Перевод Н.Прохоровой

"Легенда Аданель" из манускрипта "Атрабет Финрод Ах Андрет" ("Речи Финрода и Андрет").

...И тогда среди нас появился некто, с виду такой же, как мы, но прекрасней и выше, и сказал, что пришел к нам из жалости...

Говорят, Бедствие постигло народ наш в самом начале его истории, когда не умер еще никто. Голос говорил с нами, мы слушали. И Голос сказал нам: "Вы - мои дети. Я назначил вам жить здесь. В свое время вы унаследуете всю эту Землю, но прежде вам должно учиться и быть детьми. Взывайте ко мне - я услышу; ибо я храню вас".

Тогда у нас еще не было слов, но мы слышали Голос в сердцах наших - и жажда слов пришла к нам. Мы начали создавать слова, чтобы познать все; но нас было мало, мир вокруг - удивителен и велик, учение - трудно, а созидание слов - медленно.

В ту пору мы часто взывали к Голосу, и он отвечал нам. Только он редко отвечал на наши вопросы, но говорил лишь: "Сначала попробуйте найти ответ сами. Ибо в том обретете вы радость, и станете старше, и исполнитесь мудрости. Но не спешите повзрослеть до срока".

Но мы торопились, желая распорядиться всем по своей воле и воплотить все замыслы, что теснились в наших сердцах; и потому мы призывали Голос реже и реже.

И тогда среди нас появился некто, с виду такой же, как мы, но прекрасней и выше, и сказал, что пришел к нам из жалости. "Не должно оставлять вас одних, без наставника, - говорил он. - Мир полон дивных богатств, владеющий знанием сможет добыть их. Ныне бедны ваши трапезы, а могут стать изобильнее и вкуснее. Вы бы могли поселиться в светлых надежных жилищах, куда ночь не посмеет войти. А одеваться могли бы вы так же, как я".

Взглянули мы, и - о чудо! он был в одеждах, сиявших, как золото и серебро, корона венчала чело его, и самоцветы сверкали в кудрях. "Если желаете вы стать подобными мне, - сказал он, - я буду учить вас". И мы назвали его своим учителем.

Но он не спешил рассказать нам, как отыскать или сделать все то, чего нам хотелось, а лишь распалял желаниями наши сердца. Однако если кто сомневался в нем или являл нетерпение, он сразу же мог принести и подарить все, что угодно. "Я - Приносящий Дары, - говорил он. - В дарах моих не будет вам недостатка, покуда вы верите мне".

Так он пленил нас, и мы почитали его, и жили во власти его даров, а прошлая жизнь казалась теперь нам такой бедной и трудной, что мы страшились вернуться к ней. И мы верили всему, чему он учил, потому что хотели побольше узнать о путях мира: о зверях и птицах, деревьях и травах, что растут на Земле; и о том, как мы сами пришли в мир; и о небесных светочах, и бессчетных звездах, и о той Тьме, что окружает их.

Все, чему он учил, казалось нам верным, ибо велики были его знания. Но чаще и чаще заговаривал он о Тьме. "Превыше всего - Тьма, ибо нет Ей границ, - говорил он. - Я пришел из Тьмы, но я Ей хозяин. Ибо я создал Свет. Я создал Солнце и Луну и бессчетные звезды. Мне дано защитить вас от Тьмы, а иначе Она может погубить вас".

Тогда мы рассказали ему о Голосе. И тут он разгневался, и лицо его стало ужасным. "Глупцы! - сказал он. - Это был Голос Тьмы. Она хочет, чтобы вы отошли от меня, ибо Она жаждет поглотить вас".

И он ушел прочь. Он долго не появлялся, и мы были несчастны, не получая его даров. А потом настал день, когда свет Солнца вдруг начал меркнуть и погас вовсе, и глубокая тень пала на мир; и всех птиц и зверей объял страх. Тогда он вернулся, шествуя в сумраке, точно яркое пламя.

Мы пали ниц перед ним. "Есть еще те среди вас, кто слушает Голос Тьмы, - сказал он, - и потому Она подходит все ближе. Выбирайте! Можете избрать своим Господом Тьму, или - Меня. Но если Меня вы не признаете Господом и не поклянетесь служить Мне, Я уйду от вас. У Меня немало иных обиталищ и царств, и Мне не нужна Земля, и вы не нужны Мне также".

Тогда в страхе сказали мы так, как он повелел: "Ты - Господь, Тебе одному будем служить. Отрекаемся от Голоса, не станем слушать его больше".

"Быть по сему! - сказал он. - Теперь возведите Мне дом на холме и именуйте его Домом Господа; Я буду являться там, когда пожелаю, а вы станете в том Доме взывать ко Мне и возносить Мне молитвы".

И когда мы выстроили для него большой дом, он явился и стал подле трона; и все вокруг словно оделось пламенем. И он сказал: "Пусть выступят вперед те, кто еще слушает Голос!"

А такие были; но, устрашившись, смолчали они, и тогда он повелел нам: "Так склонитесь же передо Мной и восславьте Меня!"

И мы все поклонились ему до земли и сказали: "Ты - Единый Великий, и мы - Твои".

И едва мы сказали так, он предстал перед нами, словно огромный дымный огненный столп, чей жар опалил нас, и - канул; и воцарилась тьма, чернее, чем ночь, а мы бежали из Дома, и после всегда преследовал нас ужас Тьмы.

А он с той поры редко являлся нам снова в прекрасном обличье и приносил мало даров. Но мы слышали его голос и внимали его повелениям, если в отчаянии просили о помощи, осмелившись войти в Дом. Ибо теперь, прежде, чем выслушать наши мольбы, он приказывал нам исполнять его волю или требовал жертвы; и раз от разу ужаснее становились его повеления, а угодные ему жертвы - все тяжелее.

И только однажды с тех пор мы слышали первый Голос. В ночной тиши произнес Он: "Вы отреклись от Меня, и все-таки вы - Мои. Я дал вам жизнь. Отныне дни ваши будут кратки, и каждый предстанет передо Мною в свой срок, дабы узнать, кто Господь ваш: тот ли, кому поклоняетесь вы; или Я, создатель его".

Но мы верили, что этим Голосом говорит Тьма из-за звезд, и с той поры стали бояться ее еще больше. И когда иные из нас, страшась уходить во Тьму, умерли в ужасе и отчаянии, мы взмолились к Хозяину, чтобы он спас нас от смерти; но он не ответил. Но мы все пришли в Дом, и пали там ниц - и наконец он явился в величии перед нами, жестокий и гордый, и сказал так:

"Вы - Мои, и должны быть покорны Мне. А Мне нет дела, что кто-то из вас умирает, дабы насытилась Тьма; иначе вы расползетесь, как вши, по лику Земли. Но если вы не покоритесь Мне, то умрете еще скорее - ибо Я разгневаюсь и убью вас".

И с тех пор нас стали терзать болезни, усталость и голод; ибо против нас обратилась сама Земля и все, что на ней есть. Огонь и Вода воевали с нами; деревья и травы источали яд; птицы и звери бежали нас, и нападали на нас, если могли; и мы стали бояться лесных теней.

Тогда мы затосковали о том, как жили раньше, прежде, чем пришел наш Хозяин; ибо мы ненавидели его теперь и страшились не меньше, чем Тьму. И мы исполняли все, что велел он, и даже более; мы вершили любое зло, стараясь ему угодить, чтобы он сжалился над нами или хотя бы не убивал нас.

Но все было тщетно. Лишь немногим из нас начал благоволить он - самым жестоким и сильным, и тем, кто чаще других приходил в Дом, - он наделил их, надменных и властных, богатством и тайным знанием, и они сделали нас своими рабами.

И тогда наконец нашлись те, кто, не видя предела бедствиям, не таясь, в отчаянии сказали так: "Теперь поняли мы, кто лгал, кто желал погубить нас. Не первый Голос. Тот, кого мы признали Хозяином, и есть Тьма. Неправда, что он вышел из Тьмы; там - его дом. Не желаем служить ему больше! Он - наш Враг".

И в страхе, что он услышит эти слова и покарает нас всех, мы убивали их, где только могли; а тех, кто бежал, выслеживали; ибо друзья его, наши хозяева, повелевали, чтобы всякого, кого схватят, приводили в Дом, - и там бросали в огонь. И друзья его говорили: поистине, это весьма угодно ему; и в то время нам показалось, что дни наши и правда стали не так горьки.

Но говорят, что немногие, кто скрылся от нас, бежали в дальние земли, спасаясь от тени. Они не укрылись от гнева Голоса; ибо и их руками строился Дом, и они тоже склонились там до земли перед стоящим у трона. И когда они дошли до последнего берега мира, до края неодолимых вод - Враг был там, перед ними.