоконченные сказания, с.263: ’Из Энедвайта они [аборигены, спасающиеся от нуменорцев] бежали в восточные горы, где позднее был Дунланд’.]

70 [Это было путешествие Веантура Нуменорца, деда Алдариона Морехода: см. Неоконченные сказания, сс.171, 174-5.]

71 [Рядом со словами в тексте, включенными в Неоконченные сказания ’как обращаясь с друзьями и родственниками после долгой разлуки’ была заметка, которую я опустил:

Атани изучили Синдарин в Белерианде и большинство из них, особенно ученые и знать, бегло говорили на нем, даже в разговоре между собой: но это всегда был заучиваемый язык, ему обучали в раннем детстве; их родным языком оставался Адунаик, язык народа Хадора (за исключением некоторых районов на западе острова где фермерское население говорило на беорском диалекте). Таким образом, Синдарин оставался неизменным на протяжении многих поколений людей.

Ср. с этим Неоконченные сказания, с.215 сноска 19. Я не знаю, каким образом упомянутый здесь ’беорский диалект’ на западе Нуменора соотносится с полным забвением языка народа Беора, о котором говорится в сноске 44, см. также с.368 и сноску 5.]

72 Это может быть одна из причин того, почему нуменорцы не опознали лесной народ Минхириата как ’родичей’, и спутали их с людьми Тени, так как, как уже было замечено, родной язык народа Халет отличался от языков народов Хадора и Беора.

73 А те, которые они заимствовали у других народов, они изменяли согласно правилам Синдарина. Почти все личные их имена также были на Синдарине, за исключением некоторых, сохранившихся в легендах Атани Первой Эпохи.

74 Таким образом, он стал несколько измененным, по сравнению с истинным Синдарином эльфов, но это сглаживалось тем, что Синдарин ценился очень высоко и ему обучали в школах, согласно структуре и грамматическим правилам древних дней.

75 Эльфийское владения уменьшились в войнах с Сауроном и после основания Имладриса, и более не включали земли к востоку от Эред Луин.

76 Энедвайт (или Центральные Пустоши) были поделены между Северным и Южным Королевствами, но никогда не были заселены нуменорцами из-за враждебности Гватхуирим (дунландцев), за исключением укрепленного города и гавани у большого моста через Сероструй в Тарбаде. [Имя Гватхуирим по отношению к дунландцам ранее не встречалось.]

77 [В Приложении А (I, iv) сказано, что на вершине расцвета Гондор ’расширился на север до Келебранта’, и длинная заметка в статье в этом месте, начинающаяся со слов ’Но "Келебрант" означает "Поля Келебранта"’, – это расшифровка значения этого названия (Парт Келебрант). Эта заметка приведена в Неоконченных сказаниях, с.260.]

78 [Река Бегущая названа в Приложении А, III (ВК, с.353) Келдуин. Келон – это река, в первую Эпоху стекающая с Холма Химринг и протекающая по Нан Эльмоту, чтобы соединиться с Аросом.; так как название Келдуин появляется в позднем тексте Кирион и Эорл (Неоконченные сказания с.289) Келон здесь предположительно, не более чем ненамеренная ошибка.]

Комментарий Oumnique: Word-версию этого текста можно найти на сайте http://attend.to/tolkien.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC