Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Остальные земли » О - "Воспоминания проигравшего" - 5 год


О - "Воспоминания проигравшего" - 5 год

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/OAhNl.png

1. Название и дата эпизода - " Воспоминания проигравшего" - 5-й год
2. Участники - Маэдрос, Фингон, Галадриэль.
3. Место - Лагерь Первого Дома у озера Митрим.
4. Событие - Пока ещё достаточно ослабленный, Маэдрос не может вновь приступить к исполнению своих прямых обязанностей, потому добрые родственники и решили навестить больного в его шатре, дабы поинтересоваться здоровьем.
5. Примечания -

0

2

Могла ли Артанис предположить, что исход всего действа будет столь печален? Мог ли хоть кто-то сослаться на то, что она могла предвидеть это? Могли ли с нее требовать, чтобы она предупредила? И даже если ответ был бы положительным, могла ли она что-нибудь предпринять, дабы остановить ненужное насилие, которым Враг играется словно верным слугой? В моменты особой серой печали Артанис вспоминала Братоубийство, осознавая, насколько слаба она и ее разум, к которому регулярно взывала.
Всякий раз, когда она представляла, через что приходилось проходить ее брату, Артанис просто-напросто хваталась за сердце, боясь, что в слабости может упасть на пол, не в силах сдержать такие боль и страдания. И тут от мыслей, что ей плохеет от одного лишь сочувствия, Артанис едва ли не с придыханием охала, оседая, в ужасе догадываясь, какие же страдания перенес сам Маэдрос.
И если речь шла сейчас только о физической боли, то до моральной, духовной боли, до терзаний совести и всех благих намерений… Нолдор искренне старалась сдерживать это в своих начинаниях, но если раньше сердце обливалось ее кровью, то в этом же случае горло ее разрывалось, губы наливались кровью, и не могла она более сдерживать песнь. Песнь высокую и скорбную, преисполненную глубокой ночной печалью, ноты то мчались в своей высоте до неба, и хотелось Нэрвен и самой плакать, то, наоборот, черным бархатом осыпались вниз, и тогда грудь несчастной Нолдор разрывалась от страстно бьющегося сердца. Не могла она держать всех тех переживаний, которые наполняли не только ее, но и весь озерный лагерь. Темные птицы всех печалей вились над шатрами и гладью озера, и только бессердечный не мог узреть их.
Ночные пения, конечно же, никак нельзя было прекратить, пока однажды не решилась дочь Третьего Дома лично явиться к Маэдросу. Неотлучный и верный Фингон, разумеется, вызвался сопроводить ее. Но даже это нельзя было сделать так просто. Не одну ночь Артанис решалась взглянуть Маэдросу в глаза. Ведь, если подумать, ей, дочери Финарфина, не место было здесь, и уж тем более среди сражающихся. Она не владела мечом, копьем или луком в том мастерстве, каким обладали все остальные, да и чары ее распространялись не мощной волной, а переливчатой трелью птиц. И лишь молитвы отчаянной леди зажигались одна за другой, словно звезды на темно-синем далеком небе. И дали бы ей ухаживать за раненными, так нет же, боятся лишнюю кровь показывать, зная, насколько чутко сердце и пронзителен взгляд Нэрвен.
И все же, когда над гладью озера, за другим его берегом, вставало солнце, они явились к Маэдросу. Артанис аккуратно отодвинула плотную ткань прохода в шатер и шагнула внутрь. Свечи, оставленные на ночь, почти оползли до самых подставок, и женщина в первую очередь зажгла новые, пусть и в этом уже не было необходимости – сквозь прорезь в ткани мягкие лучи золотистого утреннего солнца, по-другому яркого в этих краях, проникали к покоям Маэдроса.
Смотрителей и целителей, понятное дело, отпустили, посчитав, что разговор должен быть тихим и тайным, словно под сводами дальних родных домов. Только вот, что сказать, да как это сделать, чтобы не ранить и не задеть своими словами и без того раненного правителя. Артанис почти наверняка знала, ощущала, видела, как мучается он, как винит и себя, и врага, и весь несчастный мир, и едва ли не сломлен. Но ее собственные видения всегда, всегда должны были видеть и другой закат, не алый, не пылающий.
- Я желаю тебе скорейшего выздоровления, - своим мягким голосом начала женщина, тихо ступая к постели Маэдроса, - Пусть твоя душа не знает беспокойств.
Леди проявила и другую заботу, положив на лоб израненного новую прохладную повязку с целительной водой – ей не чужда была работа собственными руками, даже если ради этого пришлось засучить рукава белоснежного платья. Пригладила огненные волосы, скромно улыбнулась и все же наконец решилась посмотреть в глаза брату. Все, все у него будет хорошо, ведь разве может чья-либо еще душа так страдать, так долго и так мучительно?

+4

3

После спасения своего друга, Финдэкано вернулся к отцу, выслушав его речь, хоть и строгую, но преисполненную благородства и мудрости. В первую очередь он услышал, каким рискованным был его шаг, и как всё скорей всего могло б обернуться, если бы не божественное вмешательство и другие столь удачно складывающиеся обстоятельства. Затем ему коротко объяснили, что творилось в лагере, пока его не было, и как все, не исключая кузенов, за него переживали. Эльфу оставалось лишь молча смотреть в глаза, хотя чувства вины он не ощущал, считая, что совершил правильный поступок. Но затем голос Нолофинвэ потеплел, сделавшись более ровным и радостным, после чего последовали тёплые слова о том, что отец рад видеть своего сына целым и невредимым.
Отдыхая некоторое время после трудной дороги, Финдэкано не забывал посещать лагерь Первого Дома, где его почётно встречали, видимо из-за спасения первейшего из лордов. Эльф всем отвечал короткими поклонами и мягкими улыбками, не придавая этим почестям, правда, особого значения, ведь совсем не ради славы шёл он к Тангородриму. Но одна такая поездка стала особенной. Эльф взял с собой сестру из дома Арафинвэ, которая, должно быть, хотела передать Нельо пожелания скорейшего выздоровления от себя и Третьего Дома.
Финдэкано не сразу зашёл туда, где лежал его больной друг. Сначала он отлучился, чтобы поговорить с одним из целителей и поинтересоваться, всё ли протекает хорошо. Услышав утвердительный ответ, эльф быстро направился за сестрой, и, отодвинув плотную ткань, погрузился в полумрак.
- Мне сказали, что всё проходит как надо. Ухудшений никаких нет. О ранах беспокоиться уже не нужно, хотя шрамы останутся на всю жизнь.
Присев возле Нельо по левую сторону, он взял того за руку. Конечно, за ту руку, которая была ещё целой.
- Как видишь, я привёл сюда кое-кого. А ещё я принёс тебе кое-что.
Достав сумку с плеча, эльф положил её на колени.
Раньше на Майтимо тяжело было даже смотреть. Но сейчас, когда тот поправился, душа втородомца также согрелась. Теперь Нельо нечего было бояться, в окружении своих близких родичей и друзей.

+2

4

Весть, печальней собственных треволнений, ноющих пуще даже самых глубоких ран, острым клинком достигла Майтимо, ломая не хуже орудий пыток, - ранящая не тело, но душу - предполагал Майтимо, что братья его, чтящие отца и следующие за ним некогда везде и всегда, отринут возможность мирного решения, не пожелав вступать в союз с теми, кого Феанаро приказал бросить, но надеялся всё же, пусть и не говорил об этом никому, что прислушаются те гласа разума, а не порывов своих безудержных сердец. Тогда, более пяти уже лет назад, когда пламя взмыло в небо, пожирая прекрасные корабли тэлери, он стоял в стороне, мысленно прося прощения у Второго и Третьего Домов, - не противясь воле отца, но и не исполняя её. Но теперь, когда братья навещали его и рассказывали о своих делах и взаимоотношениях с родственниками, Майтимо лишь хмурил брови - он видел в глазах дорогих ему и близких лишь гнев и ненависть, но не стремился принимать её, хотя смириться пришлось - даже если хватит сил у старшего загладить вину отца и примирить Дома, то вряд ли ему под силу переубедить остальных принцев.
Чудилось ему, когда легкий ветер трепал полог шатра, а с улицы доносились дивные голоса песен сородичей, что существующий разлад - очередной план Врага, и Маэдрос вместо того, чтобы отдыхать спокойно, как и полагалось сейчас его телу, изводил разум думами. Не должно воевать Нолдор между собой, не за этим покинули они родные земли, и не кровная вражда стала причиной Исхода, но месть - месть общему Врагу, и покуда они стоят двумя разными лагерями, не одолеть им Моргота и его полчищ.
День ото дня мысль о мире приобретала всё новые и новые очертания, становясь не мечтой - целью.
С легкой полуулыбкой и приветливым взглядом встретил он сестру, что решила навестить его, скрывая от Артанис то, что ещё не в состоянии встать и должным образом поприветствовать родственницу, и что его сей факт угнетает. Не доводилось ещё гордому сыну Феанаро привечать гостей в столь жалком состоянии, но он выглядел вполне бодро - на их век и без его ран хватает горестей. А если на то будет воля Эру, то ещё немного - и он встанет, вернувшись уже окончательно.
- Рад видеть тебя, сестра, - учтивый кивок: хотел бы он поинтересоваться у нолдиэ про её взгляд на нынешнюю ситуацию, подведя разговор издалека, но в шатер вошел Фингон. - Шрамы, друг мой, не то из-за чего стоит переживать, - как и всякий раз до этого, Маэдрос рад был видеть брата. Не без любопытства глянув на принесенную Финдэкано сумку, нолдо с трудом из-за ноющей еще руки принял более удобное, полусидячее положение - не дело это, говорить с родственниками лежа. - Ваш визит - добрый знак. Надеюсь, вас приняли как должно? - оставались у Нэльофинвэ сомнения по поводу гостеприимности перводомцев, слишком уж многие, в том числе и феаноринги, помнили ещё отданный им приказ и хранили в душе неприязнь к сородичам.

+2

5

Артанис, конечно, как знатная нолдэ, как, более того, чуть ли не достойнешая представительница своего Дома, привыкла к роскоши, благодати, перманентной вежливости и манерности общества, и, вообще, резонно слыла любительницей высококультурных образов. Не удивительно, что, несмотря на всю родовую упертость и вредность характера, почти все светлоголовые братья и сестры между собой ладили, и не просто ладили, а могли послужить примером настоящий теплых кровных уз, всегда добрых, чутких и безусловно вежливых.
С другой стороны, она могла в открытую с чем-то не согласиться или даже навязать свой совет, как, например, в Альквалондэ, где она не разделила сражение Феанора. И, вроде бы, это уже в какой-то мере разделяется с учтивостью, присущей нолдэ, она все равно как будто придерживалась выбранных манер поведения. Даже поступок самого Феанора совершенно не остановил в ней симпатий, и пусть некоторые их собратья-нолдор из Первого Дома после этого могли позволять себе смотреть свысока, гордо и с некоторым презрением, Артанис никогда не давала себе воли на такой же ответ.
Так что, пусть, может, и формальная, но осмотрительность Маэдроса была вполне себе ожидаемой. Артанис склонила голову, словно благодарила за проявленную заботу. Действительно, даже странно, что сын Феанора сейчас находил в себе силы для каких-то обывательских шаблонов для разговора. Впрочем, это только делало ему честь. Артанис даже не была до конца уверена, хотел ли Маэдрос ее видеть. Ведь даже ходили нелепые слухи, что Третий Дом, за исключением его главы постыдно называют «навязчивой и трусливой совестью».
Женщина следила за тем, как Фингон проявлял свою собственную заботу. Она могли лишь восхищенно отметить, что это воистину мило и прекрасно. Товарищеские узы, связывающие этих двоих, были крепче и глубже очевидных. Действительно, Артанис только и могла, что умиляться, стоя чуть поодаль и сцепив руки перед собой. Такие сцены определенно вселяли какое-то подобие надежды, сколько даже не на светлое будущее, а на то, что они никогда не останутся в одиночестве. Действительно здорово, когда даже на самых последних издыханиях темных войн отчуждение уходит в сторону.
Возможно, когда-нибудь даже между Домами наладятся отношения. Но это, как говорится, совсем другая история.
- Приятно видеть, что твое сердце не просто бьется, но и, помимо всего прочего, еще способно жить в полную силу. Шрамы, раны, телесная боль… Все это пройдет, вот увидишь, и много воды утечет, и звезды на небе по новой зажгутся…
Нолдэ посветлела в лице, освободившись от старых дум, и обернулась к двум другим эльфам. Подошла, протянула тонкие руки Маэдросу.
- А ведь у меня для тебя тоже есть подарок.
И вдруг, как будто бы из ниоткуда, нолдэ извлекла перевязь тончайшего шелка, словно та выскользнула из рукава. Небесно-голубая повязка из мягкой струящейся ткани была искусно расшита огненными цветами, плясавшими на фоне дневного небосвода словно десятки солнечных звезд. Нежно и заботливо нолдэ повязала ее на правую руку Маэдроса, не гнушаясь и не пугаясь того, что с ней сталось.
- Пусть эти цветы напоминают тебе о свете наших родных звезд, о твоем Доме и о том, что надежда всегда будет жить в твоем сердце. Не бойся пламени, что искорками светлится у тебя на душе. Пусть оно горит, но лишь для того, чтобы осветить твой путь и согреть.

+3

6

Финдэкано с интересом следил, как Артанис непонятно откуда взяла, видимо, ею же сшитую повязку, искрившуюся цветами, похожими на звёзды небосклона. Дар этот вызывал лишь приятную улыбку. Такое обязательно должно было утешить Нельо. Но как уже было сказано, у старшего сына Нолофинвэ был и свой, наверное, не менее утешительный подарок.
- Конечно, это не тянет на одну из звёзд,- сказал он, доставая из сумки небольшой, зелёный камень, похожий на бриллиант,- но думаю, он поможет тебе в исцелении твоих душевных ран. Отец подарил мне его давно. Говорят, мастер заключил в нём частицу той зелени, что некогда росла в Благословенном Крае, поэтому у этого камня имеется своя особая способность, в том, чтобы поддерживать дух даже тогда, когда за окном будут плохие времена. Возьми. И да пусть он хранит твой дух.
Эльф всё радоваться душой. Хоть между домами по-прежнему ещё жила ссора, но меж двумя братьями такой никогда и не было. После того, как Майтимо снова вернулся к родне, Финдэкано узнал приятную новость: его друг не запятнал себя предательством в Лосгаре. Впрочем, даже если бы помутнение нашло и на него, это, пожалуй, мало бы что изменило. Тёмные времена прошли, настало время новой весны.
- Да, жители этого лагеря приняли нас хорошо,- сказал эльф, не скрывая правды.- Тебе, говорят, ещё нельзя вставать. Но когда целители тебе разрешат, можем побродить у озера или в саду, совсем недавно выращенном здесь.
Финдэкано понимал, что любое дерево, сокрытое от дуновения ветра или от солнца, рано или поздно начнёт клонить свои ветви к земле. Поэтому сын Нолофинвэ не хотел отдавать Нельо тоске. Впрочем, братья, очень обрадовавшиеся спасению старшего, вряд ли могли дать ему заскучать. Интересно, они сегодня появятся здесь?

+3

7

Боль отходила на задний план - забывалась, таяла, даже когда сестра коснулась покалеченной руки, Майтимо лишь чуть нервно улыбнулся, вскоре мысленно одергивая себя: на деле эльф был благодарен Артанис за визит. Сделанные же руками нолдиэ вещи ценились высоко. В какой-то момент показалось, будто всё, что делает представительница Третьего Дома - не от души, словно это всего-навсего вежливость, знак доброй воли семьи. Однако нолдо быстро отогнал мутные наваждения, вызванные скорее чувством собственной вины перед родственниками - настанет ли когда-нибудь такой день, когда он сможет простить себе содеянное его отцом и братьями? Перестанет ли видеть в жестах родных что-то лишнее, несуществующее, точно бы каждое их слово, каждое действие - немое осуждение?
"Сознайся, ты виноват не меньше", - говорил себе Нельо, рассуждая о прошлом. - "Ты мог попытаться остановить", - а затем одергивал себя, говоря, что изменить сие невозможно было ни тогда, ни, тем более, сейчас. Тем более сейчас - уже поздно менять. - "Но есть шанс исправить".
- Ты слишком добра, - благодарно посмотрев на Артанис и кивнув в ответ, просиял. - Я буду носить твой подарок с удовольствием, ибо он и правда напоминает о родных землях и тех, кто был всегда рядом, - сердце Нельо, преисполнившись радости и надежды, запылало не хуже горнила в кузне мастера - по крайней мере другого сравнения сейчас эльфу не придет на ум; он, отогнав все сомнения, поверил, что обходительность сестры - знак: всё ещё можно изменить, примирить Дома, загладив вину.
От рассуждений его отвлекли слова Финдэкано: Майтимо посмотрел на друга, затем на камень и широко, почти счастливо улыбнулся. Наверное, в эту минуту эльф выглядел, как ребенок, получивший долгожданные подарки на свой день рождения, настолько явно эмоции отражались в его глазах.
- Это... бесценный подарок, - память - важна, память о семье - самое дорогое и светлое, что хранит разум, потому подаренный Фингоном камень воспринимался феанорингом, как нечто поистине ценное. - Ты... - хотелось сказать, что друг не обязан отдавать эту вещь, но такие слова граничили с невежеством, а обидеть или же как-то задеть того, кому он обязан жизнью, Маэдрос не хотел. - ...всегда знаешь, чем меня порадовать, - приняв камень, он стал рассматривать его, вертя в левой руке, но уже скоро отвлекся от данного занятия. - Конечно! - как-то слишком пылко вышел ответ, Нельо сразу смутился, улыбнулся извиняясь за свою резкость: нолдо устал уже чувствовать себя бесполезным нахлебником, это мучило сильнее самой болезни - чувство бесполезности, бессилия. - Я с удовольствием взгляну на местные красоты. Свежий воздух и прогулка не станут лишними.

Отредактировано Маэдрос (2013-03-19 01:53:51)

+3

8

Словно самые яркие и душистые красодневы распускались в воздухе незримыми букетами дивных цветов и волшебных узоров. Невидимые для обычного взгляда, красные, огненные, рыжие, алые, закатные и рассветные цветы, выпуская весь свой цвет и запах, растворялись в воздухе таким же неосязаемым теплом, преисполняя душевной силой каждое трепетно бьющееся сердце.
Скрывающаяся за жемчужным сиянием и светлыми манерами, Артанис Нэрвен не была более в силах удержать свои чувства в пристойных рамках. И если до этого момента она могла переживать, что старые раны посмеют мешать затягиваться новым, то внезапно сотворенное чудо, сотканное из самых тонких шелков любви и заботы, защищало лучше самой крепкой брони.
Сонно прикрыв глаза, Нолдэ втянула пряный и сладковатый запах отождествленных ею цветов, и, удовлетворенная всем случившимся, тепло улыбнулась, широко и светло. Артанис едва ли могла найти хоть словечко, способное пусть бы поверхностно, но задеть те чувства, которые она испытывала сейчас. Прозрачные, запредельные фейерверки торжествовали под шатром, передавая и украшая плетения слов, замыслов и пожеланий. Действительно, нужны ли были слова этим трем Нолдор?
Вероятно, нет, и Артанис какое-то время, молча, даже дольше позволительного, с улыбкой, действительно искренней, наблюдала то за Маэдросом, то за сиянием прекраснейшего камня, то за Фингоном.
- И это лучшее на свете колдовство, - почти шепотом ознаменовала Нэрвен, вновь томно прикрыв глаза, - Ни грезы, ни мечты, ни надежды, лишь настоящая сила, воплощенная душою друга и товарища.
Прекрасно, - думала Нолдэ, - воистину прекрасно. Разве могло развернуться зрелище чудеснее, чем это? Такая картина, что перекроет своими золочеными рамками все неприглядные акты прошлого, ограничит от старых ошибок новым опытом, засияет свежими красками и, восполнив все утраты, сумеет навсегда запечатлеть на сердце эту память.
А запоминать здесь было что, так, по крайней мере, считала Нэрвен, уверенная, что вся история должна строиться от одного ключа к другому, и в самые тяжелые моменты, ключи, подобно этому, должны быть не огромными событиями, а скромными оазисами посреди душной пустыни Истории. Таким образом, подобные сцены никогда не обесценятся, и братья и сестры продолжат ценить сострадание и заботы как нечто, необходимое и жизненно важное, и, что самое главное, не разменяют все это дешевой монетой. И это было их главным оружием, недоступным для Врага.
Но последняя мысль не должна была сейчас иметь места, ведь если темнота пробирается в мысли даже в столь дивные моменты, противник своего добивается. Отбросив подальше эту мысль, словно сбросив с волос опавший осенний сухой лист, Артанис вернулась из полета своих мыслей в теплую уютную реальность. Сознание, временно расширившись, с особой симпатией вновь восприняло случившееся между друзьями, и вдохновленная радость вновь отразилась на лице женщины.
- Солнце будет выше, и погода пойдет на теплый лад, - загадала Нэрвен, - Гладь озера будет чиста и искриста, подобно твоим глазам, Майтимо.

+2


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Остальные земли » О - "Воспоминания проигравшего" - 5 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC