Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Химлад » О - Жребий брошен - 463 год


О - Жребий брошен - 463 год

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s2.uploads.ru/tZeVr.png

1. Название и дата эпизода – Жребий брошен - 463 год П.Э.
2. Участники – Маглор, Карантир, Бор, прочие жители и гости Химринга по желанию
3. Место –  Химринг
4. Событие - После Дагор Браголлах многие племена вастаков двинулись на запад в поисках новых плодородных земель. Был среди них и Бор со своим народом. Достигнув владений нолдор, Вождь отправился на переговоры со своими новыми соседями, которые в свою очередь проявили немалый интерес к пришельцам с востока. Убедившись, что язык вастаков подобен наречию гномов, Маглор отправляет гонцов за своим младшим братом, Карантиром, чей опыт общения с подгорным народом широко известен всем феанорингам.
5. Примечания -

0

2

Карнистиро прибыл в замок после полудня. Желая потянуть время до встречи с братом, сам отвел лошадь на конюшню, расседлал ее, во дворе поговорил с парочкой знакомых, потом нарочно выбрал до залы совета самую длинную дорогу... Он не знал, чего ждать и как себя вести. Макалаурэ пригласил его к себе в качестве переводчика - еще несколько сотен лет назад Карнистиро бы на это смертельно обиделся, но не теперь. Было стыдно признаться самому себе, что с этой постоянной войной соскучился по братьям, по простому дружескому теплу, а потому с пограничных рубежей уехал - вырвался! - почти охотно, лишь для вида поворчав на младших, которые те же несколько сотен лет не нуждались в его ворчании.
Прежние времена ушли как-то сразу, оставив лишь воспоминания, больше похожие на сон. Те времена, когда все было понятно, когда никто не сомневался в близкой победе, когда младшие были безалаберными сорвиголовами, старшие - не в меру серьезными, а сам он - всего лишь бестолковым вспыльчивым мальчишкой, отчаянно подражавшим отцу. Теперь же словно проснулся - и все вокруг иное. Проигранная война. Запах гари и привкус пепла на губах - кто бы сказал Карантиру, что он будет бояться этого привкуса... Пламя, навсегда оставшееся в глазах младших братьев, пламя, слившееся с отблеском костров Лосгара, с багровым огнем, в котором погиб Феанаро... Склонеенное над картой сосредоточенное лицо Амрода, неожиданно оказавшегося талантливым военачальником, спокойный, уверенный тон Амраса: "Конечно, Карнистиро, мы справимся. Если Кано зовет, значит, нужно идти". И собственная привычка прислушиваться к чужому мнению, трезво рассуждать, не подчиняясь сиюминутному настроению...Решив приехать сюда, он поступил именно так - разумно и правильно. Это было новым, и в этом ощущалось грозное предвестье близкой беды.
Собственно просьба Мэглора заключалась в том, чтобы помочь в переговорах с вастаками, чей язык был вроде бы похож на гномий. С чего такое сходство, непонятно, но попросили - значит, попросили, а там можно и по ходу разобраться. Гномий Карнистиро выучил давно, еще в Таргелионе, и вполне себе сносно. С вастаками на нем, правда, еще никогда не разговаривал. Что ж, все бывает в первый раз...
Как ни длинна была дорога до зала совета, но и она кончилась. Карнистиро глубоко вздохнул, зачем-то одернул рубашку и решительно толкнул тяжелую дверь.
- Здравствуй, Кано.

Отредактировано Карантир (2012-12-18 00:08:21)

+2

3

Путешествие Бора и его небольшого отряда из двенадцати человек продлилось дольше, чем кто-либо предполагал. Трудности случились ещё в лагере – один из телохранителей предводителя неожиданно упал в ров и сломал себе самым глупым способом левую ногу. Так что пришлось ему быстро искать замену. Но неприятности на этом конечно только начались. Пострадала также лошадь вождя, чуть не скинувшая с себя седока, споткнувшись где-то на окраине гористой страны эльфов, из-за чего отдых пришлось увеличивать на пару часов. Хорошо, что остальная часть дня запомнилась как вполне спокойная, ибо многие люди уже начали подозревать, что во всём этом были как-то замешены эльфы, и что великому предводителю не стоило совсем встречаться с этим странным народом.
Какая же всё-таки причина заставила людей пойти на такое знакомство? Не так давно они явились в эту далёкую страну, и были удивлены её красотами и необычными жителями. С гномами вастаки познакомились уже давно, но Высокие Эльфы оставались для них по-прежнему загадкой. Получив приглашение от одних из знатных правителей, люди Бора созвали совет, и где и было решено принять предложение переговоров, несмотря на возможную опасность. Случиться ведь могло всё что угодно.
На второй день вдалеке показалась невысокая гора – место назначения по описанию. Встретив пограничный отряд, вастаки последовали дальше, но уже с сопровождением, с удивлением взирая на высоких эльдар. Глаза эльфов казались были наполнены огнём, а лик их хоть и был молод, но в нём виднелись черты настоящей мудрости. В прочем что-то всё равно в них пугало народ востока, пугало что-то такое, что они пока не в силах были объяснить. Возможно внутренняя сила чудных соседей, а возможно их и другая какая-то особенность.
- Леса тут очень похожи на наши,- сказал Бор ближнему товарищу.- Те же самые деревья, да ещё те же голоса птиц. Звон их напоминает мне тот день, когда я молодой начинал борьбу против давнего узурпатора. Именно тогда я пришёл к нему и испортил ему праздник с помощью небольшого подарочка.
Усмехнувшись этим славным воспоминаниям, воитель замолчал, преодолев с остальными ещё несколько миль утомительного пути. Достигнув, наконец, Химринга, люди с удивлением разинули рты, в первый раз увидев такую громадную и в то же время искусную крепость.
- Да уж, они тут многое понастроили,- сказал, спрыгивая с лошади, вождь, глядя на замаскированный подъём, который вёл вверх.
Поднявшись на самую вершину, Бор попросил эльфов осмотреть лошадь, указав пальцем на её ногу. Сам же он уже готов был встретиться с королём этого поселения, к тому же ему сказали, что всё было готово к этому.

+1

4

Восточные люди прибыли весьма и весьма не ко времени. Старший брат вот уже несколько недель отсутствовал в крепости, и Макалаурэ не обладал точными сведениями о сроке его возвращения, посему налаживать контакты с возможными союзниками выпало на долю самого Кано. Хорошо еще, что один из тех  эльдар, что сопровождали отряд атани к Химрингу, доложил Песнопевцу о том, что странный язык вастаков подобен наречию гномов. Где сей нолдо почерпнул столь ценные сведения,  Маглору было неведомо, однако же, пользуясь случаем, он снарядил гонцов к  Карантиру, преследуя тем самым сразу целых две цели. Во-первых, Морифинвэ, единственный из всех феанарини (если не из всех нолдор) владел языком народа казад, во-вторых, присутствие брата на переговорах было весьма и весьма желательным. Макалаурэ был превосходным менестрелем, жизнь в Эндорэ превратила его в неплохого воина, но таланты политика так и остались для него чем-то недосягаемым.
Стражник доложил о прибытии почетного гостя, а вскоре на пороге показался  сам Карантир,  и печаль, что все чаще царила в сердце Маглора после Дагор Браголлах, временно отступила.  Встречи с родичами в последнее время были не такими уж частыми, а поводы для них в основном довольно печальными.
Рад снова видеть тебя, Морьо, - обратился Песнопевец к младшему брату, - присаживайся. Верно, ты утомился с дороги. Не желаешь ли выпить немного вина?
Сам Макалаурэ, впрочем, не спешил садиться, слишком неспокойно было Менестрелю перед предстоящей беседой с вастаками.
- С востока прибыло племя атани, подобных которым нам не доводилось встречать ранее, - сообщил он. - Внешним видом, обычаями и наречием они весьма отличаются от эдайн, и я не знаю точно, следует ли им верить. Однако же, они не ищут вражды с нами, а нам в свою очередь сейчас весьма пригодятся любые союзники, слишком велики были потери, что понесли силы нолдор в последней войне. Мои верные сообщили, что наречие их подобно тому, на котором говорят представители подгорного народа, посему я посчитал твое присутствие здесь  более чем уместным, и, надеюсь, что ты не откажешь в посильной помощи.
Присев на широкий подоконник, Маглор плеснул себе в кубок вина.
- Пригласить их вождя прямо сейчас, или же тебе нужен отдых, - поинтересовался он у брата.  Самому Кано хотелось как можно скорее закончить с переговорами и перейти к какому-нибудь не столь утомительному времяпрепровождению.

+1

5

- И я рад тебя видеть, - улыбнулся Карнистиро, и только теперь понял, что действительно соскучился по брату, по его уравновешенной рассудительности и спокойному, чуть печальному голосу. Менестрель был единственным, при ком Карнистиро чувствовал неловкость за свои грубые манеры и резкий тон.
- Я совсем не устал, сколько там той дороги, - нолдо жестом отказался от вина и тоже присел на подоконник, вполоборота к окну, за которым чернела у горизонта зубчатая линия еловых верхушек. - Ехал и отдыхал: места вокруг красивые.
Карнистиро замолчал. Ему давно хотелось рассказать кому-то те мысли, которые тревожили его последние годы, и он знал, что если кто и сможет выслушать и понять, так это Канофинвэ, но как всегда не было ни слов, ни времени. Всю жизнь Карнистиро презирал тех, кто говорил много и не по делу, а потому мысленно обругал себя расчувствовавшейся барышней и выбросил постороннее из головы.
Брат не сообщил ему ничего нового, все было уже известно от гонца, на взмыленной лошади прискакавшего в замок несколько дней назад. Да и дело-то, в общем, было несложное, а все-таки Карантир чувствовал себя слегка не в своей тарелке. Он никогда не был хорошим дипломатом, хоть и сумел заключить несколько выгодных союзов с гномьими общинами. Гномы были понятны и просты, их интересовали кузнечные технологии и товары, которых не достанешь в горах; люди же прежде встречались ему нечасто, и разобраться, что они из себя представляют, он так толком и не сумел.
Стыдно признаться, Карнистиро немного нервничал, и оттого на предложение брата отложить встречу ответил отказом. Он привык идти навстречу своим страхам и сражаться с ними в открытом бою.
- Да, невовремя же уехал Майтимо, - усмехнулся он. - Ну да ладно. Смысла медлить, думаю, нет. Признаться, Кано, мне тоже не терпится посмотреть на этих гномоговорящих эдайн.

+2

6

Наконец, услышав позволение пройти к королю, Бор с новыми спутниками, видимо специально выделенными здесь для них, устремился к главному зданию крепости. По дороге он по-прежнему рассматривал всё, что попадалось ему на глаза, и в первую очередь величественных воинов и прекрасных дев. Всё что он видел до этого, не могло сравниться с их красотой. Казалось, величие местного народа было подарено им ушедшим Богом, если только тот существовал на самом деле.
Подойдя к стражникам крепости, вождь услышал вежливое требование сдать всё своё оружие перед встречей с их господином. Точнее это было понятно по жестам, ведь ему не известно было наречие Эльдар. Возможно, в юности Бор и воспротивился такому призыву, но теперь, став более благоразумным и страшим, он без промедления положил свой лук и меч на указанное место. Так же поступили и все его товарищи.
Оставив позади коридоры, воин вошёл в широкий зал, своей пышностью превосходящий многие. Здесь он увидел двух высоких (особенно для вастака) эльфов, в особых нарядах. Первый показался Бору более прекрасным и старшим, но во втором чувствовалась большая внутренняя сила.
Не зная что сказать, предводитель вышел вперёд, и немного тревожно взглянув на своих будущих собеседников, коротко поклонился им.
- Приветствую вас, добропорядочные господа,- таковы были слова.- Моё имя –Бор, и я глава всех вастаков племени земледельцев к востоку от вашей страны.
С трудом понимая, как мог проходить разговор тех, кто толком не понимал друг друга, вождь стал ожидать ответных слов. Возможно эльдар, о которых говорили как о страшных, но хитрых созданиях, уже придумали как решить эту проблему.

Отредактировано Бор (2013-01-05 20:27:44)

+1

7

- Во всяком случае, я надеюсь, что ты не откажешься разделить со мной трапезу, после того, как проблема с атани будет решена, - улыбнулся Песнопевец, которому куда больше хотелось побеседовать с братом, нежели вести переговоры на неведомом наречии со странными пришельцами из дальних земель.
Впрочем, «Гномоговорящие эдайн»  не заставили себя долго ждать, и появление их вынудило Канафинвэ соскользнуть  с удобного подоконника. Все-таки не пристало одному из Лордов нолдор  принимать потенциальных союзников подобным образом.  Донесения Верных оказались вполне справедливыми. Внешность этих людей довольно существенно отличалась от той, что была присуща представителям Трех Домов.  Ростом они были несколько ниже тех атани, что сражались на стороне эльдар в Дагор Браголлах, кожа гостей  была куда смуглее, нежели у их местных сородичей, да и одежды пришельцев с  востока показались песнопевцу несколько необычными. Однако, продолжать молча изучать незнакомцев было бы  по меньшей мере невежливо,  кроме того, их предводитель уже не замедлил начать разговор. Судя по тону воина и сложившейся ситуации, речи его являлись обычным приветствием, посему Маглор не преминул как можно более радушно  поздороваться с гостями на синдарине.
Покончив с привычными церемониями,  Макалаурэ бросил вопросительный взгляд на брата, в тайной надежде, что Карнистиро понял хоть что-нибудь из произнесенных мужчиной слов.
Попытавшись представить, как бы вел себя в подобной ситуации отец или Майтимо, Песнопевец посчитал должным представиться:
- Я Маглор, а это, - промолвил он,  указывая на брата, - Карантир. Мы лорды этих земель, и нам хотелось бы знать, что привело вас в эти края.
Озвучивать все имена и титулы, сейчас было явно излишне.  Смуглолицые атани едва ли запомнят их с первого раза, да и особого смысла в этом Канафинвэ не видел.

0

8

Вошедшие в залу эдайн выглядели довольно странно: все как на подбор смуглые, крепкие и низкорослые, с хищными раскосыми глазами, одетые в одежды странного покроя. Некоторое время эльфы и люди молча разглядывали друг друга, потом один из гостей, тот, что держался увереннее всех, заговорил первым. Если он и волновался - а он должен был волноваться, ведь от этой встречи зависела судьба его народа, - видно этого не было. Человек говорил ровно, разборчиво и медленно, за что Карантир был ему очень благодарен. Язык, которым пользовался человек, был действительно похож на гномий - но не более того. Слова были вроде и те же, но как будто слегка измененные, узнавались они далеко не сразу, но все-таки речь, звучавшая тяжелым рокотом катящихся с гор камней, оказалась довольно понятной. Нескольких слов Карантир не знал, но по общему смыслу фразы легко понял их значение.
- Приветствую вас, добропорядочные господа. Моё имя –Бор, и я глава всех вастаков племени земледельцев к востоку от вашей страны.
- Он вождь, его имя Бор, - перевел брату Карнистиро. - Его народ возделывает землю на восточных равнинах и называет себя вастаками. - и от себя добавил. - Ну и задачку ты мне задал, Макалаурэ: на гномий это действительно что только похоже.
Когда Мэглор представил его, Карантир слегка склонил голову и, подбирая слова для перевода ответа, поглядел на Бора. Вастак ему пожалуй что нравился. За неказистой и странноватой внешностью угадывалась большая внутренняя сила, умение быть непреклонным и идти до конца, немалая отвага, в конце концов. Ведь этот человек решился прийти сюда, хотя, должно быть, прежде был знаком с эльдар только по слухам, гуляющим среди эдайн. Решился первым начать разговор, идя навстречу своим страхам. Пожалуй, он заслуживал уважения.
Карантир слегка вздохнул и, постаравшись принять доброжелательный вид, медленно перевел приветствие брата, на ходу перестраивая слова гномьего языка в соответствии с услышанной им речью. Наверняка наделал уйму ошибок, да и плавной, хорошо построенной фразы не получилось, но пока это было неважно.

+1

9

Конечно, Бор несколько переживал. Но если уж он в юности явился к минувшему вождю на пир, не зная тогда, удастся ли его товарищам помочь ему или нет, то и сейчас следовало держаться уверенно и ровно.
Речь эльфов показалась ему необычной, но всё же красивой. Пока они что-то там обсуждали, он осторожно рассматривал их. Судя по тому, что он уже успел здесь увидеть, Высокие Эльфы имели мало общего с существами, описанными в древних сказках. Раньше Бор думал, что остроухие были чем-то подобны лесным зверькам, но тут перед ним находились великие воины, любящие больше камень и сталь, чем дерево и травы. Было по-настоящему трудно представить их в окружении леса, в лесных нарядах и с венками на голове.
Неожиданно более мрачный витязь обратился к предводителю со странной речью. Слова его показались вастаку чем-то знакомыми, но потребовалось некоторое время для того, чтобы он понял их. Кажется, эльфы попросту огласили свои имена и захотели узнать, что же сюда привело народ смуглолицых.
- Лорды Карантин и Моглор,- надеясь, что правильно понял эти имена, начал вождь.- Мой народ пришёл сюда, минуя множество опасностей, переходя горы и реки, которые встречались нам на пути. Целью нашей является не война, а поиск плодородных земель, которые были утеряны нами. Поэтому и старались мы селилиться там, где, казалось нам, не было других существ. Но не ожидали мы, что вас встретим.
Настала очередь и Бора задать хоть один важный вопрос. Правда, сказал он его без какой-либо подготовки, поэтому, возможно, вышло немного странно.
- Чего же ждать нам от вас? Бед или благодати? Препятствия или помощи на пути?

0

10

Услышав, как исковеркала чужая речь их имена, Карнистиро еле удержался от того, чтобы поморщиться. Ну да чего спрашивать с этих невесть откуда прибывших эдайн, которые не удосужились даже поискать среди местных людей толмача... А все-таки неприятная это штука - дипломатия, что ни говори...
- КарантиР, - терпеливо поправил он - и МАглор. Должно быть, наши имена звучат для вас непривычно, - Карнистиро с немалым трудом изобразил на лице вежливую улыбку.
Чем дальше говорил Бор, тем более понятной становилась его речь. Рассказ вастака Карнистиро понял почти весь, за некоторыми небольшими вычетами, но перевел брату только суть:
- Они искали плодородные земли для своих полей и думали, что здесь никто не живет. А теперь спрашивают, разрешим мы им тут поселиться, или же прогоним.
Будь воля Карантира, он взамен клятвы верности дал бы вастакам земли где-нибудь на окраинах своих владений и спокойно жил бы дальше, не обращая на эдайн особого внимания. Но это в прежние благословенные времена Долгого мира, теперь же на юге жил он сам, в бывших его владениях хозяйничали орки, и в войсках эльдар счет шел на каждого мужчину, способного держать меч. Придирчивость в выборе союзников была неуместной, поэтому теперь и приходилось терпеть этих непонятных вастаков, вести с ними переговоры на едва знакомом языке и беспокоиться: а вдруг откажутся присоединиться. Повезло еще, что вождь у них, кажется, парень толковый...

+2

11

«По-крайней мере, ты-то понимаешь их хоть как-то», - не замедлил ответить Маглор,   переходя на осанвэ,  после чего Менестрель вновь прислушался к странным речам дивных атани.
«Карантира и Моглора»,  Канафинвэ  пропустил мимо ушей, в конце концов,   синдарские  наименования тоже  были лишь  искажением тех, настоящих,  что некогда в Благословенном Амане дали им родители. Ступив на земли Эндорэ, они лишились не только  своей заокеанской родины, но и собственных имен.  Да и цели визита вастаков волновали Менестреля куда больше, нежели специфика их произношения.  Благо, Карнистиро удалось справиться с поставленной перед ним задачей и донести смысл речей Бора до старшего брата.
«В недобрый час вы явились в эти края», - подумал Песнопевец,  оглядывая смуглолицых людей, - «Как бы все  плодородные земли Белерианда  не превратились вскоре  в поля сражений. Поиски лучшей доли вполне могут привести это племя к худшему. Впрочем, как знать,  может быть сегодня, по милости валар мы сумеем обрести новых надежных союзников, подобных тем эдайн, что столь отважно и доблестно сражались в Дагор Браголлах.»
Макалурэ бросил извиняющийся взгляд на брата, которому предстояло переводить вастакам довольно долгий монолог, и заговорил:
- В этих краях достанет  плодородных земель, как для нашего народа, так и для вашего. Однако избежать войны вам едва ли удастся. За северными горами затаился ужасный  Враг, который издревле угрожал нашим владениям. Если вы пожелаете остаться здесь – вам придется сражаться против  него вместе с нами. В случае если вы согласитесь выступить под нашими знаменами в день, когда  придет время обнажить оружие, мы поделимся с вами пахотными площадями, строевым лесом, и тучным пастбищами, благо, в Химладе  таковые отыщутся…
Канафинвэ ненадолго умолк, размышляя над тем, не слишком ли велики  полномочия, что он возлагает на себя в отсутствие старшего брата. Убедив себя в том, что Маэдрос едва ли высказался бы против возможных союзников, Менестрель закончил:
- Также мы готовы помочь вам с оружием, и поделиться некоторыми знаниями, которые возможно вам пригодятся.
Облегченно вздохнув, Песнопевец перевел взгляд на брата, в надежде на то, что Морифинвэ сможет объяснить гостям смысл только что прозвучавших слов.
«Думаю, что если эти люди согласятся принять нашу сторону в извечной войне, тебе придется задержаться в Химринге  на более долгий срок, нежели  мы планировали изначально. Должен ведь кто-то научить меня этому неведомому наречию», - сообщил Кано брату в полушутливом тоне.

+2

12

Сказать так же красиво и кругло, как Макалаурэ, Морьо не смог бы и на родном языке, поэтому, переводя, значительно упростил фразы, очень внимательно следя за тем, чтобы общий смысл и тон оставались неизменными.
- Здесь достаточно земли, и вы можете жить на ней, - сказал он Бору. - Только мир здесь не такой крепкий, как вы надеялись. Вы не ищете войны - война найдет вас.
Карнистиро не привык к словесным уловкам и недомолвкам, поэтому одобрил решение брата сразу рассказать вастакам о возможных трудностях. Он поглядел на Бора и подумал вдруг, что ничего не знает о вастаках. От каких бед эти люди подались сюда? Знали ли, что идут навстречу злу худшему, чем то, что гнало их с родины? Слышали ли о Морготе, об орках?
- С севера угрожает нам страшный враг, - продолжил Карантир. - Он когда-нибудь пойдет на нас войной, и если одержит победу, то эта земля навсегда перестанет быть плодородной.
Наверное, Бор счастливый человек. Неизбежность войны для него - лишь легкая дымка тревоги, ибо пройдет еще много лет прежде, чем Моргот повторит удар. Жизнь эдайн так коротка, что, возможно, нынешнему вождю вастаков и не доведется участвовать в грядущей войне, а на долю его выпадет лишь освоение новых земель да заботы о процветании государства. Бор доживет до старости и умрет, а заваренную им кашу придется расхлебывать какому-нибудь его потомку, рожденному в несчастный год... Только эльдар дано до конца ощутить на себе последствия всех своих поступков и решений, люди же живут в неведении и счастливы.
- Вы можете поселиться на здешних землях, но когда начнется война, вам выпадет защищать их вместе с нами. - закончил Карнистиро. - Ибо в одиночку против этого врага вам не выстоять.
Мысль о том, чтобы остаться в замке и обучать Кано наречию вастаков, позабавила его. Сейчас он, пожалуй, согласился бы на это, лишь бы на несколько недель можно было забыть о разведках, вылазках и постоянной настороженности.
"Что ж, я не против, Кано, - так же полушутливо сказал он брату. - Только когда Майтимо вернется и захочет надавать нам по шее, я скажу, что все это затеял исключительно ты".

+1

13

Пришлось вспоминать все новости разведки, которые Бор получал уже не меньше года. Он прекрасно знал – по слухам или же по увиденному глазами самих всадников –  что земля на западе была неспокойной. Но это всё-таки его не остановило, ведь на это было несколько серьёзных причин. Во-первых, о землях Белерианда говорили о как самых плодородных, другие же мало подходили, чтобы достаточно большой народ смог быстро осесть на одном месте. Во-вторых, многие влиятельные лица твердили, что лучше всего будет пересечь Синие Горы, и Бор не стал спорить с ними, в любую минуту готовый повернуть весь свой народ обратно. Сейчас же он сильно колебался, к тому же он не ожидал, что эльфы не только согласятся, чтобы рядом с ними проживали чужаки, но и вместе предложат бороться против северного врага.
"Запугивают? Нет, не похоже. К тому же выглядят эти эльфы так, как будто они много лет провели в тяжких сражениях. И я охотно верю этому".
Сначала храбрый сердцем вастак не знал что ответить. Но затем он, как тот, что прошёл  не одну войну, решил побольше узнать о возможном противнике.
- О каком враге вы говорите? Мы знаем, что за чёрными пиками северных гор скрывается могущественный король и чародей. Но слишком уж противоречивы слухи по поводу его персоны. Почему происходит это сражение, и ради чего вы сражаетесь в этой войне? Нам нужно знать, чтобы понять, стоит ли за что-то отдавать свою кровь или же нет.
Глазами Бора всё выглядело как война, которую вели между собой два могущественных врага. Но её предыстория, причины и события оставались неведомы для него.
- И что это за силы, которые стоят против вас?
Наверное, вождю было всё-таки интересно. Ведь раньше его народ жил мирно и спокойно, но зато не знал, что происходило в большом мире. Сейчас же перед ним открывались неизведанные красоты и величественные народы, но вместе с тем возникали на пути и ужасные на слух события.

+1

14

Бор рассуждал разумно. Карнистиро на его месте тоже сто раз подумал бы, прежде чем лезть в чужую войну и жертвовать жизнями своих подданных, но сейчас эта разумность человеческого вождя доставляла некоторые неудобства. "Надеюсь, Макалаурэ знает, что говорить" - подумал Морьо. Его самого вопрос "зачем воевать с Морготом?" поставил в тупик: ни у кого из рода Финвэ просто не могло возникнуть такого вопроса - воистину вастаки ничего не знают о Враге! И именно потому, что не знают, им пока все равно, на чью сторону встать, - неожиданно понял Карнистиро. Повезло, что Бор первыми встретил эльдар, а не шпионов Моргота... хотя первыми ли? Что это за "противоречивые слухи", о которых он упомянул?
- Они ничего не знают о Морготе, Кано, кроме того, что он силен и живет на севере, - перевел Карантир. - Им эта война чужая, и они хотят узнать ее причины. Бор говорит, что слухи о Враге ходят совершенно разные... Как думаешь, кто-то из шпионов Моргота уже пытался его обрабатывать?
Для нолдор война была священной, войной за идеи, частью вечного противостояния добра и зла - а люди, пришедшие осваивать новые земли, просто искали для себя выгоду. И мысль о том, что этот в общем-то неплохой и смелый вастак может сделаться врагом, была неприятна. Но как убедить его? Пообещать земли? Моргот пообещает больше - потому что не собирается выполнять свои слова. Остается взывать не к разуму, а к совести - если она, конечно, есть у этих дикарей. Сложная это наука, дипломатия...
- Он просит рассказать о Враге и его силах, - перевел Карнистиро, искренне порадовавшись, что рядом есть умеющий складно говорить Макалаурэ.

+2

15

Вопросы, заданные человеком, имели полное право на жизнь, но те ответы, что имелись в  запасе у Макалаурэ, едва ли были уместны в сложившейся ситуации.
«Иногда даже я сомневаюсь в том, что эта война имеет какой-то Смысл, Бор, предводитель вастков», - размышлял менестрель, слушая речи смуглолицего Лорда атани в изложении младшего брата, - « Что могу я поведать тебе? Как объяснить твоим людям, что во имя мести за одну смерть, десятки и сотни эльдар сложили свои головы в неравном бою. Как рассказать тебе о том, что мой народ оставил безбедные и плодородные земли Амана, ради  того, чтобы вернуть себе три сверкающих камня, истинная ценность которых неведома тем, кому не довелось видеть света Двух Древ. Да и какое мы имеем право втягивать этих мирных земледельцев в нашу войну…»
Бросив растерянный взгляд на Карнистиро, Кано негромко произнес:
- Говорят, что Моргот беседовал с эдайн Трех Домов, вскоре  после того, как они пробудились, однако же зло не коснулась их сердец, и они отвергли его лживые речи. Даже если тлетворное влияние Врага добралось  и  до народа вастаков Дети Эру откажутся от пути Тьмы, ежели  отыщутся те, кто укажет им Свет.
Передай им, - Песнопевец немного замялся, - передай им что могучий чародей с Севера угрожает не только нам, но и всему живому, что есть в этих краях. Расскажи им, о том  во что превратили его мерзкие твари некогда прекрасную долину Ард Гален;  о крылатых чудовищах, что заживо проглатывали наших воинов; и о том, что ему не нужны ни союзники, ни даже  слуги, а лишь жалкие, изуродованные рабы, лишенные собственной воли…
- Пока Моринготто жив, никому в этих землях не будет покоя, и не стоит рассчитывать на примирение с ним, ибо он безумен в своей жестокости и ненасытен в неутолимой тяге к разрушениям, - куда более уверенным и твердым тоном провозгласил Канафинвэ, вновь обратив свой взор на вождя восточных людей.
- Лишь когда Темный Враг будет сокрушен,  все мы сможем почувствовать себя в безопасности, но до этого дня, наши дома, поля, стада и даже жизни находятся под угрозой.  Я не стану скрывать от вас: силы Моргота весьма велики, и нам самим неизвестно их точное число. Твари, что служат ему, могущественны и опасны, однако, если мы хотим сохранить эти земли, у нас нет другого выбора, кроме как продолжать это противостояние.
Если вы пожалеете возвратиться на свою Родину, дабы укрыться там от возможных опасностей мы не осудим вас, и даже снабдим некоторыми припасами, однако же, если вы предпочтете остаться, вам придется разделить нашу участь, какой бы она не была.

+2

16

-  Даже если тлетворное влияние Врага добралось  и  до народа вастаков Дети Эру откажутся от пути Тьмы, ежели  отыщутся те, кто укажет им Свет.
Карнистиро недоверчиво усмехнулся. Он не привык надеяться на лучшее. Люди не знают истоков войны, да и если узнают, эти истоки будут им чужды и непонятны. Люди готовы воевать за лучшую долю, за землю для своих потомков, а за чьи-то чужие ценности - едва ли. Значит, чтобы убедить их вступить в союз с эльдар, надо затрагивать те темы, которые им понятны.
- Враг за северными горами, о котором вы слышали, - перевел он слова брата. - Не просто наш враг. Он ненавидит все живое, он не может спокойно жить при мысли о том, что кто-то в мире счастлив. Все, к чему он прикасается, он уродует и ломает.
Брат говорил об Ард-Гален, но Ард-Гален не припомнилась Карантиру, его не было там, и он не видел драконов и всепожирающего огня. Зато живым видением перед глазами его встало алое зарево над вековыми соснами, орочьи шеренги, тянущиеся до самого горизонта, ливень стрел и кровавые воды Гелиона. Потянуло гарью, послышались крики погибающих в пожаре, ровным гулом накатила ненавистная поступь кованых сапог... Карнистиро рассказал бы о падении Таргелиона, но у него до сих пор не было слов.
- Морготом мы называем его, и покуда он жив, покоя не будет никому из здешних жителей. Враг жесток и коварен, он убивает и мучит ради забавы, он не знает понятий чести, хотя лживые его речи звучат красиво и способны усыпить чью угодно бдительность. В этой войне, которую мы ведем с незапамятных пор, будет только один победивший, и если победит он, то земли Эндорэ падут под покров Тьмы, и свободные народы будут уничтожены, либо превращены в рабов, подобных оркам.
Карнистиро перевел дух. В последнее время ему все чаще стал представляться такой исход, и это немало его тревожило. Темными тревожными ночами, стоя в боевом дозоре, он иногда думал, а суждено ли им вообще победить и исполнить Клятву? Или через века на покрытых мраком равнинах некому будет вспомнить о сыновьях Феанора?
- Силы Врага огромны, никто не скажет их точного числа. И он не намерен отсиживаться в своих землях, как делал это раньше: скоро начнется война и захлестнет все свободные земли, никого не оставив в стороне. Если вы захотите вернуться обратно, вас никто не осудит, н оставшись здесь, вы вступите в эту войну.

Отредактировано Карантир (2013-01-18 16:27:50)

+1

17

Вождь вастаков, услышав страшные слова о Короле с Севера, вспомнил фразу своего покойного отца о том, что каждая сторона в войнах любит всегда говорить друг о друге гадости. С одной стороны это, безусловно, часто было так, но с другой, то, что по дороге слышали и видели люди племени Бора, больше подтверждало молву лордов Крепости на Холме, чем ей перечило. Да и сердце этих людей было больше склонно к Свету, чем к темени холодных гор. Но предводитель всё-таки не спешил давать скорый ответ. Он глубоко задумался, перед тем как сказать следующие слова.
- Если всё так, как вы говорите, то мы не собираемся бежать, спасаясь от врага, если уже нашли тот дом, который мы готовы защищать. Но всё же у меня есть верные люди и мне нужно спросить их совета перед тем, как решать что-то. Если это всё, что нам нужно знать, то я передам им ваши слова.
Речь предводителя была ровной, но и в ней чувствовалось некоторое уважение к величию местного народа. Собеседники, которые хотели предупредить пришельцев о нависшей над ними угрозе, всё же немало удивили славного предводителя. Он уж никак не ожидал увидеть то, что увидел. Да и как можно было не уважать воинскую доблесть, если даже она была в лице тех существ, которых боялись и относились к ним с подозрением? В конце концов, радовало даже то, что вастакам вроде бы ничего не угрожало в их стане.
- В любом случае, благодарю вас за ваше предупреждение,- добавил предводитель, сделав короткий поклон. Его лицо озарила мимолётная улыбка.
Похоже, самое время было уходить, если собеседникам конечно было нечего добавить ему. А дальше, пожалуй, обеим сторонам в своих рядах было что обсудить.

0

18

Нолдо перевел брату заключительные слова Бора. Вастак осторожничал, но Карнистиро вполне его понимал. Раньше, наверное, не понял бы, но теперь, когда из-за своей самоуверенности наделал непоправимых ошибок, научился иногда ставить себя на место собеседника. Полезный навык, что ни говори - жаль, поздно пришел.
Карантир чувствовал, что поступает подло. По-хорошему, по совести, надо было посоветовать вастакам уходить, потому что для них вступить в войну значит обречь себя на гибель... Но Бор, скорее всего, согласится остаться, и когда-нибудь все его верные без остатка падут на поле очередной битвы.
Перед мысленным взором в который уже раз встали объятые пламенем башни оставленной крепости, длинные вереницы беженцев, бредущих по горящему лесу, орочьи облавы, неприбранные мертвецы вдоль дорог... Этой доли Карнистиро не пожелал бы никому - и неважно уже было, что он - небывалое дело! - сочувствует смертным...
"Они не такие, как мы, - напомнил он себе. - Жалкие земледельцы и скотоводы, они не знают, зачем живут, и ничего плохого в том, что мы дадим им цель".
Нолдор нужны союзники - любые, в любом количестве. И ни Мэглор, ни Карантир не убеждают вастаков остаться - за принятое решение люди будут отвечать сами. И когда настанет срок, эльфы и люди честно разделят смерть поровну. Никто не собирается отсиживаться в тылу, посылая на смерть одних лишь вастаков. И, в конце концов, какая разница, сколько и кого погибнет во имя исполнения Клятвы?
Они с Мэглором поступали правильно, но на душе у Карантира все равно было гадко.

0

19

Бор испросил время на размышление, и это было разумно и предсказуемо, поскольку решения, настолько значимые никогда не принимались в одночасье, по крайней мере теми из детей Единого, кто не принадлежал к неспокойному народу нолдор.  Любезно простившись с  предводителем вастаков,  Маглор проводил взглядом удаляющихся людей, и возвратился на облюбованный им подоконник.
- Странное время выбрали эти атани, для того, чтобы покинуть свои пока еще безопасные земли. Будь я чуть более подозрителен – невольно предположил бы, что во всей этой истории не обошлось без вмешательства Темного Валы, - задумчиво проговорил песнопевец, озвучивая малоприятную мысль, что давно уже зародилась в его сознании, но до сего момента не могла принять  сколько-нибудь внятной формы, - Или же сама судьба распорядилась так, чтобы их земли исчерпали себя именно  в тот час, когда нам так необходима любая помощь. Так или иначе, а я все-таки склонен верить их предводителю, он показался мне мужем благородным и честным, кроме того, едва ли он привел бы сюда свое племя, если бы ведал более о том непокое, что царит нынче в северных краях. А каково твое мнение об этих вастаках, Морьо? Как полагаешь ты, что они предпочтут: принять нашу сторону в этой почти безнадежной войне, или же возвратиться в свои покинутые земли, пусть и не слишком плодородные, но все еще достаточно безопасные?
«Доведись им хоть раз увидать ярость Моргота, полчища омерзительных орков,  и тех безобразных и устрашающих тварей, что служат ему, они, пожалуй предпочли бы второе, но, кажется, сейчас неурожай и голод являются в их глазах худшими из возможных неприятностей», - песнопевец невесело усмехнулся.
- Стало быть их язык и вправду подобен наречию казад? Тогда не исключено, что они поддерживают контакты с гномьим народом. Быть может,   твои знакомые из подгорных пещер рассказывали что-нибудь об атани с юга? – поинтересовался Макалаурэ, задумчиво теребя край плаща.
На душе у менестреля было не совсем спокойно: какой бы путь не избрали смуглокожие люди, в какой-то мере их дальнейшая судьба будет и на его совести. В который раз за последние дни Канафинвэ пожалел об отсутствии в крепости старшего брата.

0

20

- Мое мнение? - Карнистиро пожал плечами. - Если все советники Бора подобны ему самому, и нет среди них осторожных и предусмотрительных, то вастаки останутся. Они воины и не боятся войны - или просто слишком мало знают о настоящей войне.
Дикое племя, знающее только междоусобицы и распри за плодородную землю - они и с Морготом будут воевать за свои дома, поля и пастбища - ну и пусть! Главное, что будут, а перевоспитывать их Карнистиро не нанимался.
- Если они здесь обживутся, то стоять будут насмерть... при условии, что Моргот не пообещал им больше.
В отличие от брата, Четвертый отнюдь не отличался доверчивостью и склонностью видеть в окружающих только лучшее. Жаль, конечно, если такой отважный и честный человек, как Бор, продался Врагу - но чего только не бывает!
При упоминании о гномах Карнистиро недовольно поморщился.
- Кано, я тебя умоляю! Какие могут быть беседы с этими подгорными уродцами? Да они и на вопросы-то, с торговлей не связанные, отвечают через раз, не то чтоб что-нибудь самим рассказать. Хитрый, скрытный народец себе на уме... По делу редко говорят, если видят, что выгоды им нет с разговора. Думаешь, они меня просто так, из дружеских чувств, языку взялись учить? Нет, им торговать надо было, да и защита дополнительная не лишней показалась, - а то бы и не вылезли даже из своих пещер. Не знаю, почему у них с вастаками языки похожи... да и не сильно они похожи-то.

+1

21

-Что же, - все так же задумчиво и неторопливо произнес Песнопевец, - по крайней мере у этих людей есть выбор…  В отличие от нас. Конечно, они едва ли способны осознать в полной мере всю сокрушительную силу Врага, покуда не сталкивались с ордами Моргота, но и мы когда-то недооценивали ее. Посему, я  тоже полагаю, что они предпочтут остаться. Взор их вождя полон уверенности и решимости, едва ли подобный человек согласится отступить перед лицом некой весьма абстрактной опасности, и признать свой народ неспособным к вооруженному противостоянию.
Скептическое замечание  брата касательно гномов, было вполне ожидаемым.  Карнистиро с юности был склонен к критичным  и резким суждениям, а века, проведенные в Эндорэ, едва ли благотворно сказались на характере лорда Таргелиона. «Бывшего лорда Таргелиона», - мысленно поправился Макалаурэ.  Годы прошли со времен сокрушительного поражения нолдор  в Дагор Браголлах, но смириться с последствиями оного оказалось не так-то просто.  Может быть,  мнение Морьо о подгорных тружениках и было несколько предвзятым, однако же,  наугрим Ногрода и Белегоста не покинули надежных пещер и не  явились на помощь своему союзнику, когда полчища орков хлынули в его владения.  Песнопевец пожал плечами:
- Пожалуй ты прав, да и не мне судить о народе, с которым я никогда не имел дела. Впрочем, давай оставим и вастаков и гномов. Расскажи лучше, надежно ли вы укрепились в   Амон Эреб? Не тревожат ли вражьи твари ваших границ? И, - Канафинвэ на секунду замялся, - как там Амбарусса? Немало лет миновало с тех пор, как я виделся с ними в последний раз.
Менестрель не сомневался в том, что проигранная война отразилась и на  вечно жизнерадостных, неунывающих близнецах, но все еще продолжал надеяться на лучшее.

0

22

- До чего мы дожили, подумать страшно, - проворчал Карнистиро. - Возимся с какими-то смертными, потому что нуждаемся в их помощи... Кто бы мне такое раньше сказал, я бы тому в челюсть двинул.
Тема исчерпала себя, но Карнистиро старался поддерживать ничего не значащий разговор, опасаясь, что брат начнет расспрашивать его о делах на юге, говорить о которых он совершенно не хотел. Прошло слишком мало времени, чтобы Карантир мог спокойно говорить о гибели Таргелиона, не вспоминая каждый раз горящие леса и орочьи набеги, не видя лиц погибших верных...
Вопросы все равно прозвучали, и Карнистиро пришлось отвечать. Он старался говорить спокойно, будто речь не о нем и его братьях, а о ком-то бесконечно далеком...
- Ну что сказать? Пока что держимся и отступать не собираемся. Леса кишмя кишат орками, так что почти каждый день выбираемся на охоту...
Лучше так, чем вообще ничего не делать. Пока не стоит загадывать, удастся ли отвоевать у врага хоть немного земли к северу от Амон Эреба, но уже точно известно, что не придется отходить южнее.
- Мы сейчас строим нормальные сторожевые крепости, уже не временные. А как будут готовы - там посмотрим, что получится. Воинов у нас маловато, прямой бой не выдержим, но маленькие вылазки пока удаются, потери незначительные. Надо отдать должное Амбарто, он неплохой тактик. Они с Амрасом здорово изменились, оба, но пожалуй, в лучшую сторону.
Мальчики выросли и стали воинами, как и надлежит. Только страшно, очень страшно видеть в глазах Амбаруссы непривычную стальную решимость, - из-за нее его теперь можно перепутать с Майтимо. И невыносимо хочется услышать от Амбарто что-нибудь детски-шутливое, но он лишь плотнее сжимает губы, на которых ныне вместо плутоватой улыбки - горькая усмешка. И отчего-то без вечных выходок близнецов даже ненавидящему шутки Карнистиро не по себе - будто он безвозвратно что-то потерял - и так тоскливо, что хочется кричать.

+1


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Химлад » О - Жребий брошен - 463 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC