Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » За гранью » Эпизод - Остаться в живых


Эпизод - Остаться в живых

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/zIAFq.png

1. Название эпизода. Остаться в живых
2. Участники. Люди Хитлума и не только, орки. В ролях Ульфила и Маглор.
3. Время, место (мир). 475 год П.Э, Хитлум.
4. Описание эпизода. После Нирнаэт Хитлум попал в руки Моргота, и иногда его слуги устраивают настоящую охоту, но не на животных, а на живых людей. Об этой истории и пойдёт речь в эпизоде.
5. Дополнительная информация.

0

2

НПС Анордир

Миновали пятые сутки с тех пор,  как Анордир покинул дом, что некогда принадлежал его отцу, а ныне, как и все прочее, что ранее являлось собственностью эдайн Хитлума, перешел во владение смуглолицых предателей с юга. Пока была жива матушка, мальчик полагал  своим долгом оставаться с нею, но, когда на исходе весны скончалась и она, так и не сумев пережить потери супруга и троих старших сыновей, Анордир твердо вознамерился бежать, не желая более ни дня прислуживать тем, по чьей вине погибли все его родные.
Покинуть поселение оказалось не так уж сложно. Вастаки стерегли пленников в полглаза: дети, старики и калеки не представляли для захватчиков особенной ценности, да и вдобавок, изнуренные каждодневными трудами рабы едва ли могли убежать далеко. Кроме того, за минувшие три года, многие эдайн смирились со своей плачевной участью, во всяком случае, когда незадолго до побега, Анордир попытался выведать настроения своих товарищей по несчастью, в надежде на их поддержку в задуманном им деле, то к немалому удивлению, понял, что друзья его детства не намеренны подвергать собственные жизни дополнительной опасности. Перспективы сделаться добычей варгов или жертвами разбойников, а то и еще хуже, оказаться в лапах чудовищных Морготовых тварей, казались им куда менее приятными, нежели продолжать влачить рабское существование в землях, за которые в свое время умирали их отцы и деды. Посему Анордиру пришлось отправляться в путь одному.
Запасов продовольствия мальчишке хватило дня на три, впрочем, это его не пугало - кому как не сыну одного из лучших охотников Хитлума, знать, сколько съестного можно отыскать в лесу в летнюю пору. Примитивные ловушки позволяли ловить несмышленых зайчат, птичьи гнезда изобиловали яйцами и птенцами, а разыскать что-нибудь вроде орехов или ягод, было и вовсе несложно. Найти источник питьевой  воду тоже оказалось достаточно просто, а потом, оставалось лишь придерживаться берега ручья, который, если верить урокам отца, рано или поздно обязательно выведет путника к более значительному водоему. Много хуже обстояли дела с оружием. В сложившихся условиях весьма пригодился бы короткий лук, однако же, раздобыть его не предоставлялось никакой возможности. Приходилось довольствоваться украденным накануне побега кухонным ножом и самодельной деревянной острогой, с помощью этого конечно можно было раздобыть немного рыбы в прозрачных водах ручья, или добить и освежевать запутавшегося в силках кролика, однако в случае встречи с крупными хищниками, или  Морготовыми тварями, подобное оружие едва ли помогло бы парнишке. Поэтому Анордир предпочитал передвигаться как можно более скрытно, и, кажется, пока что это удавалось не так уже плохо.

+2

3

После зимы и холодной весны лето кардинально преобразило Хитлум, сделав ландшафт туманной страны более красочным и разнообразным. Но мало кого теперь радовала смена времён года, ведь народ Хадора, который некогда был самым могучим народом людей, попал в рабство северных предателей, что из-за страха продолжали служить Морготу. В живых оставались одни старики, женщины да дети, не способные дать отпор. Не виделось ни конца, ни края тем страданиям, что за три года выпали на их изнурённые плечи. Некоторые пробовали бежать, но многих из них ловили и приводили обратно, или же убивали на месте. Но участь некоторых поражала даже самые холодные сердца.
В густом лесу на склоне горы промелькнула неожиданная тень. Вскоре она, выйдя из-за полосы кустов, медленно и бесшумно приблизилась к молодому невысокому беглецу, что, видимо, по незнанию зашёл в гибельные места. Неожиданно эта тень рванула вперёд, и, схватив юношу сзади, зажала ему рукой рот.
- Дёрнешься или крикнешь – расплатишься жизнью!- прозвучал мягкий, но решительный голос, принадлежащий девушке.
После этого молодая особа вышла вперёд, приставив к горлу юноши заострённое копьё из дерева. Тот мог заметить, что дева была молода, по виду девятнадцатилетняя, с длинными чёрными волосами, и с неподобающим для светских бесед видом. Неподобающий вид выражался в чересчур потрёпанной и кое-где порванной одежде, состоящей из рубахи, грубых штанов, сапог, и в чумазом виде. Из-за этого даже складывалось такое впечатление, что эта особа целые годы провела далеко в глуши.
- Ты не из них,- вдруг заключила она.- Кто ты такой, и как твоё имя? Только пленники, да слуги Бродды и тёмного валы бродят здесь. Отвечай быстро. Нам нельзя задерживаться здесь, иначе нас могут убить.
Дева ненадолго убрала в сторону копьё, но она в любую минуту была готова либо снова приставить его обратно, либо даже проткнуть сердце юноши остриём. Странные, видимо, пошли времена, ведь редко встретишь таких решительных дев, но в столь необычном положении вещей. 
Время от времени молодая особа поворачивала голову по сторонам. Было видно, что она чего-то боялась и хотела убраться отсюда поскорей. Хорошо, что местные животные не выдавали никаких тревожных звуков, что было неплохим знаком.

+2

4

Непростительная неосторожность в подобных условиях могла стоить беглецу не только свободы, но и жизни.  Беда пришла именно в тот момент, когда  Анордир, меньше всего ожидал нападения. Серая тень возникла за спиною словно бы из небытия, и не успел мальчишка даже оглянутся, как  чья-то маленькая, но твердая рука уверенно зажала ему рот, и что-то острое прикоснулось к горлу. В первый момент подумалось худшее – орки, слишком уж часто матери пугали этими жуткими тварями своих детей в родном поселении сына охотника. Дотянуться бы до ножа, все же смерть в бою, куда лучше, нежели муки в застенках у Темного Врага. Впрочем, мягкий девичий голос быстро убедил Анордира временно отложить более чем рискованную попытку освобождения. Язык был ему хорошо знаком и понятен, кем бы ни была эта загадочная воительница, она принадлежала к числу эдайн, следовательно, перспектива быть, к примеру, сожженным заживо, пленнику не угрожала. Посему, оценив сложившуюся ситуацию, паренек предпочел повиноваться сей странной особе. Она же в свою очередь, видимо убедившись, что Анордир не тот, кого она ожидала увидеть, не замедлила убрать от его горла оружия.
Получив относительную свободу, молодой  адан обернулся, дабы получше разглядеть нападавшую, и мысленно укорил себя: всего лишь девчонка, чуть постарше его самого, вооруженная заостренной деревянной  палкой, -  было бы чего бояться. Однако, здравый смысл подсказывал, что скорее всего, где-то рядом притаились ее союзники, представляющие куда большую опасность, иначе дева не решилась бы действовать столь смело.
- Я Анордир, сын Гваэнэна, родом из Хитлума, и направляюсь, - ненадолго парнишка замялся, до сего дня у его путешествия не было точной цели, хотелось лишь поскорее оказаться в мирных землях, неподвластных жестоким вастакам, однако подобный ответ показался ему донельзя нелепым, - и направляюсь в леса Бретиля. Говорят, там еще остались люди, способные оказывать сопротивление Врагу,  и новые воины им пригодятся.
Продолжая разглядывать девушку, Анордир отметил что та не на шутку встревожена -  скорее всего приняла сына  охотника за кого-нибудь из разбойников или вастаков и посчитала нападение лучшим способом защиты.
- А ты-то сама кто такая? – недовольно буркнул сын Гваэнэна понемногу успокаиваясь, - и почто подобно бандитам, потерявшим человеческий облик, направляешь оружие против себе подобных?
Лес вокруг был тих и спокоен, а собеседница, теперь, когда они стояли лицом к лицу, казалась пареньку не слишком-то и опасной, и все же чувство какой-то неясной тревоги не покидало мальчишку. Что-то было определенно не так, и это едва ли имело отношение к враждебно настроенной незнакомой девушке.

+1

5

Дева разглядывала встречного паренька, задаваясь вопросом, как он сюда попал. Подступы к этому месту бдительно охраняли орки, поэтому ей с трудом верилось, что он оказался здесь по случайности. Но до сих пор ни один из людей Хадора не служил у предателей или тварей Моргота, поэтому Анордиру, кажется, можно было доверять.
- Раньше были времена, когда поднять оружие против подобного себе считалось преступлением. Но сейчас всё изменилось. Пускай Эдайн не запятнали себя предательством, однако недоверие уже поселилось в сердцах свободных и пленённых народов.
Неопрятная воительница опустила вниз самодельное копьё. С облегчением вздохнув, она резко схватила паренька за руку и потянула его в близлежащую глушь. Причиной тому была тревога, что не покидала её сердца.
- Нам нельзя оставаться на открытом месте. Я сочувствую тебе, ибо ты, ища пути к свободе, оказался в ещё большей неволе. Это место называется Гиблой Долиной и лежит оно у основания невысокой горы, с которой есть только один спуск. И этот спуск стерегут бдительные волки, орки и люди Бродды. Теперь, боюсь, тебе не выбраться отсюда. Всех, кто пытался, неизменно убивали и скармливали их тела воронам. Слугам Врага эта долина нужна чтобы более весело коротать своё время, кидая в ловушку тех, кто когда-то пытался бежать, и устраивая на них охоту, будто на зайчат или молодых оленей. В основном это юноши, изредка девушки, ибо орки не любят, когда им оказывают сопротивление.
Зайдя подальше в глушь, дева присела на старое, упавшее дерево, которое уже почти всё покрылось мхом.
- Я отведу тебя в наше жилище. Остаться здесь, значит найти свою смерть. Мы пройдём тайными тропами, но чтобы запутать путь, кое-где свернём. За тобой может быть погоня, хоть ты и не видел этого. В жилище ты найдёшь таких же, как и я. Нас всего четверо, все юноши, кроме меня. Моё имя Эльмир, и я та, кто прожил здесь наиболее долго. Когда-то моим домом был Бретиль, поэтому я знаю толк в лесной науке, помогая выжить другим.
Немного отдохнув, Эльмир встала на ноги, опираясь на копьё. Она готова была продолжать путь, если конечно Анордир разумно посчитает, что спрятаться сейчас будет лучшим выходом. В душе она уже очень сопереживала ему.
- Боюсь, потерять человеческий облик можно не только поднимая оружие на своих собратьев,- печально добавила дева, опуская глаза.

+1

6

После рассказа девушки Анордир мысленно проклял собственную самоуверенность и глупость, побудившую его отправиться в путь.  Что ему стоило послушать совета товарищей и отказаться от столь рискованной затеи, дабы вместе со стариками продолжать тешить себя призрачной надеждой на то, что короли эльфов однажды покинут свои сокрытые укрепления и вызволят из плена своих добрых союзников. Рабское существование под властью прихвостней Бродды, конечно не сахар, да и вастаки не отличаются мягкостью характеров, однако до орков им ох как далеко…
- Вот как, - растерянно пробормотал он, - а мне-то уж было показалось, что спасение не за горами. Не удивительно, почему за мною не снарядили погоню сразу же.
Юноша обвел окрестности тревожным взором, однако лес был спокоен и тих, вероятно врагам все еще не удалось выйти на след хадоринга. Впрочем, если они окружены, как уверяет дева, это не более, чем вопрос времени.
- Неужели и в самом деле никому не доводилось выбраться отсюда живым, - взволнованно  поинтересовался Анордир у своей новой знакомой, - что если я пойду тем же путем, которым явился сюда, а достаточно удалившись от этой гиблой долины изберу другую дорогу?
Впрочем,  мальчишка тотчас же отмел эту мысль, в сложившейся ситуации было куда разумнее придерживаться общества Эльмир и ее товарищей, раз уж этим людям удалось продержаться в лесах так долго, стало быть,  они хоть чего-то да стоят.
Неслышно ступая по мягкой траве, Анордир направился вслед за девушкой, размышляя над ее невеселой повестью.
- Значит  ты из Бретиля? – переспросил он, - но что же вынудило тебя покинуть родные края и отправится в эти опасные и бесприютные земли?
Мальчик шел осторожно, прислушиваясь к каждому подозрительному шороху, и крепко сжимая в правой руке нож, который, впрочем, едва ли смог сойти за оружие в настоящем бою.

0

7

Дева покачала головой.
- Нет, тебя поймают и убьют. Или расстреляют сразу из луков с отравленными стрелами. О пленных орки не думают. Для них мы и так узники.
Осторожно шагая между камней и деревьев, Эльмир начала вспоминать, сколько же молодых людей погибло в этих местах. Она видела не меньше пары десятков тел  товарищей, не выдержавших это испытание. Подобные мысли всегда вселяли в неё чувство обречённости, но также заставляли с большей стойкостью ожидать новый день. В конце концов, оставались ещё те, кому действительно нужна была помощь.
- Это было четыре года назад,- сказала дева, не слишком желая вспоминать своё прошлое.- Мы с отцом приехали сюда к его отцу после смерти моей матери. Отец мой отправился в Нирнаэт и я больше никогда его не видела. Я хотела уйти, но не успела. Один из захватчиков положил на меня глаз, и я сбежала, чтобы меня против моей воли не взяли в жены. Но меня поймали, избили и кинули сюда. Первое время пришлось очень туго. Мало кто из здешних людей знал хоть что-то про лес, да и времена были холодными. Иногда приходилось питаться одними кореньями. Но ты не волнуйся, в летнюю пору здесь можно найти много съедобного. С голоду уж точно не помрёшь.
Утешение было незначительным, поэтому Эльмир даже не улыбнулась. Вместо этого она фыркнула от боли, когда её обувь, мало похожая на таковую, легла на острый камень.
- Орочья,- тихо добавила она.- Мои сапоги сносились ещё два года назад.
Дева не сказала, насколько было сложно с этой обувью поначалу, но это было и не важно. Не сказала она и о многих других вещах. Легче будет, если Анордир сам узнает обо всём на своём собственном опыте. Лишь бы при этом оставался жив.
- Свою историю можешь не рассказывать. Прошлое теперь не важно. Теперь народ Хитлума обречён на плохую судьбу и наша участь, возможно, будет не самой ужасной. Орки здесь убивают быстро.
Это было правдой. Однако были и совсем жуткие истории.
Путь вёл путников дальше. Через некоторое время лес стал менее густой. Дальше начиналась ряда скал, где легко было запутаться.
- Веди себя тихо. Тут каждый звук издаёт эхо.

0

8

Грустная повесть Эльмир ничуть не прибавила юноше оптимизма.  Стало быть, лучшее, на что он отныне смеет надеяться – жалкое существование в постоянном страхе за собственную  жизнь, которую рано или поздно все равно  прервет какой-нибудь скучающий вастак или орк.
- Голодной смерти я нисколько не опасаюсь, мой отец был хорошим охотником и успел обучить меня кое-чему до того как отправился на войну, - воспоминания об отце придавали мальчику сил и, как ему казалось, помогали скрывать тревогу, нараставшую с каждым  шагом. Лес никогда еще не казался  Анордиру настолько враждебным, казалось за каждым кустом затаились прислужники Моргота, выжидавшие  наиболее подходящего момента дабы прикончить двух заведомо обреченных путников.
- Однако зимы в наших краях известны своей суровостью, - полушепотом продолжал развивать свою мысль подросток, - как же вам удавалось обходиться без теплой одежды и огня? Да и дикие звери, порою, куда опаснее злобных орков, чутье позволяет им разыскать то, что сокрыто от самых зорких  глаз.
Недовольное фырканье девушки и ее пояснение касательно обуви, заставили Анордира обратить внимание на действительно странные сапоги Эльмир.
- Так значит тебе доводилось убивать орков? – недоверчиво спросил мальчик у своей спутницы. На прославленных воинов, что сражались с вражьими тварями под знаменами эльфийских лордов,  девушка походила слишком уж мало. От отца Анордил слышал, что трусливые слуги Моргота никогда не нападают в одиночку, а совладать с целым отрядом подобных созданий уж точно не под силу юной деве. Впрочем, как знать, говорят, что среди жительниц Бретиля немало жен, посвятивших свою жизнь ратному делу.
Пейзаж вокруг постепенно переменился:  привычный сыну охотника лес остался позади, уступив место неприглядному  скалистому хребту. Мальчик с удивлением взглянул на  Эльмир, полагая, что убежище, о котором рассказывала ему  дева, находится где-нибудь в лесной чаще. По мнению хадоринга, там можно было укрыться куда надежнее, нежели среди этих бесприютных и серых скал. Однако, вняв предостережению своей новой знакомой, Анордил воздержался от лишних вопросов, и молча последовал за Эльмир.

+1

9

Эльмир немного обрадовало то, что Анордил был сыном охотника, и поэтому знал как добывать себе пищу, если конечно в этом месте хоть что-то могло радовать. Значит, у него был шанс продержаться здесь. Главное было научить ему всему остальному, и как можно более за короткий срок.
Скалы вскоре превратились в настоящий небольшой лабиринт, кое-где со скоплениями деревьев, где только пленники знали наилучший путь. Каждое неосторожное движение могло запросто выдать любого из них. Нужно было смотреть себе под ноги буквально на каждом шагу.
- Довелось,- холодно ответила Эльмир Анордилю, ведя его всё вперёд.- Бывало, орки заходили сюда в лес, и нам доводилось сталкиваться с ними. Это всегда опасно. Они всегда сильнее нас, сражаясь притом лучшим оружием. Но Тёмный Враг явно не научил их проворности. В последний раз мы убили одного из них, когда тот по своей тупости всадил меч прямо в дерево и не смог его вытащить.
Вскоре впереди снова показались густые заросли, только немного выше того места, где дева повстречала сына охотника. Солнце как раз вышло из-за туч, но из-за густой верхушки тополей его лучи не были способны долететь до земли. Тут можно было говорить и чуточку громче.
- Огонь у нас есть: удалось захватить у смуглолицых огниво. Только пользуемся мы им чересчур редко. Зимой здесь бывает очень туго, но покопавшись кое-где, и уж тем более запася некоторые запасы в тайных местах, можно продержаться. Мой отец всегда твердил мне, что есть много чему поучиться у диких зверей. И вот мы, подобно белкам, довольствуемся малым, откладывая остатки, чтобы потом совсем не сгинуть. Тёплную одежду нам также дала природа, но кроме этого можно кое-что забрать у врага, если конечно не попасться ему в лапы.
Через некоторое время лес стал более густым.
- Впереди тебя ждёт знакомство с моими друзьями. Одного из них зовут Роххардом, он сын земледельца из южных земель Дор-Ломина. Ты сразу узнаешь его по шраму на щеке. Второй рубака, и самый сильный человек в нашей компании. Правда характер бывает скверный. Не обижайся на него, если что, ладно? Третий самый молодой и самый последний, кого сюда забросила судьба. Мы называем его Зорким, хотя до этого он носил имя Аргон. Всё из-за его острого взора.
Самое время было лично увидеться со всеми. И как будто по сигналу, из леса вышли трое молодых людей, едва ли старше новоприбывшего юноши. Первый оказался действительно со шрамом, темноволосый и высокий, остальные были чуть пониже, со светлыми волосами.

0


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » За гранью » Эпизод - Остаться в живых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC