Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Архивы » Бесславное возвращение - 466 год


Бесславное возвращение - 466 год

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s2.uploads.ru/E5MQn.png

1. Название и дата эпизода - Бесславное возвращение, где-то между 465 и 470 годами ПЭ
2. Участники - Маэдрос, Келегорм, Куруфин, Гильрис, время от времени Маглор
3. Место - Химринг
4. Событие - После изгнания из Нарготронда двое Феанарионов возвращаются к старшему брату.
5. Примечания - Первый пост не Келегорма

0

2

Лихие времена наступили нынче - тяжкие, неспокойные: один за одним феаноринги лишались своих земель, вынужденные уходить к союзникам в надежде найти поддержки. Мирное бытие осталось за спиной приятными и теплыми воспоминаниями - новая, опасная глава сменила то счастливое время, обращая пеплом всё, что ценилось доселе - проглатывала краски жизни, заменяла на серо-алые оттенки войны и черную пелену страха.
Много крови лилось в мире - людской, эльфийской, много и врагов пало, однако не унимает сей факт горечи от потерь, не утешает вдов и осиротевших детей: не вернут смерти им ни домов, ни мужей и сыновей. Осада прорвана беснующим пламенем и не на кого боле надеяться, кроме как на самих себя и собственные силы и храбрость.
Маглор и Карантир решили укрыться с остатками своих солдат в Химринге, что на высоком одноименном холме, и старший брат приветствовал их, обещая, что у феанорингов обязательно выдастся шанс нанести ответный удар и отомстить; Келегорм с Куруфином же решили отправиться к их родственникам в Нарготронд и Майтимо сначала радовался этому, считая, что таким способом у Первого Дома есть шанс укрепить отношения с Финродом ещё сильнее - союзы никогда не бывают лишними даже в мирное время, не говоря уже о смуте. 
Так он думал. Поначалу.
- Лорд, - учтиво поклонившись, эльф-нолдо сразу же перешел к делу, продолжая: - Сегодня ранним утром на границе задержали двоих - грязные, что авари какие одичалые, злее орков, да ещё и смеют называться принцами Нолдор! Правда, не стали их гнать, решили вас дождаться.
Маэдрос лишь кивнул, мол, ступай, скоро буду и озадаченный таким известием направился к воротам - нельзя игнорировать, когда вопрос касается семьи, а вдруг и правда братья? Верноподданные правителя Химлада не обязаны знать всех его родственников в лицо, потому поступили верно - осторожность никому ещё не вредила.
Погода выдалась отвратной: тяжелые грязные тучи грузно проплывали над холмом, так и норовя обрушить на землю потоки небесной воды; холодный ветер завывал, заставляя плотнее кутаться в плащ, трепал штандарты, грозясь сорвать их и унести за стены крепости. Нолдо ускорил шаг, дабы поскорее разрешить интересующий его вопрос. 
Зрелище, надо отметить, стоило потраченного времени: помятые, грязные, безоружные двое задержанных и вправду оказались его любимыми братьями - Келегормом и Куруфином. Ни свиты, ни верного пса Хуана Нэльофинвэ не приметил, что немало беспокоило его. Что должно было случиться, если предстали эти двое перед ним в столь жалком виде?
"Ну хоть живыми вернулись", - мелькнула мысль и погасла.
- Где же ваши воины, братья мои? - рассматривая двоих нолдо с ног до головы, поинтересовался Нельо и мысленно возрадовался, что пошел один, а не, с тем же Карантиром - такими потрепанными принцев Первого Дома ещё не видели. - Пойдемте под крышу - двор, не место для воссоединения семьи.

Отредактировано Маэдрос (2013-03-12 09:06:21)

+3

3

После изгнания из Нарготронда Тьелкормо пребывал в отвратном настроении. И уходить оно вовсе не желало, наоборот - после той последней встречи с тем самым смертным и дориатской принцессой у Турко и вовсе было назойливое желание с кем-нибудь подраться насмерть. Желательно орками, а ещё лучше - тем человеком. Но ни те, ни другой не попадались, а нападать на верных собственного брата показалось уже чересчур, однако же оружие тогда Туркафинвэ отдать пришлось. Как и наслаждаться здешней погодкой и обществом условно стражей,... хотя, по правде говоря, погода Келегорма вполне устраивала, ибо была даже менее мрачной, чем сам феаноринг.
А рыжий старший брат себя ждать не заставил.
- Где же ваши воины, братья мои?
Тьелкормо еле сдержался, чтобы не высказать Майтимо всё, что он и его верных думает в данный момент, постаравшись пробурчать что-то нейтральное... получалось не очень.
- Верные остались в Нарготронде охранять Ородрэта. А ты бы вместо того, чтобы натравливать на нас своих верных, лучше бы дал нам привести себя хотя бы в относительный порядок. Да и потом лучше обойтись без глупых вопросов, если хочешь видеть свой замок целым. И заметь, что это пока что только просьба, а не угроза. - Келегорм почти что вырвал свои меч и лук со стрелами из рук одного из стоявших рядом стражников, потом с надменным видом именно что прошествовал внутрь, разыскивая там прежде всего купальню, горя желанием избавиться от дорожной грязи - несмотря ни на что...

Отредактировано Келегорм (2013-03-14 19:31:09)

+2

4

Копыта коня отбивали свой ритм, и, в другое время, Гильрис непременно бы прислушалась к нему, но сейчас мысли аварэ были заняты целью и обдумыванием ситуации в целом. И частностях. Как давно она покинула Нарготронд? Почти полгода назад? Меньше? Кажется, меньше. Но, Эру Единый, лучше б она осталась там! То, что произошло, в голове не укладывалось от слова совсем. Первые несколько часов, в которые она и подорвалась с заставы пограничников, на которой жил брат (у него-то и застряла так надолго) и преодолела половину пути до Нарготронда. К моменту встречи уже с воинами Арфингов она слегка успокоилась, подводя вполне разумные рассуждения под известие о свадьбе своего… Лорда, проклиная не его в целом, а его характер и натуру охотника. Вечного. Не за тем, чем нужно. И слишком гордого. Но то, что она услышала уже от них, её привело сначала в полное замешательство, выстроив в голове целый ряд вопросов без ответов. Начиная от «Как он могла ему отказать?» и заканчивая «Да как они могли остаться?!» И ответы на них дать ей не мог никто – верные Третьего Дома говорили с возмущением о поступках лордов Первого Дома, которое сама она разделить не могла. Потому что не поверила. Сразу. Потому что не желала считать феанариони теми, кем их назвали. Не могла. Слишком долго она знала их другими. Слишком. Уже по пути в Химринг – а куда ещё могли отправиться изгнанные братья? – она прокручивала возможные варианты разговора, старательно убегая от мысли, зачем он едем сама. И почему так зла на эти вести. Но, рано или поздно заканчивается все, подошел к завершению и её путь – впереди высилась громада Химринга. Ещё немного, по сравнению с уже оставленным за спиной путем, и она общается с дозорными, представляется, узнает, что Келегорм и Куруфин уже и правда здесь, и какие они прибыли. И, главное, где сейчас сам Третий феанарион. И все – дальше та же буря чувств, заставившая её так внезапно пуститься в путь. От двора до нужных комнат она, можно сказать, пролетела, практически не замечая вокруг никого и ничего. Условно вежливый стук в дверь, и она как была с дороги, растрепанная и наверняка бледная, врывается в комнату. Кажется, сам Келегорм только что закончил приводить себя в порядок. С ним всё в порядке. Как обычно. Как обычно. А она.. она!!! И он, кажется, даже не переживает… И зачем, спрашивается, весь этот путь? Только для того, чтобы выдохнуть? Вот так, устало и смиренно:
- Мой Лорд…, - нет, не так уж и выдохнуть, потому что голос зазвенел обидой сразу за все, - Неужели ты думал, что может так просто уйти… без меня?
В последний миг сдержать «от», что может стать роковым. Ведь не было же ничего, кроме Верной и Лорда. И её им восхищения, граничившего с чем-то большим. По её мнению, глубоко спрятанному внутри. Очень глубоко. И прорвавшегося этой отчаянной фразой. И взглядом, замершим сначала на нем, а потом скользнувшим на пол. Скрыть, скрыть это от него!

Отредактировано Гильрис (2013-03-19 17:05:39)

+2

5

НПС Куруфина

http://s2.uploads.ru/RIucG.png

Оба брата потеряли что-то своё. Тьелкормо утратил свою любовь, несравненную и прекрасную принцессу Лютиэн, но удар, который пришёлся по пятому феанорингу, был ещё тяжелее. От него отказался собственный сын, сын, обязанный ему всем, сын, который должен был, если не выступить в защиту отца, так промолчать, помня о своей верности. Так нет, этот шелудивый щенок остался в Нарготронде, желая не разделять трудности с отцом, а охранять слабовольного короля, и вся свита, что некогда после падения Аглона явилась на юг вместе с братьями, последовала его примеру!

После этого всего не трудно было представить себе настроение Атаринке, как и Тьелкормо, весьма раздосадованного ещё и тем, что верные старшего братца Маэдроса не смогли их распознать. Будто желая всё окончательно испоганить, над Химрингом вконец испортилась и погода. Впрочем, это было самое меньшее из зол.
Привилегию общения с Маэдросом Курво предоставил старшему, сам же только бросил короткими словами.
- Всему своё время. Мы хотим отдохнуть после дороги.
Далее последовала череда различных комнат, от купальни, до выделенных специально новым гостям широких покоев, где Куруфин смог наконец-то смыть с себя дорожную грязь и переодеться в чистую одежду. Приём пищи наверняка обещал и присутствие хотя бы одного старшего братца, но это не радовало Атаринке, желающего просто зайти в кузню и хотя бы на время забыть обо всём.
Покончив с делами, Куруфин вышел в коридоры. Теперь ему нужно было идти либо в покои Келегорма, либо прямо на обед на растерзание старшего. Сам пятый ещё не решил, что делать. Но выбрав вскоре первое, он пару раз постучал в дверь покоев третьего и вошёл внутрь.
- Надеюсь, ты уже готов?

+1

6

Умение ждать, несомненно, плюс и Майтимо решил, что торопить прибывших родственников не стоит - они никуда не спешат, уж что-что, а расспросить их о случившемся он всегда успеет, тем более теперь, когда они уже точно никуда из Химринга не денутся. Стоило отдать распоряжение, чтобы слуги накрыли на стол, наверняка ведь Лорды голодны с дороги, раз уж прибыли в столь необычном для них виде. Всё то время, что братья приводили себя в порядок, он, старший сын Феанаро, провел на верхних этажах, сначала бесцельно бродя по коридорам, а потом уже пытаясь найти Маглора, - и правда, а кого ещё звать привечать двоих их братьев, как не Второго Феаноринга? Тем более, что и искать недолго - дверь в комнату Кано прямо напротив покоев старшего, и чаще всего была незаперта. Вот и сейчас - Майтимо лишь приличия ради постучал и вошел внутрь.
- Здравствуй. Там Тьелкормо и Куруфинвэ явились, - эльф помедлил, закрывая за собой дверь и подбирая слова, как лучше описать приезд братьев: умолчать о деталях (всё равно со временем узнает от верных) или же сказать как есть? - На одном коне, как говорят дозорные, грязные, точно после стычки с орками, без свиты, без армии, ни Тьелпэ, ни Хуана с ними тоже нет. Не составишь мне компанию в беседе с ними? - мягко улыбнувшись, Нельо всем своим видом давал понять, что это скорее просьба, нежели предложение, и надеялся, что брат ему не откажет в этом вопросе.

Стол в малой трапезной накрыли на совесть, точно не четверку Лордов следовало накормить, а как минимум, - небольшой отряд воинов: здесь и вино в трех графинах, и блюд разных на выбор да по предпочтениям и вкусам. Самих же приезжих ещё не было видно, и Маэдрос отправил за ними одного из эльфов-нолдо верного Первому Дому, дабы тот пригласил принцев отобедать в семейном кругу. Обещать теплого уютного ужина Нельо, конечно же, им не мог в свете-то событий, но что голодными не оставит - это верно.
Зная норов младших, Майтимо мысленно возблагодарил Единого за то, что у него есть такой сговорчивый брат, как Кано, не отказавший присоединиться к семейному разговору. Наверняка ему тоже было любопытно, что случилось, однако этого правитель Химлада у него уже не спрашивал.

Отредактировано Маэдрос (2013-03-25 20:09:40)

0

7

Когда впереди маячит что-то неприятное, время, как назло, летит очень быстро... а Тьелкормо очень сомневался, что Майтимо будет рад рассказу братьев, рассказывать же придётся.... Нэльо не таков, чтобы спустить подобное появление братьев у себя в крепости. За подобными мыслями Третий и провёл время сперва в купальне, а потом и у себя, выбирая себе одежду... а затем и наведя порядок в волосах. Во время последнего занятия и заметил ворвавшийся рыжий вихрь.
- Один Верный всё же явился... точнее, одна.  Наверно, нам стоит благодарить судьбу уже и за одного. Пусть даже и такого упрямого. Но... где ты была всё это время? Нет, я искренне тебе благодарен, что ты единственная, кто из наших Верных нас не бросил, но вот причину пропажи мне знать необходимо. Как и причину такой обиды на меня... или на меня с братом? - Хоть Келегорм и всё ещё злился на весь белый свет за всё случившееся, но именно к данной девушке чувствовал признательность, к которой примешивалось и странное чувство вины. И, как всегда бывает в такие моменты, нашёлся кто-то, кто начинавшуюся было идиллию чувств Турко разрушил... в этот раз это оказался Атаринкэ...
- Надеюсь, ты уже готов?
- Представь себе, не готов. И вообще, в теперешних условиях на твоём месте я бы вежливо с этой рыжеволосой леди поздоровался, ибо она единственная, кто за нами сюда примчался из наших Верных. Мне кажется, за такое её стоит поблагодарить... по меньшей мере. - За отчитыванием младшего брата в в недостаточной вежливости Туркафинвэ старался потянуть время до визита к старшим и их расспросам... вообще Тьелкормо сейчас предпочёл бы запереться в покоях с Гильрис и никуда не ходить... но тогда  те могли заявиться и прямо сюда, что тоже не способствовало хорошему настроению. - Иди один и скажи, что я немного задержусь. Хочу сперва обговорить с этой леди некоторые вопросы. Наедине.

+1

8

С той поры, как угасло кровавое зарево Дагор Браголлах и отгремели решающие сражения, лето десять раз являлось  на смену зиме, но мир и покой так и не возвратились  в земли Белерианда.  Прочные стены Химринга устояли пред натиском бесчисленных орд Моринготто, а отвага  и доблесть нолдор вынудила врагов покинуть владения Маэдроса, однако следующий удар мог оказаться роковым для потомков Феанаро. Пусть, в последние годы извечное противостояние находило отражение лишь в мелких приграничных стычках с разрозненными и не слишком дисциплинированными  орочьими отрядами, тревога не покидала сердце Канафинвэ. Посему, когда старший брат известил Песнопевца о странном возвращении Келегорма и Куруфина, в сознание менестреля сразу же закралась страшная мысль: «Нарготронд пал».
Майтимо давно уже  покинул помещение, поспешив позаботиться нежданных гостях, а Макалаурэ все еще сидел за заваленным свитками столом, ошарашенный внезапной и пугающей новостью.
Неужели твердыне Фелагунда, одному из главных оплотов нолдор не удалось устоять? Очередного нападения  Моргота  следовало ожидать, темный Вала ясно дал понять выходцам из Амана, что терпеть их в Смертных Землях он не намерен, однако, кто мог предположить, что новый удар придется на подгорную  крепость Финрода  столь надежно сокрытую и хорошо укрепленную. Или же братья подверглись нападению уже по дороге в Химринг. Куда же в подобном случае направлялся отряд вражьих тварей, способный совладать со все свитой средних феанорингов. Бросив беглый взгляд на пергамент, на коем аккуратно выведенные тенгвы сплетались в поэму о светлых днях в благословенном Амане (в последнее время Канафинвэ завел привычку записывать собственное творчество, преимущественно ради эдайн, память которых была непростительно коротка), Песнопевец в волнении направился в трапезную. Уверенность в  том, что братья принесли недобрые вести росла час от часу, радовало лишь то, что по крайней мере, все они, семеро, пока еще живы. А значит верные Келегорма и Куруфина будут отмщены, от чьего бы меча они не пали.

+2

9

Умел. Вот так заставить её замолчать и загнать еще сильнее все чувства и от этого вспыхнувшую обиду гдубоко-глубоко внутрь умел только Лорд Келегорм. У Куруфина не получалось. Поэтому рыжая перевела уже слегка остраненный взгляд, пряча за ним обиду, на стену возле нолдо.
- Где я была? Ездила к своим братьям. О чем _вас_ предупреждала перед отъездом. И вести о вашей _свадьбе_ дошли до меня с некоторым опозданиям, хотя я и рассчитывала успеть узреть это радостное для Первого Дома событие, - голосок слегка так ехидный - самую малость, потому что слишком сильно внутри кипит обида и законная по её мнению злость на некоторых, - Но на полдороге к Нарготронду моих ушей достигли совершенно иные сведения, и заставившие меня повернуть к Химрингу. - сложив руки на груди, - И я надеялась, что проделала этот путь не зря, мой Лорд..
Последние да слова она выделила особо. И тут же начала вторую часть выступления, так и не сдвигаясь с позиции "у порога".
- И я как-то даже не рассматривала иной вариант своего движения, рассчитывая догнать по пути других, и весьма была удивлена, не увидев во дворе ващих стягов.
Собственно это была чистая правда. Слова арфингов о том, что за феанорингами никто не последовал она благополучно пропустила мимо ужей, сочтя попросту сей факт невозможным. Онако так и было, и свое возмущение Гильрис уже была готова высказать, когда её довольно-таки бесцеремонно сдвинули, хорошо хоть не сбили. И только ведь возмущенным взглядом и можно пока ограничиться в сторону Куруфина. Хотя.
- Доброго и тебе вечера, лорд Куруфин. - насколько возможно было смешать ехидство и вежливость, настолько она это и сделала, но всё же отошла к стене.
Дальше с братом повел разговор сам Келегорм, несколько аварэ удивив. Что ещё им обсуждать - она уже изложила причину своего отсутствия. Он обозначил границы общения. Собственно всё.
- Мой Лорд, я ни за что не стала бы тебя задерживать перед встречей со старшими братьями.

Отредактировано Гильрис (2013-04-09 16:41:08)

+2

10

Тьелкормо решил и дальше понаблюдать за именно данной эльдэ, тем более, что к братьям идти очень не хотелось. А единственная Верная - в этом было что-то, что, даже несмотря на дурное настроение, будило натуру Охотника. Потому нолдо покорно выслушал всё, что желала ему высказать гостья, и только потом заговорил сам.
- Допустим, в череде последующих событий я мог об этом просто не вспомнить. Однако я на самом деле рад, что ты здесь, и не только потому, что другие Верные нас попросту бросили... и не только Верные, но и сын Атаринкэ. Так что отсутствие стягов неудивительно. Но меня больше интересует, за что ты так на меня обижена, медь не только лишь за мою невнимательность? Или именно за неё? - К вниманию женскому Келегорм в общем-то привык, и потому такой болезненной оказалась неудача с дориатской принцессой... и вдруг при этом воспоминании полезли сомнения в собственной состоятельности...  раз уж самую желанную на тот момент так и не удалось очаровать,... затем Туркафинвэ так же остро ощутил потребность развеять эти сомнения с Гильрис.
- И ещё - что именно ты ко мне испытываешь? Может, это и глупый вопрос, но для меня это важно. По своим причинам. - Объяснять Третий эти самые причины не стал, потому что не был уверен, замешана ли в них уязвлённая гордость, или что-то ещё...
А Куруфин тут  не задержался и вскоре вышел. Скатертью дорожка... Эру, как же туда идти не хочется... Далее последовала попытка возобновить как-то разговор.
- Не терпится побыстрее от нас избавиться? Потому что мне с Куруфином очень повезёт, если наши старшие братья ничего с нами не сделают...

+1

11

Рыжая стояла у стены, скрестив руки на груди и смотреть старалась очень независимо. Только что именно этот жест - закрыться и скрыть всё ту же бурю чувств от лорда - выдавал её с головой. Но нолдо, хоть и был Охотником по призванию - вряд ли ей интересовался настолько, тем более сейчас, когда рядом маячит его драгоценный и принципиально разумный брат. Которому на неё всегда было... ну неинтересна она была ему. Верная брата, да Верная брата. Ещё и из "бестолковых синдар". И объяснять, что подданной Элу Тингола их семья до Браголлах не была никак, ей не хотелось. Это знал Келегорм, и этого ей было довольно. Да и думал он, наверняка о предстоящем разговоре со старшими братьями, а не о ней. По крайней мере, так думала сама Гильрис. Ровно до тех пор, пока Куруфин, не выдав очевидное сообщение, что их ждут Маэдрос и Маглор, и ушел, а Тьелкормо задал ей совершенно неожиданный вопрос. Так, что аварэ пару мгновений смотрела на своего Лорда весьма и весьма обескуражено, лишаясь своего напусклого спокойствия и не пряча почти что горькую и очень глупую обиду от хоть и несостоявшейся, но свадьбы _её_лорда_, от того, что он уехал насовсем из Нарготронда ничего не оставив - никакого сообщения и она едва ли не по крупицам собирала картину произошедшего, и обиды уже _за_ него. За то, что остальные не последовали за изгнанными братьями - теперь, после его признания это невозможно было продолжать отрицать и считать глупостью неимоверной! Как они могли его оставить? И какая разница, что её помимо упрямства и верности толкало вперед ещё одно вполне конкретное чувство к одному тоже вполне конкретному нолдо? Они были еще и _одного_с_ним_ народа. И покинули. А о том, почему остался Келемримбор ей вообще думать не хотелось. Да и не о нём и его отце речь сейчас. И этот вот вопрос в лоб, как она относится к нему. Он и правда ничего так и не понял и не увидел?!
- Как я? Отношусь к тебе?! - растеряно моргнула, - Я? Это же очеви... - как-то взяла себя в руки, снова пытаясь скрыться за маской всегда Верной, хотя и ехидной до непочтительности и неповиновения. - Я твоя Верная, Лорд. Я давала клятву следовать за тобой, куда бы ты не направил своего коня. Куда не пошел бы. - Если это не нарушает моей чести, - И я буду следовать. И не только из-за клятвы верности. - вздохнув, всё так же находясь на той тонкой грани, за которой она вновь будет одна со своим невозможным желанием взаимности, но в безопасности, и открытостью, в которую её вверг этот вопрос и внезапной безумной надеждой, которая. вероятнее всего, беспочвенна  - она ведь знает Третьего феанариона неплохо. - Но и потому, что ты больше, чем просто мой Лорд. - Остановись, ради Эру, остановись, Тнпилин... Остановись Гильрис, ему ведь всё равно... он едва не женился на другой, и всего-ничего прошло с того дня. Остановись, дитя леса и свободы. Но разве это возможно, остановить сорвавшуюся с тетивы быструю стрелу, стремительно летящую в огонь? - Больше. И это твое и лорда Куруфина поведение больше похоже, что вы желаете избавиться от моего общества. Живого напоминания, что сюда вы прибыли одни, - её сейчас больно и она ранит, сама не до конца понимая, как и как не вовремя, - Но смею заверить тебя, _мой_Лорд_. что так просто ты от меня не избавишься. Никогда.
Гильрис смотрит на нолдо со всем возможным и доступным ей упрямством. И так же, но с легким любопытством, пялит на него глаза из откинутого на спину капюшона хорек. Который несомненно имеет на происходящее свою точку зрения, но пока точно не собирается вмешиваться в странные отношения и разговора двуногих с острыми ушами.

Отредактировано Гильрис (2013-04-26 18:27:12)

+1

12

НПС Куруфина

http://s2.uploads.ru/RIucG.png

Куруфину не понравился тон Келегорма. Можно было более вежливо говорить с тем, кто прошёл вместе с ним столько всего. Несколько удивлённый таким поведением, мастер ничего не ответил брату, зато перед Гильрис приклонил голову с улыбкой, оставив охотника с его верной подданной. Холод коридоров снова ударил в обветренное лицо. Куруфин пошёл туда, куда изначально хотел пойти, а именно навстречу со старшими братьями, которые ждали, когда им расскажут о событиях в Нарготронде.

Переступив через порог малого зала, мастер заметил богатый стол и несколько эльфов, которые старались для будущей трапезы. Присев на стул, он крайне холодно взглянул на еду, совершенно не почувствовав аппетита. Куруфин взял лишь одно яблоко, после бросив, заметив, как в зал вошли Нельо и Кано.
- Здравствуйте, мои храбрые братья,- обратился к ним с речью мастер, вставая на ноги.- К сожалению, после стольких трудностей мы с Турко временно забыли о вежливости. Но мы всё равно рады снова видеть вас, хоть это случилось совсем не так, как мы ожидали. Война разлучила нас, и нам весьма приятно, что хоть чьи-то владения устояли перед пламенем. Уверяю, нам также не приходилось сидеть в тёплых покоях. Слуги Моргота надолго бы запомнили нашу сталь, если бы хоть один из них добрался в Тангородрим. Турко сказал, что ещё немного задержится. Он сейчас разговаривает со своей подданной.
Куруфин был рад на самом деле, как, наверное, и каждый на его месте. Ссор он не боялся, ведь считал себя и братьев правыми, когда дело касалось Клятвы.
- Наверное, вы хотите услышать от нас, что стряслось в Нарготронде в час нашего присутствия там, и куда пропали ваш дорогой племянник, охотничий пёс, и «верные» подданные? Конечно, хотите. Но главное, что я должен сначала сказать, так это то, что Финрод мёртв. Он погиб в подземельях Тол-ин-Гаурхота. С Нарготрондом пока что всё в порядке, не считая того, что им теперь правит слабый король.
Мастер с презрением подумал об Ородрете, и ещё с большим о его последней услуге.

0

13

Разговоры между Лордами Первого Дома, тем более, наитие подсказывало старшему, что сегодняшний рассказ не станет простым трепом из ряда обмена новостей, должны протекать без посторонних ушей. Потому, войдя в залу и увидев Пятого, был отдан короткий, но ясный приказ прислуге - столовые приборы они в состоянии держать сами, вино разлить по кубкам тоже смогут.
- Несказанно рад видеть Лордов Первого Дома, - Лордов, не братьев: стоило подчеркнуть это, - живыми и невредимыми, - это было единственным сказанным.
Майтимо отодвинул широкий стул подальше от стола, чтобы сесть удобнее да напротив приехавшего недавно брата, и устроился на нем, жестом показав Куруфинвэ, что он слушает и тот может не прерывать повествования. На самом деле было неимоверно интересно послушать, что скажет брат, а ещё очень и очень радовало, что Третий пока что отсутствует и ему можно будет задать те же вопросы, но потом.
"Остались охранять? Верные Первого Дома и их Лордов?" - было жутко любопытно узнать истинную причину поведения эльдар, но все же не настолько, чтобы перебивать брата, потому Нельо выслушал полный рассказ, а потом, погруженный в собственные мысли, опустил взгляд и задумался над сказанным.
Весть о гибели Финдарато потрясла не столь сильно, сколь интонация Курво, с которой он преподнес её - холод, безразличие и ни толики сожаления. Это не простое донесение информации до Главы Дома, не обязанность - его ставили перед фактом, предлагая принять данное, как действительность, которую уже не изменить. Ни злиться, ни возбухать по этому поводу не имело смысла - Майтимо не знал причин и причастны ли его братья к произошедшему. Это предстояло только выяснить, хотя феаноринг очень сомневался, что кто-то из этих двоих сподобился бы на подлость столь низкую, однако же наитие шептало обратное.   
- Наш дорогой племянник - ещё и твой сын, Куруфинвэ. Надеюсь, это ты не забыл? - каменное спокойствие скрывало недовольство и раздражение, кои старший не хотел показывать. - Я не сомневаюсь, что смерть Финдарато принесет немало проблем семье. Что стало причиной? Север? Поведай нам, Курво. Это очень важная информация. Как и то, что мои братья проявили немыслимую доброту, оставив свои армии в Нарготронде... - Майтимо решил пропустить упоминание о новом короле подгорной крепости, он вопросительно смотрел на Пятого и всем своим видом давал тому понять, что ждет более полного рассказа.

Отредактировано Маэдрос (2013-05-21 23:39:41)

+1

14

НПС Куруфина

http://s2.uploads.ru/RIucG.png

Лордов? Неласково же нынче в Химринге встречают сородичей.. - мелькнуло в голове и исчезло. Всё куда-то пропало: и силы, и злость, и обида.
- Не забыл, брат, - Куруфин медленно опустился на кресло, будто это не он минуту назад гордо стоял перед своим лордом, бесцветным голосом, четко и безэмоционально рассказывая ему о событиях, что вынудили его, Куруфинвэ Атаринке, великого мастера и наследника многих черт и умений Феанаро, и Туркафинвэ, величайшего после самого Оромэ охотника, словно бездомные псы, поджав хвосты, бежать в ночи туда, где всё ещё виден свет. Где есть еще - надежда.

Он помолчал, взяв со столе кубок, наполненный тёмно-вишнёвым вином, и поднеся его к лицу, наслаждаясь запахом. В ноздри ударил тонкий и пряный аромат лета, ягод и чего-то ещё столь же приятного. И бередящего ещё не зажившие раны.
- Он мой сын. Но я ему не отец, - он горько усмехнулся, сделав наконец глоток. Язык, а затем и горло приятно обожгло. Впрочем, быстрее чем через мгновение жжение сменилось умиротворяющим теплом. - А вот про ВАС он ничего такого не говорил.
Если бы в зале находился кто-то, кто знал Атаринке недостаточно хорошо, счел бы последние слова издевкой или предвестием намечающейся бури. Но ничего подобного Куруфин не замышлял. Даже сам удивлялся, что эти слова теперь, спустя столь малое время, даются ему так легко.
- Север? Да, в какой-то мере, - он слабо кивнул, показывая, что готов начать рассказ. То, что Турко не стоит ждать скоро, Куруфин понял едва увидел ту деву., - Но есть кое-что пострашнее бесчисленных войск Врага и его коварства. То, что не подвластно ни силе, ни стали, ни даже доводам разума. Глупость. И самонадеянность.
Во рту пересохло. Атаринке сделал ещё один глоток.
- Когда к Финроду явился какой-то оборванец, смертный, назвавшийся Береном из Дома Беора, мы сразу почуяли неладное. Он показал нам кольцо якобы когда-то принадлежавшее Финдарато и потребовал, чтоб ему дали войско чтоб штурмом взять Ангбанд и добыть один из Сильмариллов.
Он горько усмехнулся, замолчав на пару секунд. До сих пор перед глазами у него вставала эта картина, словно всё произошло не далее как вчера: огромный величественный зал, с колоннами, выточенными из цельного камня, каждая из которых являла собой произведение искусства, над которым мастер корпел не один десяток лет, мраморные плиты с серебристыми и золотыми прожилками, ровной дорогой стелющиеся под ногами, гордые штандарты и флаги, звонко кричащие о величии Нарготронда, его лордов, народа и истории. И грязный, в поношенной одежде человек с горящими глазами и кольцом в руках. И смирение, что скользило в каждом жесте Финрода, и его речь. И то презрение, что высказал он в ответ на разумные доводы сыновей Феанора о том, что на Севере живое существо не ждет ничего, кроме смерти.
И огнём, больней прикосновения калёного железа - взгляды верных, что впервые усомнились в Лорде.
- Финрод не стал слушать наши доводы о том, что этот поход - явное самоубийство. И мольбы своих подданных остаться пропустил мимо ушей. Мы не удержали его тогда, не смогли - и в этом наша главная вина. А ещё в том, что сразу, едва завидев, не прирезали того смертного как бешеного пса, что стал причиной смерти многих хороших воинов.
Он отвел кубок в сторону, словно любуясь светло-золотыми переливами.
- А потом пришла дочь Тингола. Она просила помощи... для того смертного. - Куруфин прикрыл глаза, словно не желая вспоминать того, о чём говорил. Не мог не сказать. - Но как могли мы отправить отряд Финроду вслед, если уже предполагали, и не зря, о том, что плохо до его завершился, едва успев начаться? Во тьму, навстречу смерти?
Он вдруг отшвырнул кубок, стремительно вскидываясь и пылая гневом.
- Я бы отпустил! Мне нет дела до жизни девчонки, что, не зная мира, рядится судить о том, правы ли мы в своих поступках! Нет!
Он вдруг успокоился.
- Но Турко отпустить её не мог. И поэтому мы - здесь. Поэтому мы - одни.

+2

15

Всё то время, пока аварэ говорила, Тьелкормо даже не пытался вставить слово, только лишь внимательно разглядывая деву. и уже только потом ответил.
- Больше, чем просто лорд?  Тогда не надо прятаться за клятву верности и положение верной. И это Курво ты можешь мешать, я же ничего против тебя не имею. И тебе ещё придётся постараться, чтобы мне надоесть. Но, боюсь, мне сейчас придётся уйти - негоже задерживать братьев. И так задержался - ради того, чтобы поговорить с тобой. Если хочешь, то пойдём вместе. - Келегорм помрачнел, предчувствуя, что ему скажут старшие братья, когда узнают про похождения его и Курво в Нарготронде. Но тянуть дольше становилось уже просто неприлично, и Третий вышел и направился-таки к хозяину замка, заранее готовясь к самому худшему.
-  Финрод не стал слушать наши доводы о том, что этот поход - явное самоубийство. И мольбы своих подданных остаться пропустил мимо ушей. Мы не удержали его тогда, не смогли - и в этом наша главная вина. А ещё в том, что сразу, едва завидев, не прирезали того смертного как бешеного пса, что стал причиной смерти многих хороших воинов.
- А потом пришла дочь Тингола. Она просила помощи... для того смертного. Но как могли мы отправить отряд Финроду вслед, если уже предполагали, и не зря, о том, что плохо до его завершился, едва успев начаться? Во тьму, навстречу смерти?
- Я бы отпустил! Мне нет дела до жизни девчонки, что, не зная мира, рядится судить о том, правы ли мы в своих поступках! Нет!
- Но Турко отпустить её не мог. И поэтому мы - здесь. Поэтому мы - одни.

Услышать Турко успел только половину речи брата, но говорить вслух сейчас критику брату было опасно.
"Курво, неужели ты так ничего и не придумал получше, кроме как сказать правду?"
Старшим же Охотник говорить пока не стал, полагая, что достаточно и слов Пятого, и заранее готовясь к выговору.

+1


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Архивы » Бесславное возвращение - 466 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC