Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Дориат » О - Встреча двух судеб - 464 год


О - Встреча двух судеб - 464 год

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s2.uploads.ru/2h9YW.png

1. Название и дата эпизода - Встреча двух судеб - 464 год П.Э.
2. Участники - Берен, Лютиэн
3. Место - Дориат, лес Нелдорет
4. Событие - В "Избавлении от Оков" говорится, что к Дориату Берен вышел еле живой, спотыкаясь и пригибаясь к земле, словно под грузом долгих лет скорби — так велики были испытания, выпавшие ему на пути. И вот, блуждая в по-летнему нарядных лесах Нельдорет, он набрел при восходящей луне на Лютиэн, дочь Тингола и Мелиан, которая танцевала на вечнозеленой траве лугов у Эсгальдуина. (с)
5. Примечания -

0

2

В лесах Дориата Берен провёл некоторое время, отходя от тех ужасов, что пришлось ему увидеть в проклятых ущельях Эред Горгорота. Он пополнил провиант, и кое-как привёл себя в порядок, хотя его одежда, осанка и посидевшие в некоторых местах волосы могли натолкнуть наблюдателей на мысль о долгих странствиях этого человека. Спать пришлось, опять же, на деревьях и на сырой земле, что было, впрочем, вполне привычно для него. Звери и птицы, обитавшие вокруг, пока были не знакомы путнику, поэтому некому было предупредить его о возможных опасностях. Он конечно догадывался о том, что попал в зачарованные леса Дориата, но ему было очень трудно поверить в такое. А не зная точно своего местонахождения нельзя было утрачивать бдительности.
Решив в один прекрасный день перебраться на другое место, Берен вышел ночью в дорогу, под ясной, сверкающей луной. Опираясь на посох, он преодолел густые дебри и, услышав внезапный шум, резко остановился. Убрав в сторону несколько веток, мешающих его обзору, воин увидел дивный силуэт, заставивший его моментально забыть все его муки и усталость. Впереди была женщина, танцующая волшебный танец, прекраснейшая из всех, кого довелось увидеть человеку. Платье её было синим. Волосы, словно сгустившийся сумрак, ниспадали на её лёгкие плечи. Странный свет озарял прекраснейшую деву, свет, который напомнил Берену ясные звёзды.
Неожиданно это видение исчезло, скрывшись среди листвы или растаяв в лесном сумраке. Придя кое-как в себя, воин отправился на её поиски, не ведая пока никаких её имён и прозвищ.
"Остановись… Тинувиэль. Да, я буду звать тебя этим именем – Ночным Соловьём – Дочерью Сумрака".
Несколько раз ему казалось, что он видит прекрасную деву, но на воина вдруг внезапно нападало какое-то странное оцепенение и его тело переставало слушаться своего хозяина. Но, наконец, обретя голос, он вышел из листвы, вслед за уходящей тенью, встав во весь рост.
- Тинувиэль!- воскликнул он, и эхо Нельдорэта далеко разнесло его голос.
Шагая между дубов, Берен всё вглядывался вперёд, в надежде увидеть ту, которую он сперва посчитал виденьем. Но это было не сновидение, а явь.

+1

3

Это была ясная лунная ночь, из тех,  что бывают порой на исходе зимы, когда воздух уже по-весеннему свеж и природа вот-вот готова пробудиться от долгого сна. В такие ночи даже роскошный подземный дворец Менегрота кажется  мрачным, чужим и бесприютным, слишком давят стены, пусть и украшенные бесценными гобеленами, а душа отчаянно рвется на волю.
Лютиэн покинула дом своего отца еще на закате. Под яркими звездами бродила эльдэ по тайным тропам лесов Дорита, что ведомы были кроме нее разве что лучшим охотникам Элу Тингола.  С замиранием сердца  отмечала она  первые признаки близящейся весны, которые с малых  лет неизменно радовали деву, даруя ей предвкушение счастья, призрачного и неуловимого. Песнь оживающего мира окрыляла, придавала сил и несла в себе светлые надежды. Наслаждаясь ее звучанием, Лютиэн сама не замечая этого удалялась от  дворца все дальше и дальше, пока в предрассветный час не достигла вечнозеленых холмов на побережье Эсгалдуина. Поднявшись на один из них,  она обратила свой взор к Западу, где в скором времени уже должна была забрезжить  заря, и в это мгновение Музыка пробуждающейся природы заиграла так громко, что дева невольно подхватила ее, и весенняя песнь  чистым ручейком полилась по лесам Нельдорета.  Словно бы не в силах противиться чарующему голосу полумайэ  поспешно отступала зима, снежный покров на глазах превращался в воду, и первые подснежники пробивались сквозь промерзшую землю. Звезды в небесах постепенно тускнели и угасали, но Тилион еще не спешил покидать свою вахту, освещая призрачным светом девушку, что в счастливом танце кружилась на вершине холма.
- Тинувиэль! –  голос чужой и незнакомый в одночасье разрушил гармонию, темный силуэт показался на опушке леса, и Лютиэн непроизвольно отпрянула в сторону. Вспомнились рассказы разведчиков о кровожадных орках, что в последние годы бродили у самых границ Сокрытого Королевства. Однако девушка быстро отринула эти мысли, ее родители утверждали, что силам Тьмы не дано преодолеть завесу, да и эльфийские языки неведомы  злобным созданиям Моргота.  Лютиэн замерла, внимательно разглядывая незнакомца, подобно любопытному но осторожному зверьку, готовая в любое мгновение укрыться в спасительной чаще Нельдорета. И чем дольше смотрела она на нежданного гостя, тем сильнее крепла в ней уверенность, что не орк стоит сейчас перед нею. Слуги Врага, как известно, были страшны и уродливы, сего же незнакомца можно было бы даже назвать красивым, не будь он столь изможден и оборван. Впрочем, сей странный пришелец не принадлежал и к народу эльфов. Девушка напряженно прислушалась к этому диковинному существу, и,  убедившись, что от него не исходит зла, сделала шаг навстречу.
- Кто ты? – чуть слышно вопросила она, - и как ты очутился здесь?
Тревога, постепенно покидала сердце дочери Тингола, и на  смену ей явилось некое иное, неведомое ей доселе  чувство. Загадочный незнакомец неожиданно показался ей удивительно уместным, словно бы вся эта волшебная  предвесенняя ночь была лишь подготовкой к его  появлению.

+2

4

Берен осторожно двигался вперёд, серьёзно опасаясь, что может спугнуть дивную птицу. Ему совсем не хотелось снова терять её. Борясь с сомнениями, твердившими, что это всё-таки была не явь, он достиг, наконец, своей цель, остановившись в нескольких шагах от неё. Дева, кажется, тоже не ожидала здесь кого-либо встретить.
Взглянув в её прекрасные пронзительные глаза, воин на мгновение замялся, но вскоре в нём появилась снова та прежняя уверенность, позволившая ему говорить.
- Моё имя Берен – сын Барахира, героя войны. Я пришёл сюда, покинув страну, где я был скорее изгнанником, чем её господином. А кто ты, дивное видение, которое увидел я ныне и, наверное, больше уже никогда не забуду? Настоящая ли ты или это всё-таки снится мне? Смертная или создание, воплотившее в себе все самые прекрасные краски мира, и взявшая у птиц свой волшебный голос?
Чем больше Берен смотрел на деву, тем больше в нём просыпалось странное чувство, чувство, которое он ещё раньше никогда не испытывал. Возможно, это была и любовь. Человек не думал много об этом, он просто созерцал и не отрывал взгляда от серых глаз.
- Твой голос воистину подобен голосу птицы,- признался воин.- Её я слышал, блуждая в дебрях и охотясь на вражьих слуг. Поэтому я и назвал тебя этим именем – Тинувиэль. Прошу только не бойся меня, я не причиню тебе зла.
Вытянув голые руки вперёд (посох потерялся где-то позади), Берен показал, что у него нет оружия в них. Его меч был на поясе, но он оставался на случай возможной опасности для защиты девы.
Происходящее сильно напоминало волшебную сказку. Ещё недавно жизнь храброго воина была полна несчастий и непрекращающейся борьбы, а сейчас будто и не существовало больших потерь и даже ужасов проклятых долин, о которых даже не хотелось вспоминать.

+1

5

Последние опасения, что питала дева касательно странного незнакомца, развеялись подобно утреннему туману, уступив место глубочайшей заинтересованности. И чем дольше смотрела  принцесса на человека, тем явственнее представлялось ей, будто долгие годы, ожидала она появления Берена в лесах Дориата, и вот, наконец, по воле  Единого он явился сюда,  дабы навсегда изменить ту жизнь, что вела Лютиэн прежде. Никогда ранее не доводилось ей видеть младших детей Эру, да и рассказы о них нечасто звучали  в стенах Менегрота. Ее отец отродясь не питал теплых чувств к представителям прочих народов и рас, что населяли Средиземье, привечая разве что гномов, известных своим ювелирным и кузнечным мастерством. Однако же дева не сомневалась в том, что  стоящий перед нею воин принадлежит к числу атани, что по слухам не так давно пробудились в далеких восточных краях.  Мудрецы говорили, что век людей короток и исполнен страданий и хворей, а их варварские обычаи подобны орочьим. Да только видно ошибались советники Элу Тингола и едва ли их речи могли иметь отношения к тому  достойному мужу, что явился ей в предрассветный час.
-  Приветствую тебя, Берен, сын Барахира, я Лютиэн, дочь короля Дориата Элу Тингола, - промолвила девушка, однако долго придерживаться официального тона ей так и не удалось, слишком уж располагал к себе ее собеседник. Посему, одарив воина теплой улыбкой, синдэ добавила:
-Хотя  ты можешь и впредь именовать меня Тинувиэлью, птицы эти всегда пользовались особой любовью моей матушки. Ты ошибся, коли принял меня за морок или видение, видно призрачный свет Тилиона всему виной, зачастую он  склонен укрывать покровом  таинственности самые обыденные предметы и  явления. Да и скорее следовало бы посчитать призраком тебе, видно ты наделен могучими чарами, коль скоро сумел беспрепятственно преодолеть Завесу и избежать встречи с нашими пограничниками и следопытами.
Дева еще раз внимательно оглядела Берена, отметив про себя, что проделанный им путь наверняка был долгим и нелегким. Нынче воин нуждался в отдыхе, пище и покое, возможно даже в лечении,  однако Лютиэн понимала, что  король едва ли примет нарушителя границ с распростертыми объятиями, посему без лишних сомнений отвергла закравшуюся было в ее сознание мысль – проводить странника в Менегрот.
- Куда же теперь лежит твой путь, Берен, сын Барахира? – вопросила она,-  леса Дориата конечно не заменят тебе утраченной Родины, однако  же смогут послужить надежным пристанищем, хотя бы на время.
Общество этого малознакомого человека  было слишком приятно сердцу девы, и она с удивлением поймала себя на мысли о том, что предстоящее расставание с Береном расстраивает ее.

+1

6

Берен снова замер, услышав знакомое имя, которое не раз доводилось ему слышать от эльфов. Только сейчас он понял, что не женщина из Эдайн стояла перед ним, а прекраснейшая среди всех ныне живущих детей Эру, которых только видел мир. Открытие было воистину неожиданным, сумевшим сбить с толку сына Барахира. Но тёплая улыбка, которой одарила его Лютиэн, смогла избавить его окончательно от его трепета. Чувствовалось, что воину были здесь рады, а это означало, что нечего было тут совсем бояться. Любопытство? Было и оно. Только это чувство не могло пересилить пока более сильное, а именно изумление.
Берен с интересом заметил, что не только он мало знал о Дориате, но и жители Дориата многое не знали о народах за зелёными лесами. Хотя, если подумать, действительно, зачем такой прекрасной принцессе было вообще раньше спрашивать о смертных.
- Я не знаю,- честно ответил воин.- Мой путь лежал туда, куда глядели мои глаза. Сначала перед ними были высокие горы, позже они увидели тёмные скалы и долины. И вот теперь я оказался здесь, влеченный видимо самой судьбой. Теперь я догадываюсь почему она меня сюда привела.
Невольно усмехнувшись, Берен бросил взгляд на север.
- Плохие видимо у вас следопыты, раз я их даже ни разу не встретил. Вот только я не чародей и вошёл сюда, не обладая никакими особыми силами или навыками. Это эльфы, слышал я, известны как великие чародеи. Нас же, смертных, одарили меньшими дарами.
Глядя на деву, воин всё больше чувствовал, что хочет прикоснуться к ней или хотя бы взять её за руки. Но это было для него наверное тем же самым, что и прикосновение к благотворному сиянию на Западе, ведущему народы Эдайн, когда те только спасались от ужасной Тени.
"Будь передо мной выбор – либо этот Свет, либо прекрасный Ночной Соловей, я бы не задумавшись выбрал второе…".
Услышав последние слова Лютиэн, Берен переспросил:
- Пристанище?

+1

7

Не более получаса прошло с момента встречи Лютиэн с сыном Барахира, и немного слов было сказано между ними, однако и  за этот короткий срок, человек сделался ей столь невероятно близок и дорог, словно бы провел рядом с нею долгие годы. В смятении были и мысли и чувства девы, и на мгновение принцессе почудилось, что ее сердца коснулась любовь, прежде известная ей лишь по прекрасным чарующим песням, что слагали менестрели  Дориата звездными летними ночами.  Ощущение это было неведомым и немного пугающим, но в то же время невообразимо притягательным. Однако не время было обдумывать все происшедшее. Первые лучи рассвета уже спешили  окрасить небеса в яркие цвета весенней зари. Им не следовало долее, оставаться здесь, дабы не попасться на глаза подданным Элу Тингола, что-то подсказывало девушке, что подобная встреча едва ли обернется добром для ее гостя. Размышляя над тем, что смогло бы послужить для Берена надежным пристанищем, дева  негромко произнесла:
Напрасно ты сомневаешься в способностях наших пограничников, ибо самый мелкий из лесных зверьков не укроется от их бдительного взора. А чары завесы служат неприступной преградой даже для тех майар, что избрали путь тьмы, и отказавшись покориться воле Единого, последовали за владыкой Ангбанда. Если не колдовство помогло тебе, стало быть сами Валар привели тебя в эти земли, и самой судьбой была предначертана наша встреча.
И хотя улыбка по-прежнему не покидала уст девы, голос  ее был вполне  серьезным. В этот миг, сама принцесса искренне верила, что волею высших сил оказался здесь этот усталый путник, и что именно его, ожидала она в течение многих сотен лет.
-Хоть эти земли и безопасны, все же Лорду эдайн не следует бродить по лесам подобно дикому зверю. Я отвела бы тебя в Менегрот, но  отец мой не отличается излишним гостеприимством, и весьма подозрителен... по отношению к незнакомцам.
«Особенно после этой печальной истории с нолдор», - с горечью отметила про себя Лютиэн и продолжила
- Я уверена, что после того, как мы с матушкой переговорим с ним, Элу Тингол  примет тебя подобающим образом, однако пока что, следует отыскать  хоть какое-то укрытие, что сможет защитить тебя от проливных дождей и холодных ветров. Мне известно одно такое место, пусть сие пристанище и не слишком подходит сыну героя, однако там не так бесприютно, как под открытым небом.
Бросив беглый взгляд на разгорающуюся на Западе зарю, дева решительно протянула руку своему собеседнику.
- Надеюсь, ты не откажешься от моего приглашения?

+1

8

Берен взял деву за руку, ощутив давно забытое тепло, напомнившее ему о днях счастья и весны, когда на север ещё не пришла война, а людьми жили рядом с эльфами. Всё, что она говорила, казалось ему чудным и необычным, великие имена, звучащие в её голосе, вселяли настоящий благородный трепет в его душу. Единственным эльфийским краем, который до этого знал путник, была земля сыновей Финарфина, единственным Лордом с кровью королей, которого до этого видел он, был, не считая владык Дортониона, правитель Нарготронда – Фелагунд. Тут же рядом находился сам король Дориата, супругой у которого была та, что, говорят, благословляла когда-то звёздное озеро Тарн-Аэлуин.
- С тобой хоть на край света, принцесса, будь даже на этом пути все создания Моргота.
"Хотя надеюсь, этого не произойдёт…",- подумал про себя Берен, переживая не за себя, а за прекрасную встречную птицу.
- Я слышал, твой отец отличается богатством и мудростью,- говорил он по дороге.- У нас о нём говорили как о великом правителе, но, увы, действительно не как о короле, любящих незнакомцев, и особенно людей. И хоть он приютил в своих лесах один из трёх народов, шедших на Запад, но говорят, что сделал он это только благодаря советам его родича – Фелагунда. О матушке же твоей у нас ходит много легенд. Поговаривают, много веков назад она бродила по тем окрестностям Дортониона, что были испокон веков известны нашему народу. Выходит, правдива молва?
Берену всё ещё хотелось наблюдать за прекрасной Тинувиэль, но медленно и неохотно в нём начало просыпаться и обычное людское любопытство. Об эльфийском быте он и так немало знал, и поэтому решил о нём не спрашивать. А вот именно лесной народ Дориата пока был неизвестен страннику.
-Расскажи мне, пожалуйста, о жителях Дориата,- попросил он.- Всё так прекрасно в нём, как прекрасны его ветвистая зелень и девы?

+1

9

Теплое прикосновение руки Берена оказалось  еще приятнее, нежели изначально  ожидала девушка, и это открытие, в который раз за сегодня , вызвало у нее легкое недоумение. Присутствие этого человека рядом дарило покой, умиротворение и что-то еще, неуловимо прекрасное, как легкое дыхание приближающейся весны. Странным казалось, что всего несколько часов назад, она могла без труда обходиться без общества сына Барахира.  Словно бы вся жизнь принцессы  вплоть до этого необычного утра, была только сном, пустым и бессмысленным, от которого она наконец пробудилась. Осторожно ступая по свежим весенним проталинам, Лютиэн время от времени поглядывала на своего спутника, будто бы желая убедиться в том, что он действительно один из атани, а не могущественный чародей, прибывший из заморских западных земель.
Слуги Моргота не опасны для нас сейчас, - улыбнулась дочь Тингола в ответ на слова Берена, - сотни лет Завеса хранила от них этот край, и, я верю, убережет и впредь. Тьма не коснулась лесов Дориата и злу не суждено проникнуть во владения моего отца. Жизнь здесь давно течет в мире и покое,  и подданные Элу Тингола не знают бед и печалей. Хотя  в прежние времена война коснулась и этих земель.
Лютиэн ненадолго умолкла,  не желая возвращаться  к безрадостным воспоминаниям о событиях,  происшедших незадолго до появления в Смертных Землях народа изгнанников. Между тем, первые лучи по-весеннему яркого солнца без труда просочились сквозь непокрытые кроны могучих буков, разбудив многочисленных птиц, которые на разные голоса затянули приветственную песнь новому дню. Ночь окончательно миновала, как, кажется, миновала и зима.
- Леса Дориата прекрасны даже сейчас, все еще скованные сонным оцепенением, - негромко произнесла девушка, - однако, если тебе доведется побывать здесь в летнюю пору – ты никогда более не забудешь той красоты, что предстанет пред твоими очами.  Давным-давно, в год, когда квенди пробудились у темных вод Куивенен, моя матушка покинула Благословенные Земли, дабы по повелению самой Йаванны заботиться о молодых лесах и рощах Эндорэ.  Лаской и заботой окружила она ольвар, и благодаря ее трудам во всем Средиземье не отыщется места прекраснее Огражденного Королевства.
И действительно, даже сейчас,  в предвесеннюю пору тяжело было не поддаться очарованию Нельдорета и не проникнуться его величием.
- Что я могу рассказать тебе он народе моего отца, Берен, сын Барахира? – задумчиво промолвила Лютиэн, - во многом мы схожи с изгнанниками нолдор, которые, как мне доводилось, нынче состоит в дружбе с атани. Однако же мужи синдар менее воинственны, а девы не столь своевольны.  Веселые праздники влекут подданных Элу Тингола куда более распрей и споров, наши мастера предпочитают творить  украшения, а не ковать оружие, и песни менестрелей, куда милее слуху синдар, нежели лязг металла. Мир и покой мы ценим превыше славы, а родные края, куда милее нашим сердцам, нежели дальние и неизведанные страны. Конечно,  и среди синдар хватает доблестных и отважных воинов,  однако же мой отец не желает губить их понапрасну в кровопролитных сражениях, ибо древнее пророчество гласит, что никому не удастся сокрушить Моргота, без вмешательства Владык с Запада...
Девушка умолкла, размышляя над  тем, что еще следует сообщить гостю и затем добавила:
- Нет, не только лесами и девами славится Дориат, и еще немало прекрасного предстоит тебе увидать в Сокрытом Королевстве. Чего стоит только подземный дворец Менегрот, недаром названный также тысячей пещер. Колонны его могут сравниться своей высотой с этими буками, а свет светильников ненамного  уступает солнечному. Стены обширных залов и бесконечных коридоров увешаны роскошными гобеленами,  прозрачная ключевая вода струится из серебряных фонтанов и наполняет мраморные бассейны…  Впрочем, я думаю, недолго осталось ожидать того дня, когда ты сможешь воочию увидеть все эти чудеса.
Осмотревшись вокруг, Лютиэн отметила, что большая часть пути уже осталась позади. Еще немного и они доберутся до намеченной ею цели.

+1

10

Годы войны, бегства и стремительных ударов не могли не оставить на сыне человеческом свой след, поэтому хотя он и поверил принцессе, но всё равно, как будто помимо воли, улавливал слухом каждый шорох и каждый звук, доносившийся с округи. Увидев величайшее сокровище в своей жизни, быть может, уже не захочешь с ним расстаться. Но чувство, которое сейчас завладело Береном, всё-таки было нечто большим, чем просто привязанность. Прошлая жизнь, полная потерь, крови и мимолётных радостей обратилась с ним лишь в плохой сон.
Ночь начала медленно уходить за горизонт. Где-то на западе ещё виднелись тёмные тучи, но уже другая сторона широкого неба озарилась тёплыми лучами солнца, поднимающегося вверх. Всё как будто стало иным, прежним, ещё до войны.
Леса также поразили прославленного героя. Если он раньше видел только тень могущества Мелиан, вглядываясь в синюю гладь озера Тарн-Аэлуин, то сейчас ощущал его полностью, наблюдая за уголками волшебной страны. Народ здесь, по словам девы, больше хотел мира, чем войны. И хоть душой Берен тянулся больше к тем, кого видел он раньше, но чувство любви к своему родному дому он разделял.
- Прекрасен народ Дориата и чудесна его страна,- сказал восхищённый смертный, теперь только осознавая, что он первый из людей, увидевший всю эту красоту.- Но ты – главный бриллиант, который стоит не меньше золота и камней всего мира.
Увидев пробегающего мимо зайца, Берен на миг остановился.
- У нас в стране тоже были такие. Хоть что-то общее есть между нашим краем и вашим. Но, признаться, я плохо понимаю язык местной живности, как будто не только языки эльфов и людей, но и речи зверей подвержены всяческим изменениям.
Продолжив свой путь, сын Барахира с любопытством поинтересовался у Тинувиэль:
- Что же я увижу впереди?

+1

11

По-прежнему не отпуская руки мужчины, Лютиэн несколько замедлила шаг.  Завершение пути сулило скорее расставание, которое хотелось отсрочить на как можно более долгий срок, дабы не нарушать того, все еще хрупкого ощущения счастья, что появилось в момент ее встречи с человеком, и становилось все сильнее и явственнее с каждой минутой проведенной в его обществе. Даже лес Нельдорет, бывший таким знакомым и привычным, казался исполненным какого-то особенного очарования в робком и призрачном свете этого весеннего утра. 
Проследив взглядом за проворным длинноухим зверьком,  девушка улыбнулась, не в силах скрывать ту радость, что переполняла сейчас  ее сердце:
- Звери и птицы в наших лесах ничем не отличаются от своих собратьев, обитающих по ту сторону завесы. Их предки жили в этих местах еще задолго до того, как мои родители пришли в эти земли, дабы основать здесь свое королевство. Лишь кровожадных хищников, коими,  Враг и его приспешники наводнили Белерианд,  да ядовитых порождений  пустоты не отыщешь в Огражденном  Лесу.
Остановившись на долю секунды, дабы осмотреться вокруг,  Лютиэн уверенно направилась в ту сторону, откуда доносился едва слышный шепот реки, совсем недавно освободившейся от ледяных оков.
- Я намереваюсь отвести тебя в один из тех гротов, что служат мне и моим друзьям убежищем от жаркого зноя в пору летних праздников.  Зачастую отдыхают там и охотники, утомленные долгой погоней за дикими зверями. Однако ранней весной едва ли кто-нибудь заглянет в это укрытие.  Конечно, оно едва ли сравниться по комфорту с жильем, к которому ты, наверное,  привык у себя на родине, - извиняющимся тоном произнесла принцесса, - однако там имеется кое-какая посуда и мебель, а кроме того, наверняка найдутся некоторые припасы.
Лютиэн чувствовала себя несколько неловко, предлагая этому потомку Лордов атани, и сыну героя, прославленного по ту сторону Завесы столь скромное жилище. Однако, хорошо зная  нрав своего отца, она по-прежнему не осмеливалась приглашать непрошенного гостя в  пещеры Менегрота.

+1

12

Берен поспешил улыбнуться и даже коротко поклониться в знак благодарности доброй принцессы.
- Предложенное тобой жильё послужит мне хорошим укрытием,- сказал он,- ведь, пожалуй, оно будет одним из лучших, где я вообще останавливался за последние годы. Когда ты борешься против многочисленных слуг Врага, желающих уничтожить или исказить то, что связано с Эльдар и их союзниками из людей, или когда ты вынужден с самого раннего утра идти в глушь для разведки или переселения в более безопасные места, то перины и посуда становятся роскошью. К тому же в пещерах прохладно всегда и они зачастую служат надёжным убежищем.
К сожалению, жизнь в глухих местах возле пролегающего рядом фронта и важных дорог действительно не была комфортной. Берен коснулся лишь поверхностно своих бед, об остальном же ему не очень хотелось говорить, ведь мрачный рассказ о прошлом мог и омрачить не только местные леса, но и доброе сердце Тинувиэль.
Пробегающий мимо зверёк поспешил скрыться где-то в кустах. Но тут же следом над головами двух путников пролетели две небольшие звонкие птицы, заставившие смертного прислушаться к ним.
- Я говорил со многими птицами из далёких краёв. Враг успел выгнать или частично уничтожить мой народ, однако звери и повелители небес в Таур-ну-Фуине по-прежнему устраивают свои убежища и вьют там свои высокие гнёзда. Я немного изучил их молву, что помогло мне лучше их понимать. Но в последние годы, а именно с начала Дагор Браголлах, гости стали прилетать на север всё реже. Думаю, ясно почему. Местные же птицы и звери мне наименее знакомы, но может быть мне просто стоит повнимательней к ним прислушаться. К тому же, я полюбил всяких кельвар, не служащих Морготу, и даже поклялся не есть их мяса, пока и они дружелюбны ко мне.
В Дортонионе приходилось есть в основном пищу, связанную с растениями, что обычно зимой доставляло трудности. Однако даже из-за голода неучтиво было убивать собственных друзей.
- А чем заняты эльфийские принцессы, правители и воины в твоём королевстве?- поинтересовался Берен.

+1

13

Обрывки донесений отважных  разведчиков и пограничников, коим доводилось проводить целые дни, а порою даже недели за пределами Завесы, нередко достигали ушей дочери короля, однако же рассказ  человека, вся жизнь которого до недавнего времени протекала во внешнем мире, ставшем особенно опасным после недавней войны, не мог не впечатлить Лютиэн.  Страшно было даже подумать о тех испытаниях, что выпали на долю ее спутника, коль скоро он почитал жизнь в сырой пещере исполненной комфорта.  Как знать, что за невзгоды приходилось преодолевать сыну Барахира, и каких  опасностей ему удалось избежать прежде чем он, не иначе как ведомый самой владычицей Элберет,   достиг Огражденного Королевства.   Усилием воли, девушка постаралась отогнать от себя тягостные и мрачные мысли, что навеяли ей речи Берена. Впрочем, ее собеседник отнюдь не казался удрученным, посему тревога и сострадание охватившие полумайэ, вскоре отошли на второй  план, а затем и вовсе развеялись, как остатки утреннего тумана, что еще недавно серебристо-белой дымкой стелился по берегам реки.
Воистину удивителен твой рассказ, Берен, сын Барахира, - промолвила девушка, выслушав краткое повествование о взаимоотношениях адана с  кельвар, обитавшими в его родных землях, - даже среди эльдар немногим понятен язык животных и птиц, и мне никогда прежде не доводилось слышать, чтобы атани обладали подобным даром. Впрочем,  о людях в наших лесах известно не так уж много. Никогда прежде не ступали они на землю Дориата,  да и мало кто из синдар покидал Огражденное Королевство и общался с иными народами, населяющими Средиземье.
Последний вопрос мужчины поверг Тинувиэль в некоторое недоумение.  Нелегко было в двух словах рассказать ему о делах, что вершились в Менегроте и окрестностях оного.
- С той поры, как владения моего отца оказались недоступными для врага все занимаются тем, что им по сердцу, - с легкой улыбкой сообщила она Берену, - как это обычно и бывает в краях,  где долгое время царит мир и покой.  Впрочем, доблестные воины из числа подданных Элу Тингола иногда покидают Хранимые Земли, дабы сразиться с темными тварями, что порою осмеливаются подступать к нашим границам. Но все же большая часть населения предпочитает занятия мирные и обыденные, а так же совершенствуется в различных ремеслах и искусствах. Что же до дел государственных, то о них мне известно немногое…
Между тем, узкая лесная тропинка неожиданно оборвалась перед входом  в небольшой и уютный грот, таящийся в толще одного из высоких и каменистых  холмов, что в немалом количестве располагались на побережье  Эсгалдуина. Вход в пещеру был надежно сокрыт от взора сторонних наблюдателей плотной занавесью из невиданных  доселе человеком вьющихся  вечнозеленых  растений.
Ну что же, как видишь наш путь и вправду оказался недолгим, - нарочито весело произнесла девушка, настроение которой понемногу омрачалось в преддверии близящегося расставания, которое, к ее величайшему сожалению было неизбежным.  Долгое отсутствие принцессы могло вызвать тревогу у королевской четы, а кроме того, необходимо было пополнить запасы продовольствия, что хранились в  пещере, которой предстояло стать временным убежищем для Берена, и доставить человеку новую одежду взамен той, что изрядно поизносилась за время его странствий. Однако Тинувиэль не торопилась отпускать руку мужчины, желая еще хоть на несколько минут отсрочить момент  прощания.

+1

14

Берен с прежним интересом слушал Тинувиэль, что открывала ему взгляд на вещи, о которых он раньше ничего не знал. Ему даже захотелось мельком взглянуть издалека на её славный народ, но такой риск мог обернуться большой бедой. Поэтому следовало вести себя с осторожностью, свойственной следопытам. Даже одно неосторожное движение могло устроить большой переполох.
"Но с другой стороны,- подумал воин,- не всю ведь жизнь мне жить в этой холодной сырой пещере. Правда, у меня теперь нет дома, и я не знаю, куда мне идти. Прежде чем что-то затевать, нужно сначала отдохнуть".
А отдых был сильно необходим страннику. Хотя мягкое дыхание весны уже и растопило его душевные льды, но оно пока не смогло исцелить всех его ран. Тот, кто своими глазами видел настоящие ужасы, уже никогда не станет прежними.
Заметив пещеру, Берен подивился, как та была искусно спрятана. Здесь и в самом деле можно было сокрыться так, что никто бы без специальных знаний или карт не смог бы обнаружить вход в неё. Войдя внутрь, воин увидел всё необходимое, о чём до этого говорила принцесса.
- Мне остаётся лишь поблагодарить тебя,- сказал он, повернувшись к Тинувиэль, и улыбнулся ей, чувствуя большую радость, что поселилась в его сердце.
Но затем, при взгляде на ясные глаза, Берен понял, что принцессе пора было уже идти.
- Тебя, наверное, ждут твои родичи,- догадался он.- Но я надеюсь, что мы ещё встретимся.
Судьба чувствовалась в сегодняшнем дне. Нельзя было и помыслить, что эта встреча могла бы стать последней. Даже мимолётное расставание вселяло в душу Берена печаль, и он не мог себе представить, чтобы было бы, если всё закончилось.

+1


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Дориат » О - Встреча двух судеб - 464 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC