Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Ангбанд » О - На окраине мира - 467 год


О - На окраине мира - 467 год

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s2.uploads.ru/2kGdU.png

1. Название и дата эпизода  На окраине мира - 467 год.
2. Участники  Мелькор, Саурон, НПС
3. Место Ангбанд
4. Событие  Не так часто Ангбанд навещают гости извне. Еще реже атани оказываются здесь,  как гости, а не как пленники. но это случилось, и встреча обещает быть интересной...
5. Примечания

0

2

НПС Ульварта

http://s3.uploads.ru/UNa0j.png

Жизнь в Белерианде закипела с новой силой. Пришедшие из за гор вастаки успели обустроиться за прошедшие годы, и дать клятву верности Эльдар, с которыми теперь собирались вместе бороться против зла. Племя Бора примкнуло к Маэдросу и Маглору, а народ Ульфанга встал под знамёна пятого сына Феанора. Каждое племя занималось своим делом, однако тренировки, которые начались после возникновения дружбы с Эльдар, происходили и там, и там. Гостям предложили первоклассное, качественное оружие, что не могло их, конечно, не радовать, учитывая тот хлам, которым они владели до прихода в Белерианд.

Впрочем, выражение это не касалось знатных мечей, среди которых нередко попадались и вещицы гномов. Но этого добра во все времена всегда имелось мало.
Казалось, в Белерианде наступило временное затишье, а светлые силы укрепили свои ряды с помощью многочисленных пришельцев. Однако не везде царило мирное настроение. Среди племени Ульфанга, скрытно и негласно, слышались и тревожные голоса, призывающие не доверять эльфам и другим людям из белолицых. Кое-кто даже поговаривал об обмане и бесчестье, скрытых за красотой и мощью их крепостей, однако нельзя было понять, кто всё-таки это распространял – подданные Ульфанга или же какая-то другая сторона. В любом случае, слуги оставались пока что слухами, и всё по идее пока шло, как и должно было идти.
Но вскоре к старому Ульфангу пришло неожиданно послание. Он уже кое-какое время общался со слугами Тёмной Крепости, найдя их речах, как ему казалось, зерно правды. Мелькор теперь приглашал его или одного из его сыновей в Ангбанд, чтобы лично встретиться с представителем тех, кто явился в эти неспокойные земли. Здраво поразмыслив, он устроил семейный совет, и вскоре отрядил младшего из своих сыновей для этой дипломатической задачи. Тридцатисемилетний Ульварт должен был своими глазами увидеть до этого момента никем неизведанный холодный Север.
Посланники ехали несколько дней, стараясь придерживаться окраины Синих гор. Нечего было и говорить о секретности этого предприятия. Дальше, когда Выжженная Равнина была, наконец, достигнута, они повернули на запад, туда, где и находились ворота крепости Тёмного Властелина.
Картина, которая предстала перед их глазами, вселяла тоску и уныние. Конечно, они и раньше посещали Анфауглит, но ближе к северу становилось даже труднее дышать. Протирая глаза и жестом руки приказывая всадникам убыстряться, Ульварт решил ни на минуту здесь не останавливаться, и быстро преодолеть этот маршрут, который он сравнивал с войной. Правда красота Эльдар также не радовала его сердце.
Когда был, наконец, достигнут вход в крепость, всадников ожидал небольшой отряд орков. Кони сразу почувствовали себя неспокойно, хотя и люди, испытывающие отвращение к этим уродливым созданиям, переживали из-за своей безопасности. Моргот в послании говорил, что вастакам обещают их неприкосновенность, однако нельзя было полностью быть уверенными в этих словах. Молва эльфов могла оказаться и правдой.
Пройдя немного вглубь крепости через тёмные коридоры, Ульварт неожиданно увидел статного командира, который, похоже, был отправлен, чтобы встретить их.
- Приветствую тебя,- сказал ему младший сын Ульфанга, повторяя то, что он только что повторил у ворот Тангородрима.- Меня зовут Ульварт и я пришел, как вы и просили. Надеюсь, нашу молву понимают в этой крепости.
Предводитель говорил только на своём родном языке. Но среди его малого отряда были и такие, что успели всего лишь за три года неплохо изучить язык Эльдар. Все они были одними из самых верных слух вождя.
- Если да, то мы ждём, чтобы нас провели к Королю Севера,- сказал он.

Отредактировано NPC (2013-02-05 23:16:24)

+1

3

Тёмным не слишком долго пришлось ждать ответа на приглашение Ульфанга к себе на дипломатические переговоры. Несколько дней назад разведка доложила, что в Ангбанд выехал младший сын Ульфанга. А сегодня, по всем подсчётам и в соответствии с докладами подчинённых, гости должны были появиться в крепости. Саурону предстояла важная миссия — встретить и проводить посетителей к Мелькору. Сам лично он тоже должен был присутствовать на переговорах. Ближе к полудню путники появились у ворот. Их провели внутрь, в одном из залов крепости их ждал Гортхаур. Ульварт представился Саурону, очевидно, испытывая неловкость, что вынужден говорить на своём языке:
— Надеюсь, нашу молву понимают в этой крепости.
Саурон понимал все языки Средиземья, поэтому на реплику гостя лишь лениво усмехнулся:
— Добро пожаловать в Ангбанд, Ульварт, сын Ульфанга. Моё имя должно быть тебе знакомо, ты имеешь честь лично говорить с Гортхауром Жестоким. Идёмте — коротко добавил майа — нас ждёт Повелитель. Саурон повёл Ульварта и его спутников по тёмным коридорам мрачной крепости. Слегка затянувшееся молчание начинало раздражать Тёмного, так же, как и необходимость строить из себя гостеприимного хозяина.  Подходя к главному залу, Саурон про себя отметил, что Ульварт был молод.
Вероятно, старик выслал вместо себя самого младшего. Неужели руководствовался принципом "пропадёт — не жалко". В любом случае, так даже лучше. Этого будет несложно убедить в чём угодно.
— Жаль твой отец не смог явиться к нам лично, но для переговоров вполне сойдёт и сын — обратился майа к идущему чуть позади Ульварту.

Отредактировано Саурон (2013-02-10 19:38:12)

0

4

Полумрак главного зала было решено оставить в неприкосновенности. Яркий свет, как искренне считал Мелькор, только испортит впечатление, да и, если вдуматься, зачем нужны светильники, когда весь зал был озарен светом Сильмарилов, сияющих в черной короне так, что, пожалуй, солнце и луна поблекли бы в их присутствии. Это мысль вызывала в нем самодовольную гордость. Приятно было ощущать, что именно он владеет изначальным светом Арды, оставив всем остальным только лишь жалкие остатки его. И то, что он скрыл этот свет в чертогах Ангбанда, не тяготило его совесть. Впрочем, ее никогда и ничто не тяготило.
Напротив, именно легенды, окружавшие похищенные им камни, очень часто играли ему на руку. Вот, как сейчас, когда ему предстояло привлечь на свою сторону новых сторонников. В этом деле мелочей не было, и мизансцена была проработана до мелочей. Огромный зал, озаренный волшебным светом, величественная фигура на троне, невиданной красоты камни, озаряющие спокойное, величавое, чуть печальное лицо… о, да, он умел казаться и таким, если это было необходимо для дела. Лицемерие было частью его нрава, и мало находилось таких, кто мог бы устоять перед грозным и одновременно полным лицемерной печали взглядом одного из Валаров. А те, кто мог… ну что же, их путь в залы Мандоса был долог и мучителен. Или будет, для тех, кто еще не перешагнул порог. Всему свое время, и Мелькор иногда умел быть терпеливым.
Как и сейчас, он ждал появление Гортхаура, сопровождающего гостей, без видимого гнева и нетерпения. Просто ждал, готовя речь, которой собирался пленить слух и мысли жалких атани, которые, тем не менее, были ему нужны, чтобы обернуть все их дурные помыслы против эльдар. Сперва он желал разделаться с первыми из детей Эру, а там… там придет очередь и за вторыми. Опять же, всему свое время.

+1

5

НПС Ульварта

http://s3.uploads.ru/UNa0j.png

Посланник заговорил на родном языке народа вастаков. Неизвестно, где он успел изучить его. Возможно, от тех, кто в древности общался с народом предков Ульфанга, среди людей которого были и те, кто служил Северному Королю. Ещё одной причиной, почему душа этого племени лежала больше к северу, а не к западу, и было их предположение, что Северным Королём являлся никто иной как Мелькор. Но, может быть, всё это было и не так.

- Наш отец,- сказал Ульварт,- как и полагается вождю, занят делами нашего народа. Он отправил меня, потому что я больше остальных знаю толк в деле дипломатии и пламенных речей.
Выдав подобный ответ, сын Ульфанга бегло оглянулся по сторонам, чтобы получше рассмотреть жизнь тёмной крепости. Где-то вдалеке гремели толи молнии, толи шаги большого воинства. Рядом с ближайшим коридором чувствовался огромный жар, будто в той стороне располагалась кузница. Смрад стоят неимоверный, но что ещё можно ожидать от места, служившего пристанищем огромный толп орков.
Но в главном зале Ангбанда всё было несколько иначе. Воздух здесь казался прохладнее, чем где-либо. В центре зала располагался огромный трон, на котором сидела толи статуя, толи настоящий гигант, выше которого не было никого на земле. Но больше всего взор посланников привлекли к себе два волшебных светила, которые казались ярче, чем луна и солнце вместе взятые.
Не меньше минуты Ульварт смотрел на эти волшебные камни, пока преодолевая расстояние между дверьми и стальным троном. Когда же, наконец, он со своими спутниками добрался до ног Северного Короля, то низко поклонился, выражая своё почтение.
- О Король Севера, приветствую тебя от имена всего нашего народа и великого повелителя Ульфанга – моего отца. Меня зовут Ульварт и я прибыл сюда, как и просил ты, присылая к нам своих верных слуг. Немало шли мы сюда, и молва гласит, что причиной тому было не только стремление к новым землям, но и чья-то воля. И всё же, наверное, не время сейчас вспоминать древние легенды. Меня попросили узнать, зачем именно нас приглашали в твою нерушимую крепость, о Владыка Льда. Это первое, что нас больше всего интересует.
Честно сказать, Ульварт даже и не знал, что сейчас чувствовал. С одной стороны, он не потерял ощущение гордости за свой народ, и стремление должным образом выполнить свою миссию. Но с другой, в нём пробудился неимоверный страх. Страх перед этой фигурой, с которой, казалось, по могуществу могли сравниться только сильнейшие из Эльдар. А ещё внушали трепет эти необычные сияющие камни, о которых сын Ульфанга не так много слышал.

0

6

Мелькор, сохраняя спокойный и величественный вид, наблюдал, как Горхаур ведет к его трону долгожданных гостей. Выглядели гости, по правде сказать, довольно-таки непрезентабельно, но показывать это Темный Вала не собирался, хотя, при виде них, в его душе поднялось привычное недоумение: ну что в этих существах такого, что дает им право считаться Детьми Эру? Почему отец отверг его, и приветил этих жалких созданий, которые годились лишь на то, чтобы быть рабами? Он не нашел ответа тогда, за гранью Арды, не находил его и теперь. Но сейчас эти слабые низкие существа были нужны ему, и он намеревался подчинить их своей воле.
- Я приветствую тебя в Ангбанде, Ульварт, сын великого вождя Ульфанга. Радостно мне видеть, что отец твой не только откликнулся на мой зов, но и оказал мне высшее доверие – отправив посланником в мои земли собственного сына, не обманувшись лживыми наветами о коварстве и жестокости, на которые так щедры в западных землях. - Гулкий голос Темного Валы звучал, тем не менее, мягко и прямо-таки излучал теплоту и приязнь. – Я звал вас, дабы увидеть своими глазами тех, о ком говорил отец мой еще за гранью Эа, называя их своими детьми, и сейчас сердце мое радуется, узнавая в моих гостях тех, чьего прихода я так долго ждал. Расскажи мне, о сын вождя, тяжел ли был ваш путь в Белерианд? Хорошо ли приняли вас эльдары?

0

7

НПС Ульварта

http://s3.uploads.ru/UNa0j.png

Верные Ульварта молчали, наблюдая за величественной фигурой и сияющими светилами, пока их предводитель говорил от имени своего отца. Сам Ульварт, хоть и решился открыть рот, но по-прежнему испытывал трепет к властелину северных пределов. Даже его талант дипломата, казалось, поблек.
- Ждал?- удивлённо переспросил он.-

Выходит ты и есть тот бог, о котором ведают наши легенды?
Чёрные души нередко видят подвох в самых неожиданных местах. Но голос Северного Короля источал такую мощь, что ему с трудом можно было не поверить. Тем не менее, в душе у Ульварта возникло непонимание.
- Можно сказать и так,- говорил он, вспоминая о своей первой встрече с Эльдар.- Они приняли нас и дали нам не самые худшие земли в личное владение. Глаза их сияют как огонь, а сталь в руках превращается в оружие грозной мощи. Вот уже четыре года мы живём рядом с ними, но не испытываем трудностей. Правда, не все понимают, зачем ведётся эта война, ведь мы гости её, и она не принесла нам ещё никаких бед. Нам рассказывали, что здесь живёт сила, желающая даже камни обратить в пыль, ради чего и поднимаются мечи, хотя эта причина показалась нам и странной.
Ульварт говорил начистоту, почти ничего не скрывая. А то, что он предпочёл сокрыть, вряд ли имело сейчас ценность. Но поговаривают, что Властелин Севера и так немало знает о том, что происходит во вражеском стане. Например, через своих шпионов.
Что же снова скажет он в ответ людскому предводителю?

0

8

Как ни велик был соблазн с первых же слов признать себя богом, поддаться ему – значило подвергнуть свои планы опасности. Поэтому, хоть и с немалым сожалением, Темный Вала покачал головой, не забыв подкрепить этот жест мягкой улыбкой, с оттенком снисходительности.
- Нет, Ульварт, сын Ульфанга, я не бог. Я лишь один из тех, кого Творец послал сюда, дабы приготовить мир к появлению своих детей. Мы должны были сделать эту землю поистине благодатной, чтобы вы ни в чем не знали недостатка. Но другие, те, кто был здесь со мной, окончив свои труды, ушли на запад, предаться отдыху после великих деяний, а я не пожелал покинуть землю, которой ныне и безраздельно принадлежит мое сердце.
Голос айну гулко звучал под сводами мрачного зала, ни на мгновение не сбившись с чарующе-мягких интонаций. Ни словом, ни движением Мелькор не выдал, как выводит его из себя необходимость хоть в чем-то отдавать должное своим собратьям, которые ныне укрылись в Валиноре. В речи его не было ничего, кроме теплоты и смирения, ни единым словом он не упрекал собратьев и не говорил о них ничего дурного, но искусно подводил людей к мысли, что именно он, полюбивший эту землю и оставшийся здесь, гораздо более близок им, чем те, что покинули Белерианд.
- Твои речи успокоили мою тревогу, сын вождя. Я воистину рад, что эльдары приняли вас, как и полагалось принять дальних родичей. Признаюсь тебе, я опасался, что они не пожелают признать вас равными себе, впав в гордыню из-за того, что пришли в этот мир первыми. Что ж, я ошибся, но не печалюсь, а, напротив, утешен твоими словами.
Подойдя к вопросу о войне, Мелькор слегка заколебался. Тема и впрямь была довольно скользкой. Не ответить он не мог, а ответить следовало так, чтобы не соврать, но и не сказать всей правды, так, чтобы если все раскроется, его не могли упрекнуть в откровенной лжи, а он всегда мог ответить, что его слова превратно истолковали. Поэтому он, изобразив на лице глубокую печаль, чуть склонил голову и, сделав вид, что с трудом сдерживает вздох, ответил.
- Горестно мне, что в этот радостный день приходится говорить о том, что наполняет душу мою неизбывной скорбью, сын вождя. Нет ничего, более горького для меня, чем эта бессмысленная война. Я хотел бы утаить от тебя истину, ибо не желал бы посеять рознь между вами и вашими братьями, и, тем паче, пробудить в твоей душе недоверие к тем, кто вместе со мной, обустраивал этот мир для вас, но честь повелевает мне сказать правду. – Он значительно помолчал и, добавив в интонации побольше горечи, продолжил. - Знай, Ульварт, собратья мои не желали, чтобы я покинул благословенные западные земли и пришел в Белерианд, и я покинул их, не сообразуясь с их желанием. Более того, я унес из Валинора камни, которые ты видишь в моей короне. В них заключен свет Арды, и я желал, чтобы этот свет горел не за морем, а здесь, в Белерианде. Но, увы, и в этом не было согласия меду мной, и моими собратьями, которые желали, чтобы свет этих камней оставался в западных землях. И эльдары, согласные с ними, приплыли из-за моря, чтобы отнять эти камни и вернуть их в Валинор. И потому, мой замысел, увы, потерпел крушение. Я желал, чтобы свет Арды горел в Белерианде, а, вместо этого, вынужден прятать камни во мраке моих чертогов.

+4

9

НПС Ульварта

http://s3.uploads.ru/UNa0j.png

Вспоминая рассказы Эльдар, Ульварт увидел совпадения между ними и речью Короля Севера. Значит, легенды о западных владыках всё-таки были правдой. За морем действительно жили те, кто мог, говорят, повелевать даже силами природы. В этот момент вастак ощутил себя молодым деревцем на фоне тысячелетнего дуба. Конечно, этим дубом являлся не кто иной, как могущественный и древний повелитель Железной Тюрьмы.

Разговор медленно коснулся далёких времён, о которых вастаки практически ничего не знали. Они слышали о прекрасных светилах, но лишь смутно, слышали например, что в последнее время вокруг них шла какая-то суматоха. Мимо их ушей не пришли также славные имена Берена и Лютиэн.
- Нас коснулись некоторые слухи. Так камни эти не Эльдар?- сказал Ульварт, не уверенный, что может и дальше задавать вопросы. Всё-таки он был здесь лишь гостем, когда как хозяином дома являлся его высокий собеседник. Но эту смелость он таки взял на себя. К тому же Король Севера теперь казался ему несколько благороднее, чем ранее. Впрочем, страх ещё никуда не исчез.
Вастака беспокоил и другой вопрос. Конечно, он не видел ничего ещё прекраснее волшебных камней, но разве те стояли этой войны? Таков был взгляд на вещи того, кто ничего не знал про пророчества и великие судьбы.
- Неужели прочие творцы мира отвернулись от нас, и желают заботиться лишь об эльфах?- спросил он про другое, мысленно не переставая колебаться, ведь многое из того, что говорил ему владыка Ангбанда, противоречило уже известным ему ранее речам. В душе у Ульварта поселилось странное чувство непонимания.

Отредактировано NPC (2013-03-10 15:09:25)

0

10

Вопрос о принадлежности Сильмарилов был, надо сказать, весьма скользким. С этого момента следовало вести речь осторожно, чтобы не было слишком явных расхождений с тем, что, без сомнения, вастакам уже успели поведать эльдары. Никто не должен был заподозрить его во лжи, а уж обвинить его в ней – тем более. И уж конечно, в его речах не должно было быть видно даже тени желания рассорить детей Эру между собой.
- Разве солнце или луна может принадлежать эльдарам? – Ответил он вопросом на вопрос. – Разве звезды, которые зажгла сестра моя, Варда, чтобы они сделали ночь не такой беспросветной – могут принадлежать эльдарам? Камни в моем венце наполнены светом волшебных Древ, освещавших Арду еще до первого восхода солнца, могут ли они принадлежать эльдарам? Кто из них может удержать в своих руках свет Арды, Ульварт, да и по силам ли это смертным?
Он  ни словом, ни жестом не выразил недовольство от неудобных вопросов. Сейчас было не время показывать свой норов. Очаровать, околдовать, пробудить сомнения, - в этом состояла его первейшая цель, и для этого он должен был сохранить выбранный им для встречи облик величавого правителя, преисполненного скорби и волнения за судьбу Арды. Впрочем, в этом он не особенно-то и лгал – судьба Арды и впрямь волновала его, но весьма специфически. Он считал этот мир своим, и намеревался сделать все, чтобы не осталось более тех, кто сомневался бы в этом. Меч и огонь были для этого лучшим способом, но и слова тоже были орудием, и нужно было применить его с умом, оставшись в памяти вастаков благородным королем, и, по возможности, надолго. А еще лучше, навсегда. Это было сложно, но бывали в его жизни вещи и потруднее.
- Увы, Ульварт, мне неведомы более мысли моих братьев и сестер, - в голосе Темного Валы прорезалась хорошо дозированная скорбь, а глаза его затуманились, словно он пытался скрыть невольно набегавшие слезы, - С тех пора, как я покинул их, они не явили себя в Белерианде ни разу. Мне не хочется думать, что они забыли о вас, тех, кого Эру называл своими младшими детьми. Наверняка они наблюдают… я уверен в этом! Они не могли забыть о том, что Отец наш повелел нам помогать его детям, не деля их на старших и младших!
Несмотря на явленную горячность, он сумел придать своему голосу тень неуверенности. Со стороны казалось, что, несмотря на выказанную уверенность в благородстве своих собратьев, Мелькор борется с сомнениями, но не желает поселить их в душе вастаков.
- Впрочем... к чему говорить о печальном в столь великий день, Ульварт? Я расскажу тебе обо всем, что ты пожелаешь услышать, но не сейчас. Сегодня я приглашаю тебя стать гостем в моей крепости. Отдохни после долгого пусти, раздели со мной и моими подданными трапезу, и тогда - мы поговорим. Обо всем.
Судя по лицам вастаков, им вовсе не хотелось прерывать разговор, что называется, на самом интересном месте, но с хозяином дома не спорят. А с королем и валаром - тем более. Вежливо поклонившись, гости вышли из зала вслед за Сауроном, которому было приказано разместить их, и казать всяческий почет.
Оставшись один, Темный Вала медленно откинулся на спинку трона и удовлетворенно улыбнулся. Часть дела была сделана. Главное - посеять сомнения в душе людей, главное, заронить в их души зерно недоверия к словам и делам эльфов. А время собирать урожай еще придет. Обязательно придет.

Отредактировано Мелькор (2013-04-09 23:00:31)

+2


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Ангбанд » О - На окраине мира - 467 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC