Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Дортонион » О - Игрок поневоле - 450 год


О - Игрок поневоле - 450 год

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://s2.uploads.ru/QOpMm.png

1. Название и дата эпизода - Игрок поневоле - 450 год
2. Участники - Хатальдир, Льюин, Дагнир
3. Место - Ладрос
4. Событие - Льюин договаривается, чтобы Хатальдира записали в одно соревнование, но естественно без его ведома.
5. Примечания -

0

2

Только вчера Хатальдир Юный и его гость Льюин вернулись из соседней деревни, в коей выполняли поручение. Но тяжелый прошедший вечер был скоро забыт. Теперь же наступало новое утро, предвещавшее новые события. Хатальдир, по своему обыкновению, встал пораньше, закончил с различными делами по дому, поспешно написал записку гостю, а затем отправился по самым обыкновенным поручениям лесоруба. В записке же человек изложил следующее:
«Льюин, в кладовой, я не сомневаюсь, ты найдешь все продукты. Недавно, благодаря тебе, они заметно пополнились.
Я же вынужден отклониться по важным делам. Вернусь к обеду. Надеюсь, ты не ввяжешься в неприятности!»

Он приоделся в удобную и простую одежду, накинул на голову потрепанный капюшон, выходя во двор и прихватывая внушительный большой топор и несколько мотков надежной веревки. Земля была сырой после сильного дождя, а ветер был прохладный. Хатальдир пожалел, что пренебрег шарфом и прочей теплой одеждой, но возвращаться в дом и будить своего гостя, шумно роясь во всех шкафах и комодах, он не решился. Хатальдир ушел в ближайший лес, проведя там не один час за тяжелой работой. Могучий беоринг нарубил немало древесины, о которой размышлял всю дорогу, возвращаясь обратно. Немало людей из Ладроса предложат неплохую цену за качественное дерево, а ещё большую выгоду он сможет извлечь, если самостоятельно вырежет несколько луков, а также, коль останутся ресурсы, можно искусно изготовить древко для копья.
С довольным выражением лица Хатальдир возвратился к дому, дотащив несколько весомых связок дерева, которые бережно сложил у ступенек. Вдохнув полной грудью, усталый лесоруб оглядел улицу, заметив двух знакомцев, шествующих к дому. Это были его приятели, состоявшие, как и он сам, в дружине вождя. Трое беорингов вели беседу о ратном деле, затронув также тему о пропущенных Хатальдиром тренировках. Но вскоре они разошлись, а слегка раздосадованный Хатальдир вернулся в дом.
— Представляешь, Льюин, - начал лесоруб, сбрасывая капюшон и проходя к теплому камину, — Я пропустил немало тренировок. Забегался я... Надо оттачивать навыки, понимаешь? Мои умения стрельбы из лука и так были не лучшие... - продолжил человек, а потом плавно перешел на другую тему, сочтя предыдущую неинтересной для гнома. — Как ты тут провел время? Меня не было довольно долго, не успел ничего натворить? Я нарубил немало древесины, из которой желаю изготовить несколько основ для длинный охотничьих луков. Надежное оружие ценят люди Ладроса! - улыбчиво добавил он.
Хатальдир приготовил себе обед и расположился все у того же яркого камина, в ожидании услышать очередную историю от гостя и одобрительные слова о проделанной утром работе.

Отредактировано Хатальдир (2013-03-27 01:24:44)

+1

3

И снова гном остался в одиночестве. Пробегав всё утро в кладовую и снова в зал, он только под конец завтрака приметил записку, упавшую от случайного толчка со стола. Усмехнувшись во весь рот, Льюин отложил пергамент, после чего приступил к распитию чайного напитка с кексами. Ему было неведомо, откуда такой северный народ получал чайные листья, но явно путём торговли, а не выращивания его здесь на таких холодных склонах. Кексы же были те самые, что Хэндэрх – местный торговец, подарил недавно гному в момент его путешествия. Всё, казалось, складывалось хорошо. Только было немного тоскливо. Из-за этого Льюин, отдохнув от еды, задумал свою очередную игру. Игру с помощью полотенца и ведра воды.
Вскоре вернулся Хатальдир. Кажется, его что-то беспокоило. Выслушав рассказ о том, что успехи человека в деле стрелка стали не такими уж хорошими, гном посчитал это чем-то важным для него.
- У меня великие идеи, друг,- признался он, сидя в центре комнаты на стуле.- Смотри, тут рядом лежит швабра. Если протянуть её в сторону окна, то можно задеть корзину с кексами. Если в сторону камина, то можно взять корзину с разной посудой. И так далее. Глянь, как я подтяну чайник!
Взяв в руки чистую швабру, Льюин и вправду протянул её к ближайшему столу. Вот только это плохо получилось. Вместо того чтобы задеть крышку, гость толкнул чайник, и тот опрокинулся набок, залив пол водой.
- Упс,- сказал гном, удивлённо глядя на предмет в своих руках.- Похоже, нужно потренироваться. Я уж было подумал, что удастся весь день так просидеть, не сдвинувшись с места.
Протянув швабру в другой угол, Льюин попытался взять ею другую корзину. Но та оказалась слишком далёкой.
- Хатальдир, пожалуйста, помоги!- воскликнул гном.- Кстати, ты же не против, если я немного прогуляюсь?

+1

4

Видимо, Льюин едва успел пережить часы одиночества, ибо стоило утомленному Хатальдиру разместиться за трапезой у камина, как гном сотворил очередную шалость. С грохотом опрокинулся чайник на пол, разлив всё содержимое на поверхность. С гномом не соскучишься... Но убирать за проказником Хатальдир не спешил, предположив, что неаккуратный Льюин сам расплатиться за содеянное. Он, конечно, расстроен не был, а даже наоборот - залился веселым хохотом, наблюдая за неуклюжим приятелем. Но хозяин, как ни крути, остался без горячего чая. Придется кипятить воду снова.
— Видно, я остался без чая. Спасибо, Льюин. - Улыбчиво, но не без вздоха промолвил Хатальдир, покидая каминное кресло.
Человек усталой походкой прошелся по комнате, оценивающим взглядом рассматривая мокрый пол. — Ладно, я уберу. - Решил Хатальдир и ненадолго удалился в соседнюю комнату, вернувшись с некоторыми принадлежностями. А Льюин пытался протянуть швабру в другой угол, но беоринг его прервал, ловко выхватив из рук гнома сие приспособление. Хатальдир быстро убрался, поставил чайник на положенное место, а затем снова вернулся к гному.
— Хочешь прогуляться? Что ж, иди. Я не составлю тебе компанию, уж извини, мне бы отдохнуть,  - учтиво извинился молодой лесоруб, поудобнее располагаясь в мягком кресле. Признаться, Хатальдира слегка клонило ко сну, но пока гость оставался в доме, хозяин не смел даже прикрыть глаза.  Сейчас гном отправится на прогулку, а Хатальдир воспользуется моментом, дабы немного пополнить запас сил, а то мало ли, что ждет его в сей день, который лишь только начинался.
— Позволь спросить, куда ты желал пойти? - Немного позднее добавил беоринг, интересуясь о планах своего друга.
Льюин, несомненно, может снова угодить в какие-нибудь неприятности, но за прошедшее время и события он наверняка неплохо изучил народ Беора. Боятся нечего, гном справится, наверное...

Отредактировано Хатальдир (2013-03-28 04:42:06)

+1

5

Гному оставалось лишь развести по сторонам руками, когда у него забрали его приспособление для того, чтобы сидеть весь день неподвижно.
- А я остался без моей третей руки,- слегка недовольно ответил он.- Мы квиты, Хатальдир.
Убирать гостю хотелось не сильно, и поэтому он не стал мешать хозяину в его непростой работе. В конце концов, были и более важные и интересные дела. Например, прогулка по свежему воздуху в прекрасную осеннюю пору.
- Куда угодно, лишь бы не сидеть в этих четырёх стенах,- ответил Льюин товарищу, после чего, накинув плащ, вышел во двор. Гулял он около получаса, после чего вернулся обратно в сопровождении какого-то человека с бородой и длинными усами.
- Вот он!- показывая ему через окно Хатальдира, воскликнул гном.- Да, думаю, не будет никаких проблем. Огромное вам спасибо. Помните, я всегда к вашим услугам. Вот вам даже пирожное.
Войдя в дом и протянув незнакомцу лежащее на столе пирожное (которое наверняка приготовил для себя сначала Хатальдир), он вытащил руку из окна. Когда человек скрылся из виду, Льюин повернулся к Хатальдиру.
- Почему ты одет не в свою лучшую одежду?- воскликнул он, будто его друг совершил что-то немыслимое.- Ты немедленно должен переодеться! Одному из участников соревнования по стрельбе из лука нельзя быть в простой рабочей одежде! И да, я записал тебя. Час назад ты сказал, что очень расстроился из-за своих утерянных навыков стрельбы. Вот и я решил, что ты очень обрадуешься, если выиграешь. Соревнование завтра в полдень. Не опаздывай. И нам нужно будет ещё потренироваться.
Открывая кастрюли с едой, гном вытянул оттуда несколько варёных сосисок, после чего приготовился удобно устраиваться в кресле.
У себя в Рудных холмах он был, кстати, неплохим стрелком. Лук и стрелы лежали в его руках как нечто естественное. Правда, он не всегда попадал в цель, из-за чего его отец даже лишился некоторой суммы из-за смерти чужого мула… грустная история.

Отредактировано Льюин (2013-03-28 14:15:46)

0

6

На короткий промежуток времени в доме воцарила тишина и покой. Гном отправился на прогулку, а Хатальдир слегка задремал. Но сон показался настолько коротким, что беоринг, когда проснулся, чувствовал себе ещё более паршиво, чем после тяжелой работы, которую он совершил совсем недавно. Причиной прерванного сна, естественно, был Льюин, который сначала появился в компании странного бородатого адана у окна. Но потом гном вошел и в дом, распорядившись пирожным Хатальдира, который оставил сию вкуснятину на позднее время. Бородатый беоринг скрылся, приняв съестной дар. Ошарашенный лесоруб вопросительно глядел на гнома, когда тот объяснял очередную ситуацию. Нелепость... Взволнованный Хатальдир соскочил с кресла и принялся протирать усталые глаза.
— Ну зачем же, Льюин? Не надо было этого делать! - обеспокоено выкрикнул Хатальдир. — Сие мероприятие - это соревнование между лучшими стрелками Дортониона! Чем я смогу похвастаться? Разве что, топором орудую неплохо... - расстроенно продолжал человек, снижая тон и обхватывая голову руками.
Хатальдир понимал, что Льюин уже не пойдет договариваться и пытаться снимать своего друга с соревнования, а посему беоринг испытывал чувство стыда. Разумеется, Хатальдир проходил обучение по стрельбе из лука, практиковал навыки в бою и на плацу множество раз, однако всегда предпочитал верное оружие ближнего боя. Но на подобных соревнованиях собирались ратники и охотники, чьи навыки стрельбы были виртуозны и профессиональны.
— Плохая была идея. Я не ровня тем стрелкам, которые собираются на подобных соревнованиях. - Немного успокоившись, но всё также расстроенно и устало продолжал говорить лесоруб. — Завтра в полдень? Едва мне хватит времени, дабы потренироваться. И я устал. Что же делать?
Хатальдир с надеждой глядел на гнома, ожидая услышать находчивые идеи. Признаться, беоринг не любил отступать, но и выиграть соревнование ему было не под силу. Льюин, конечно, гном бывалый и умелый, но вряд ли он числится среди лучших мастеров по стрельбе из лука, способный предоставить Хатальдиру достойную помощь. Но в данной ситуации лесоруб ожидал услышать даже такой вариант, лишь бы не оказаться для собственного народа объектом для насмешек…

+1

7

Льюин ожидал подобной реакции товарища, и поэтому не сказал ему ничего с самого начала, ведь Хатальдир скорее всего отказался, если б у него спросили, хотел бы он посоревноваться с лучшими стрелами Ладроса или нет. А так нужно было просто набраться уверенности в себе и взяться за лук, а также найти подходящее место, чтобы потренироваться перед предстоящим событием.
- Что ты такое говоришь?!- изумился гном.- Уверен, ты утрёшь нос всем этим стрелкам! Немедленно вставай и через десять минут жду тебя у нас во дворе. Не забудь прихватить с собой лук. И да, переоденься хоть. В этой рабочей одежде тебя не должен видеть народ. У себя на родине я неплохо стрелял, и поэтому сейчас я полностью к твоим услугам.
Голос Льюина звучал уверенно. У него не было никаких сомнений в том, что если Хатальдир и не выиграет соревнование, то уж точно проявит себя на должном уровне. И поэтому, широко открыв дверь, он начать брать всё необходимое для метания стрел: корзину с фруктами, табурет и ведро воды с полотенцем внутри.
Вскоре, всё было готово. Поставив несколько яблок на пне, гном, встав на кончики пальцев, положил также фрукты и чуть повыше, на одну из веток липы. Табурет же он поставил в нескольких метрах от спелых целей, а ведро воды прямо наверх этого табурета.
- Эй, Хатальдир?! Ты уже готов? Иди быстрей, друг! Бери лук и вставай в воду!
Стороннему наблюдателю это могло показаться и странным. Но на самом деле именно так проходили соревнования по стрельбе из лука на родине Льюина. Правда, в ведре там ещё плавала рыба, но сейчас некогда было идти к реке и ловить чешуйчатых обитателей вод.
- Да, и захвати булочку, которую я отложил на ужин, пожалуйста! Я проголодался!- попросил гость.

+1

8

Некоторое время Хатальдир просидел в кресле, скрестив руки на груди и превратив свое ранее довольное выражение лица в гримасу безнадежности. Желание тренироваться отсутствовало, ибо смысла в столь короткой подготовке Хатальдир не видел. Однако у гнома были свои планы. Что ж, сам записал беоринга к лучшим лучникам Дортониона, пусть тогда сам и решает сию проблему. И поэтому Льюин начал изумленно отчитывать расстроенного Хатальдира, упомянув также о своих умениях стрельбы, вот что адан, признаться, поверил не сразу. Всё это звучало не более, чем слова утешения. Но Хатальдир не желал терять оставшееся время, когда гном самоуверенно собрал нужные вещи и вышел из дома, указав молодому беорингу кое-что сделать.
— Рискнем, - вздохнул Хатальдир, теперь уже с более обнадеживающим видом отправляясь в соседнюю комнату, положившись на гнома и пытаясь поверить в собственные силы.
Льюин зачем-то попросил беоринга приодеть лучшие одеяния. Рабочие одежды чем-то не устраивали странного гнома. Хатальдир же считал, что именно в удобных и простых лохмотьях лесоруба будет удобнее стрелять из лука, однако советом гнома пренебрегать не решился.
— Я уже иду, Льюин. Вот только забыл, куда же я дел свой колчан со стрелами? - обеспокоенно выкрикнул он, метнувшись в ещё одну комнату, пытаясь отыскать необходимые вещи.
Вскоре плотный кожаный колчан, набитый десятками стрел, уже висел за спиной лесоруба, а в руках он держал длинный тугой лук, поистине искусной работы. И вот, облаченный в свою лучшую тунику, рубаху и штаны (явно праздничные), в затянутых узорчатых наручах и сапогах, Хатальдир невольно вышел во двор, оглядев обстановку. Гном что-то задумал, что-то очередное непонятное, но явно полезное.
— Я взял то, что ты просил. Положу здесь. - Ответил человек на просьбу, положив небольшой мешочек со снедью недалеко от дома. Прежде дело, а уж потом пусть гном набивает желудок.
— И что это за странности? - недоуменно сказал человек, указывая на ведро. — Впрочем... - Хатальдир уверенно оттянул тетиву и спустил стремительную стрелу, сбив с ветки яблоко. — Ха!
То ли этот успех зависел от случайности, то ли от мастерства Хатальдира (просто удачный выстрел, вероятно). Но тут же беоринг понял, что немного поспешил, ибо Льюин что-то приготовил, а Хатальдир уже выпустил стрелу, не дождавшись объяснений. Адан жестами призвал к спокойствию, опрометью бросился к яблоку, вытащил из него стрелу и вернулся к гному.
— Извини. Объясняй, мастер. - Со смехом проговорил Хатальдир, опираясь на свой длинный лук.

+1

9

Хатальдир вышел на воздух в своём прекрасном костюме, который у гнома вызвал радостные чувства. Это было как раз то, что подходило для соревнования по стрельбе из лука. Правда, обувь он зря надел. Ещё больше радости принесло Льюину удачное попадание товарища.
- Превосходно! Я же говорил, что у тебя есть хорошие шансы! Позволь я только съем одну булочку.
Закусив одной, он тут же взял вторую, и решительно на неё взглянув, с расстояния бросил её в ведро с водой. Это могло хоть как сгодиться за рыбу. Также в воду можно было кинуть и полотенце, лежащее сейчас под деревом.
- Как я уже говорил, я отлично стрелял, когда был молодым,- с гордостью начал рассказывать гость.- Это было время, когда мои соплеменники учили меня охоте. Хоть мы больше и любим кузнечное мастерство, но иногда полезно выбираться и на свежий воздух. Итак, живей становись в воду, и начнём уже дальше тренировки. Соревнования по стрельбе из лука у нас проводятся именно так. Правда, не хватает одной вещи, но булочка, надеюсь, исправит это недоразумение. Ты готов показать, на что ты способен?
Подняв полотенце с земли, Льюин протянул его Хатальдиру.
- И на, вот, повяжи на голове. У нас даже есть пословица: прохладная голова – точный глаз. Уверяю тебе, это поможет избавиться от усталости.
Гном рекомендовал такой способ избавления от помутнения в голове, однако он, пожалуй, не учёл того, что для местных людей человек, повязавший не очень чистое полотенце на голове, будет выглядеть странно.
- Ты кстати знаешь, я начал задумываться о том, чтобы заняться творчеством,- неожиданно вспомнил гном.- Мой прапрадед был неплохим летописцем. Как думаешь, мне удастся написать повесть?
Передав полотенце в руки товарищу, гном уселся на ближайшем пне. Хорошо, что он не положил туда фрукты.

+1

10

Хатальдир недовольно принял отнюдь не чистое полотенце, с загадочным выражением лица обдумывая все то, что совершал в это время Льюин. Ещё с большим недоверием и непониманием беоринг отнесся к просьбе.. хотя нет, к приказу встать в ведро, ибо ему все равно придется это сделать, хочет он того или нет. Приходилось полагаться на находчивость Льюина - инициатора всего ныне происходящего.
— У гномов действительно принято делать такие нелеп.. чудные вещи? - поинтересовался Хатальдир, нехотя обвязывая голову холодным, неприятным и влажным полотенцем, откидывая назад волосы. — Не думаю, что это поможет. Но раз ты считаешь что так нужно..
Не прошло, кстати, и минуты, а Льюин уже налегал на принесенную Хатальдиром снедь из дома, которую молодой человек оставил для поздней перекуски, туго затянув мешочек и оставив его поодаль, у ступенек.
— Творчеством? Вот лучше бы творчеством и занялись, но ты предпочел мучить меня стрельбой из лука, - не без искреннего смеха промолвил Хатальдир.
Он подошел ближе к ведру, которое не вызывало у него положительных чувств, бросил лук на траву, длительно и аккуратно снял обувь, а затем встал в воду, почувствовал ныне холод не только от полотенца на голове, но и от наполненного до краев ведра, в коем была вода довольно-таки прохладная.
— И зачем, скажи мне, это стоит делать? В чем здесь секрет? - обрушил обеспокоенные вопросы Хатальдир на своего гномьего  «мастера стрельбы из лука» .
Молодой адан поднял лук и крепко сжал в руках, с желанием поскорее начать привычную стрельбу из лука, а не заниматься странной деятельностью, которая, похоже, была обычаем у народа Льюина.
— Я готов, - уверенным тоном проговорил Хатальдир, приготовившись к самым новым и необъяснимым выходкам своего гостя.
Мимо дома лесоруба изредка проходили люди, недоуменно поглядывая на странного гнома и человека, который стоял в ведре с водой и с полотенцем на голове, вооружившись луком и стрелами... Хатальдир бросал на прохожих улыбчивые взгляды. Ведь действительно, выглядело всё происходящее смешно.
— И о чем же ты желаешь написать повесть? - задал ещё один вопрос беоринг, пытаясь отвлечься.
Хатальдир умело вытянул длинную стрелу из заплечного колчана, приготовившись натянуть ее на тетиву и совершить второй выстрел.

Отредактировано Хатальдир (2013-04-05 12:03:25)

+2

11

- Что ты называешь чудными вещами?- удивлённо и даже обидчиво сказал Льюин.- Это древние обычаи нашего народа! У нас есть легенда о великом человеке, что когда-то вышел против полчищ наших врагов. Он перестрелял их всех и сделал он это, находясь в реке по колено в рыбе. С той поры мы и соревнуемся около реки или водоёмов, выпуская в воду чешуйчатых обитателей. Надеюсь, булочка достойно заменит их. Хотя… у меня есть задумка, Хатальдир! Подожди здесь! Ты можешь выстрелить по нескольким мишеням, если тебе будет угодно. Только следи за ветром. А ещё я тогда принесу несколько фруктов.
Гном явился через несколько минут. Но кроме мешочка с яблоками он притащил также сушёную рыбу на верёвке. Верёвка эта была завязана концами, поэтому имела вид ожерелья.
- Я хочу написать о великих страданиях жителей Белерианда. О великом походе людей на запад и об их первой встрече с гномами Синих Гор. Ты же знал, что зелёные эльфы, живущие по ту сторону гор, не очень обрадовались вашему приходу? А знаешь, что говорят о вас наши архивариусы? Так вот, я знаю всё, прочитав это в библиотеке Белегоста. Там, кстати, очень красиво.
Следом Льюин протянул другу рыбу.
- Вот, возьми на шею. Это принесёт тебе удачу. У нас говорят так про стрелка. Если он хоть раз не стрелял вместе с рыбой, то он никогда не будет подобен Видуолу Остроглазому. Уверяю, так нужно.
Гном говорил серьёзным голосом, не смотря на то, что ситуация всё больше становилась весьма странной.
- Не бойся, это последнее о чём я тебя прошу. Дальше, наконец, начнём нашу тренировку. Чтобы не умереть в глуши, мне пришлось вспоминать все свои навыки охоты. Именно поэтому я сейчас неплохо стреляю. Или ты думаешь, что мы едим камни, отправляясь в странствия?
Гость рассмеялся. Правда, коротко и тихо, не посчитав это достойной шуткой.
До соревнований оставалось совсем немного. Нужно было срочно приступать к занятиям. Время текло.

Отредактировано Льюин (2013-04-05 12:21:16)

+2

12

Хатальдир сосредоточенно оттянул тетиву, сомкнул один глаз, а затем приготовился сбить хотя бы одну мишень. Но всё оказалось не так просто. Беорингу пришлось отложить лук и стрелу землю, ибо у Льюина появились ещё какие-то идеи. Мысли Хатальдира переполнились противоречивыми рассуждениями, однако свои возражения он пока что не высказывал, оставаясь учтивым и сохраняя сосредоточенность для предстоящей тренировки, которая все так и не началась... А гном принялся рассказывать очередную историю, пытаясь тем самым объяснить все то, что он творил перед стрельбой. Но Хатальдира не убедил сей рассказ о простом лучнике, который по воле случай всего-навсего оказался в водах реки при сражении (по крайней мере, именно так представлял это Хатальдир). Но опять же, он не стал высказывать Льюину возражения и не ответил на них ни смехом, ни рассудительным словом, призывающим к здравому смыслу, хоть и считал Хатальдир подобные обычаи - бессмысленными.
Закончив с объяснениями, гость ненадолго удалился обратно в дом лесоруба, возвратившись спустя несколько минут с продуктами, которые он использовал, согласно очередной странной традиции, в виде ожерелья...
— Да ты шутишь? - недоуменно воскликнул он, представляя себя в совершенно нелепом виде и пренебрежительно вытягивая из рук гнома веревку с засушенной рыбой. — Давай лучше ты будешь стрелять? Мне-то, видишь, неудобно с такими условиями... - рассмеялся Хатальдир, продевая через шею подобие ожерелья. — Мной, разве что, ворон отпугивать.
Беоринг поспешно схватил лук и приготовился выстрелить, надеясь на меткое попадание. Но успеха, как ни странно, Хатальдир не достиг. Тетива соприкоснулась с  «ожерельем», из-за чего стрела изменила свое направления и помчалась в сторону, испортив и без того раздраженному беорингу выстрел.
— Ну нет, хватит! - огорченно выпалил Хатальдир, срывая с себя одним резким движением руки веревку и бросая ее на землю. — Так дело не пойдет. - Сурово заключил Хатальдир, оживленно вытягивая вторую стрелу, натягивая и мгновенно посылая в цель, не потратив лишнего времени на прицеливания. Несмотря на полотенце (ныне уже съезжающее с лба на глаза, что заметное мешает обзору), а также на ледяную воду в ведре, Хатальдир отправил стрелу прямо в цель, сбив с ветки хрупкий фрукт, который при встречи со стремительным наконечником разлетелся во все стороны.
— Главное - чтобы ничто не мешало выстрелу, - гордо вымолвил человек, уже слегка успокоившись после удачного выстрела.
Он был готов стрелять вновь и вновь, но покамест лишь стоял напротив гнома, опираясь на лук и поправляя так называемую «повязку» на голове. Хатальдир будто ожидал наставлений или же одобрительного возгласа от своего гостя.
— И какую же дичь тебе приходилось подстреливать, а? Порой я выслеживаю в диких лесах пугливых оленей, но все же я более искусен в метании топора.. в подобном соревновании я бы победил, несомненно!

Отредактировано Хатальдир (2013-04-05 20:05:18)

+2

13

Гном обвёл взглядом товарища. Кажется, нужна была ещё одна табуретка, иначе удобный выстрел мог бы и не получиться. При выстреле ведущая нога всегда должна быть впереди другой. Приготовившись бежать за мебелью, Льюин неожиданно остановился как вкопанный, будто его поразило громом.
- Ты выбросил в грязь рыбу?- сказал он, стоя с открытым ртом.- У нас рыба считается тем же, чем у вас считается хлеб – вещью для величайших похвал, друг мой. Рыба у нас даже стоит в одном ряду с хлебом.
Подняв с земли верёвку, гном протёр её от пыли. Но неожиданно ему на голову с неба упала одна из частей яблока, которое Хатальдир только что подстрелил. Это заставило гнома сесть на землю и испуганно уставиться на ожерелье, потирая лоб.
- Как-то раз один очень уважаемый гном подарил своему другу рыбу на день рождения,- сказал гость.- У нас это считается почётным даром. Но этот друг нечаянно уронил свой подарок в шахту и тогда у уважаемого гнома начались настоящие неприятности. Сначала он разорился, а потом ему на голову упал потолок его собственного жилища. С тех пор у нас говорят, что если друг того, кто подарил рыбу, отверг этот дар, это означает беды для того, кто подарил этот подарок. Я проклят, Хатальдир!
Пускай рыба и не принадлежала гному, но всё равно неприятности могли пасть ему на голову. Будто в подтверждение его слов, с севера неожиданно подул сильный ветер, заставив ветви деревьев закачаться с шумом. Вдруг, одна из них, уже прилично надломленная, устремилась вниз, упав в шаге от гостя, накрыв его своими густыми ветвями.
- На помощь!- выкрикнул гном, пытаясь выбраться из навалившейся на него зелени. Это сильно внезапно напомнило ему ту катастрофу, которая случилась с его домом, поэтому он ещё больше испугался, хотя старался слишком не показывать этого.

+1

14

Ничего нового и полезного Хатальдир от гнома более не услышал, а точнее - Льюин не известил своего друга о дополнительных хитростях и знаниях по стрельбе из лука. Вместо сего Хатальдир выслушал короткий рассказ о дивных древностях гномьего народа. Признаться, молодой беоринг слегка был обеспокоен чудаковатым поведением своего друга, а поэтому необдуманно, громко и обнадеживающе заявил в ответ:
— Если бы все, как и ты, верили в подобные случайности, то мы были бы все прокляты! - расхохотался беоринг, одновременно вытягивая очередную стрелу и совершая очередной меткий, но уже более подготовленный выстрел. Хатальдир желал использовать оставшееся время для подготовки, в чем и убедил его ранее сам Льюин, который теперь, как ни странно, лишь тормозил процесс, нежели предлагал свою помощь.
— И рыба - не твой дар, ты ведь принес её из моей кладовой. И я не метнул её в грязь, а лишь освободился от обременяющих ненужностей! - продолжил оправдываться Хатальдир, который уже начинал испытывать чувство вины. — В Дортонионе не случаются проклятия с моими дорогими гостями.. - но не успел человек закончить рассудительным голосом свою фразу, как на бедного Льюина свалилась внушительная ветвь, покинув по сомнительным причинам высокое дерево, отличавшееся тем, что со столь могучего растения ветки просто так не сваливаются. Хатальдир невольно обеспокоился и отбросил лук, опрометью помчавшись к гному. Но потерявший бдительность беоринг с грохотом повалился на землю, на мгновения забыв о том, что он с босыми ногами стоял в тесном ведре...
— Льюин, я тоже проклят? - с мрачной улыбкой поинтересовался он, кряхтя обхватив ушибленную руку.
Некоторые стрелы постигла жестокая участь: они обломились при падении, заполнив изящный колчан щепками и испорченным оперением... Однако молодой лесоруб довольно проворно поднялся на ноги, почувствовав неприятную боль в локте правой руки, что заставило его лишь в пол силы помочь другу, которого накрыла зловещая ветка, призванная, как со смехом размыслил Хатальдир: «дабы волею судьбы наказать безобидного Льюина!»
— Сейчас помогу, - поникшим голосом промолвил беоринг, одной рукой пытаясь помочь своему гостю выбраться из под ветки, — Уверяю: просто случайность..

Отредактировано Хатальдир (2013-04-06 21:38:11)

+2

15

День для молотобойца выдался легкий: заказов в последнее время почти не было, и работа, считай, стала отдыхом. Орудовать молотом не приходилось, и поэтому все утро прошло в разговорах с кузнецом, стареньким, но еще крепким дедушкой, обладающим лошадиным здоровьем и мудростью ворона. Правда, от него постоянно приходилось слышать ехидные шутки и замечания, но обижаться на старого кузнеца Дагнир даже не думал.
Близился обед. Старик отправил Дагнира отнести последний заказ – железный лом – сделанный вчера, заказчику. Молотобоец быстренько выполнил поручение и, взяв в качестве платы за труд ящик с глиняными мисками и кувшином (заказчик вовремя не отдал плату за свою предыдущую работу и сделал это сейчас), понес его в кузницы, дабы поделить поровну.
От первоначального плана его отвлек вопль из дома, где сейчас проживал Хальтадир и гном Льюин. Хальтадира Дагнир знал в лицо, пару раз даже разговаривал с ним – Хаьтадир был лесорубом, но работали будущие герои в разных бригадах. Другие дело – Льюин, которого молотобоец знал. Не так давно гном захшел в кузницу. Мастера в тот момент не было, и Дагнир сидел там один. Так и вышло, что они разговорились, что было довольно странным, так как Дагнир был неразговорчив. Но времена меняются…
Судя по звуку, крик принадлежал Льюину. Дагнир быстрым шагом направился в ту сторону, откуда доносился вопль и, подойдя, увидел через невысокий забор странное зрелище: придавленного веткой гнома и лесоруба, почему-то вооружившегося луком, который стоял мгновение назад на скамейке в ведре, а теперь уже спешившего на помощь гному. Сразу стало ясно, что никакой опасностью тут и не пахло. Правда, Хальтадир, не заметивший выглядывающего из-за забора бывшего коллегу, нес что-то про проклятья.
- Здорово, люди добрые. Помощь нужна? – спросил молотобоец, а после чего не дожидаясь ответа, сделал два шага в сторону калитки и отворил ее – она была не заперта. Ящик с посудой он поставил на землю, а сам направился помогать гному, попутно спросив:
- Вы что вообще тут делали?

+1

16

Гном всё пытался выбраться из ветвей, чувствуя обречённость и всё-таки пробуя справиться с нахлынувшими на него чувствами. Хатальдир не придавал всему этого особого значения, но он на самом деле просто не понимал, какой ужасный поступок он совершил. С едой шутки всегда были плохими.
- Нет, с тобой всё будет хорошо, однако я теперь обречён,- печальным голосом сказал Льюин, пытаясь вытряхнуть свою бороду от всякого древесного мусора.- Нет, о нет, я просто не верю!
В это время на поляне появился старый сосед Хатальдира. Но в свете новых событий его приход не вызвал у гнома никаких новых чувств.
- Не может быть, Дагнир!- воскликнул он.- Хатальдир не специально бросил рыбу на землю, поэтому теперь я обречён на несчастья! У нас бросить рыбу считается дурным знаком. Это всё равно, что похитить самое прекрасное платье у королевы царства Элу Тингола. Теперь моя жизнь кончена.
Оглянувшись по сторонам, гном решил ответить на вопрос гостя, делая это таким голосом и таким его тоном, как будто Дагнир спросил о чём-то банальном и простом.
- Тренируемся попадать в мишени из лука, разве не видно? На что ещё может сгодиться ведро с водой?
Тяжело вздохнув, Льюин начал отряхивать рыбу.
- Понимаете, наш народ очень ценит морские продукты. Вы не поверите, но так как мы живём у озера, это один из главных наших источников пропитания. Говорят, если вся рыба погибнем в нашем озере, наш народ погибнет. Теперь меня ждут три года бедствий.
Неожиданно к гному пришла мысль. Он подумал о том, что возможно причиной крушения его родины было отсутствие в озере рыбы, поэтому он начал вспоминать последние рассказы людских рыбаков. Но, похоже, рыба тут была не причём. Рыбаки даже в последний день обильно обменивали свой улов за хорошие вещички.
Пытаясь встать, гном неожиданно споткнулся об одну из ветвей и снова рухнул на землю, еле не свалившись на живот.
- Похоже, это не случайность, Хатальдир…

0

17

Нарастающая боль в поврежденном локте добавляла ещё большей раздражительности и без того обеспокоенному Хатальдиру, которому пришлось могучим движением одной рабочей руки приподнять объемную ветвь, из под которой пытался выбраться угодивший в беду Льюин. Но свое недовольство он скрывал как мог, пытаясь не беспокоить гнома такими мелочами, как пришибленный локоть. То и гляди, Льюин предскажет Хатальдиру самую ужасную смерть, подобрав очередную притчу, которая, как и все им ранее изреченные, походили более на легенды, коими пугают юных и своенравных гномов.
Двое шумных друзей не были обделены случайными зрителями. Некий человек стоял за оградой, послав недоуменному Хатальдиру и серьезному Льюину несколько очевидных вопросов. Но право ответить на них первый предоставил второму, сочтя вопросы более уместными для гнома, который не желал умолкнуть, продолжая воздействовать на Хатальдира убедительными высказываниями о проклятиях древности. Но если беоринг хоть на секунду и допускал вариант с проклятием, то подобные мысли лишь мельком проскакивали у него в голове, не имея возможности быть глубоко обдуманными. Однако, дабы принять попытку успокоить Льюина, молодой лесоруб пытался подбирать обнадеживающие слова, не лишенных также и иронии.
— Какая встреча... - проговорил он дружелюбным тоном, обращаясь к человеку, чье имя было Дагнир. — Представь, приятель, мой гость вдруг решил, что он проклят. Весьма необдуманное заявление, не так ли? - лицо Хатальдира выразило очередную мрачноватую полуулыбку.
А гном споткнулся и вновь оказался на земле, отнесясь к сему мелкому происшествию с привычной суровостью.
— Я назвал бы это гномьей неуклюжестью, которая, извини меня, вам крайне свойственна, - добродушно рассмеялся лесоруб.
Но руку помощи Хатальдир протянул не сразу. Его тут же посетила мысль о мокром полотенце, которое до сего момента было обвязано вокруг головы беоринга по совету Льюина. Сейчас ему можно найти более полезное применение. Хатальдир грубо сорвал полотенце и туго обвязал оным поврежденный локоть, намереваясь приглушить боль. Вот про обувь он забыл, а посему, как ни в чем не бывало, стоял босым на мягкой траве, устремив свой вопросительный взгляд на Дагнира, недавно подошедшего товарища, позабыв протянуть Льюину руку для того, чтобы помочь подняться.

Отредактировано Хатальдир (2013-04-07 01:19:28)

0

18

- Ну а если там поднять рыбу и помыть ее? Глядишь, поможет, – промямлил Дагнир, поглаживая короткую бороду. Задумавшись, он позабыл, что гному было бы хорошо помочь встать. – Да и у нас помнится в том году Гутлаф, рыбак, что возле озера живет, уронил с пристани целый ящик с рыбой. И ничего с ним не случалось.
Решив, что его аргументы достаточно веские, Дагнир все-решил помочь гному подняться и уже шел его поднимать. На ходу он спросил:
- А зачем стрелять из лука, стоя в ведре на скамейке? Делать больше нечего что-ли?
Но гному уже вовсю объяснял про отношения своего народа к рыбе и про то, что после этого «тяжелого греха» ожидает его.
Я назвал бы это гномьей неуклюжестью, которая, извини меня, вам крайне свойственна, - сказал Хальтадир, и молотобоец был с ним согласен. В конце концов, обычаи не всегда были обоснованы логически, и в просто народе всегда хватало суеверий. Возможно, то же самое было и у гномов. Чем они хуже-то?
Пока Хальтадир перевязывал свой локоть, который повредил при падении, Дагнир. став возле гнома и протянув ему руку, сказал Хальтадиру:
- Не повезло тебе, стрелок. Локоть повредил – это плохо. Тетиву плохо будет натягивать.

Отредактировано Дагнир (2013-04-07 14:55:50)

+1

19

Хатальдир, кажется, ушибся при падении с табуретки, но своё горе Льюин считал более глубоким и ужасным. Беоринг обойдётся всего лишь небольшим ушибом, а вот жизнь гнома уже считай окончена. Ему уже стоило считать минуты до того, как на него упадёт что-нибудь тяжёлое. Вряд ли он переживёт нужный срок.
- Ты не понимаешь!- воскликнул Льюин Дагниру.- Рыба только тогда приносит несчастья, когда её уронил тот, кому её подарили, понимаешь? Так просто от проклятья не отделаешься. Говорят, есть лишь одно только спасение. Проклятый в сопровождении двух-трёх друзей должен выйти в полночь на улицу, и попросить прощения у рыбы. При этом он должен нести на себе её, а его друзья должны будут надеть на себя говядину. Но это, боюсь, невозможно. Ох, и трудно будет тому, кто будет жить с проклятым. Боюсь тебе, Хатальдир, придётся перебраться в другое место, пока я буду в этом доме.
С помощью руки молотобойца, гном поднялся на ноги. Но из-за того, что он загнал в руку несколько заноз, он ещё некоторое время ничего не делал, вынимая из кожи остатки древесины. Когда это дело было окончено, он осторожно направился к табуретке.
- Пока всё в порядке. Ладно, Хатальдир, обойдёмся сначала без ведра с водой. Думаю, древние традиции стрелков могут и подождать. Я обещал тренировать тебя, и я выполняю это обещание. Но давай договоримся, что отныне я буду стоять за твоей спиной, иначе мне на голову упадёт не кусок яблока, а твоя стрела. А это, я уверяю вас, чуточку больнее.
Гном по-прежнему был несчастен. Слова людей ему никак не успокаивали. Второй сильный порыв ветра неожиданно растрепал волосы гостя, и его плащ, видимо закреплённый не слишком хорошо, вдруг улетел к дому. Кажется, древняя молва всё-таки имела силу. Более того, когда гном погнался за плащом, он снова упал, на этот раз встав самостоятельно.
- Давайте посмотрим правде в глаза. Ни ветер, ни плащ тут не причём. Это всё я, я, понимаете? На мне сейчас проклятье. Дагнир, надеюсь, ты согласишься помочь нам подготовиться к завтрашнему соревнованию по стрельбе из лука? Боюсь теперь мне опасно приближаться к месту, где летают оперенные стрелы.

+1

20

Хатальдир резко сменил обеспокоенность на искренний смех, заслышав о том, что ему придется покинуть собственный дом, дабы якобы проклятый Льюин остался жить там в одиночестве.
— Предлагаешь мне спать на ступеньках у моего же дома? - залился смехом человек, махнув на гнома рукой и покачав головой.
Он не собирался никуда уходить, а также настроился на завтрашнее соревнования, уже серьезно решив принять участие, дабы проявить свои ратные таланты, хоть и уступали они в области стрельбы некоторым представителям народа Беора. Хатальдир также желал видеть рядом и своего друга Льюина, чтобы тот поддержал его. Дагнир тоже начал представлять интерес для молодого лесоруба. А что? Он вполне мог бы принять участие вместе с Хатальдиром в завтрашнем соревновании, да и тренироваться с умелым соседом намного спокойнее, когда у тебя в гостях гном, имеющий склонность к паранойи...
— Может, уважаемый Дагнир, примешь участие тоже? Будет весело, как меня уверяет Льюин, - предложил Хатальдир, — И вдруг что опять случится с нашим проклятым другом!
Но Хатальдир едва успел закончить свою речь, как с гномом вновь приключилось несчастье. Плащ Льюина унесло ветром в сторону, а сам он неожиданно свалился на ноги. Хатальдир же опрометью ринулся догонять уносящуюся вещь своего друга, всё также босиком пробегая по траве.
— Поймал, вот! Это всего-лишь ветер, а ты уже от волнения и на ногах не стоишь! Но разве тебя убедишь. - Кричал издалека беоринг, пытаясь как следует ухватить развивающийся на ветру походный гномий плащ.
Однако очередная беда настигла и невинного Хатальдира, который, будучи босым, наступил на щепку от сломанной стрелы, когда возвращался обратно к своим товарищам. Чувство было неприятное.. очередная боль пронзила беоринга, ибо большая часть ранее пострадавшей стрелы вонзилась в ступню. Хатальдир выругался, проклял свои сапоги, забывчивость и неосторожность, а потом сел на траву и попытался извлечь осколок.
— Не до стрельбы мне... - опечалено вымолвил лесоруб, сидя на земле и протягивая в сторону гнома пойманный плащ. — Что делать-то?

Отредактировано Хатальдир (2013-04-09 14:01:08)

0

21

Льюин пожал плечами. Для него не было ничего смешного в том, чтобы его друг сменил местожительства, ведь так было лучше для того. В самых худших случаях проклятье могло перекинуться и на окружающих, а гном не хотел, чтобы с его другом что-нибудь случилось. Жаль, идея беорингу не понравилась.
Тренировки продлились ещё некоторое время. Льюину, который всё время стоял рядом со стрелком, пришлось не сладко. Сначала снова разбаловался ветер и бросил ему в глаза песок, зачем карман гнома порвался, из-за чего в грязь упало прекрасное яблоко, которое он хотел съесть за ужином. Неприятности на этом не окончились. Когда Льюин вбежал в дом, на него неожиданно упала полка, причём он действительно был не причём. Всё случилось как будто само собой, хотя гном знал настоящую причину.
К вечеру бедный гость забился в подвал, взяв с собой инструменты и несколько хороших глыб. Убрав одну из нижних полок, где, как и в других местах, хранилась провизия, он начал обустраивать себе временное жилище. Вскоре должен был прийти Дагнир, чтобы помочь Хатальдиру с тренировками. Сам гном уже отчаялся как-нибудь помочь другу, чтобы не навредить ему и себе.
Когда лесоруб спустился вниз, гном, в сидячем положении копаясь в камнях, обратился к нему со следующими словами.
- Теперь ты веришь мне? Это не может быть совпадениями. Я проклят. Я говорил тебе это уже много раз. И, похоже, проклятье приблизится и к тебе, раз ты живёшь со мной под одной крышей. Сегодня мне на голову упала полка, а завтра может упасть и крыша. Поэтому будь добр, сооруди, пожалуйста, здесь балки, чтобы этого не случилось, ладно?
Льюин улыбнулся, хотя одна часть его тела невыносимо болела. И это была уже не голова.
- Кажется, я ударил руку, когда работал здесь. Боюсь, если всё сложится лучше, чем может, я проживу здесь лет двадцать. Правда… лишь одним можно снять проклятье. Действительно, я знаю, что делаю! Ты можешь мне Хатальдир?
Когда гномы попытался встать, над ним обсыпалась часть стены, из-за чего волосы тангара побелели. Уж очень он неудачно задел один шкаф. Пытаясь вытряхнуться, Льюин закашлял.
- Так вот, нам нужна рыба. Ты сумеешь достать двадцать хвостов? И нужен ещё один человек.

0

22

Тренировки прошли довольно успешно, если не брать во внимание приключения Льюина. Гном, быть может, со временем придет в себя, забыв о дурных мыслях с проклятиями, странноватыми обычаями и всяческими ритуалами. Уж больно не хотелось Хатальдиру превращать свое уютное жилище в помещение для проведения сомнительных гномьих ритуалов. Однако что-то подсказывало беорингу, что подобного не избежать. Придется серьезно поговорить с гномом и по-своему объяснить ему сложившуюся ситуацию, так, как её видит рассудительный человек здешних земель.
Хатальдир с умом использовал оставшееся время, позабыв о Льюине и сосредоточившись на стрельбе из лука. Неприятная боль в ступне от осколка сломанной стрелы также не покидала и без того взбудораженного человека, который в последние дни стал вести себя всё более нервно. Быть может, это влияние его нового друга и гостя - Льюина. Жизнь беоринга была относительно спокойной и беспечной, но ныне его существование скрашивал необычный гном, которому, в глубине души, Хатальдир все-таки был рад, однако непоседа Льюин затевал что-то странное, заставляя человека тревожиться. Вот и сейчас, Льюин куда-то ушел, скорее всего скрылся в одной из комнат в доме Хатальдира, а теперь гадай, чего он там помышляет и чего совершает. Хатальдир не удивился бы даже заколоченной с внутренней стороны двери в свой собственный же дом.
Позднее, ближе к вечеру, когда уже яркий солнечный свет не освещал двор молодого лесоруба, когда условия создавались неподобающими для тренировки, Хатальдир возвратился в дом, заметно проголодавшись и выбившись из сил.
В жилище лесоруба царила подозрительная тишина. На первый взгляд ни одна вещь Хатальдира не исчезла или не сломалась, но гнома также не было видно ни в какой из комнат. В подвале? Или уже успел куда-то ускользнуть? У Хатальдира отсутствовало желание бегать по поселению с факелом, разыскивая друга в огородах, соседних домах, конюшнях или ещё где либо, а ведь Льюину свойственно совершать опрометчивые поступки.
Послышался необыкновенный звук из подвала. Да, Льюин там. Хатальдир неспешно поужинал, перевязал чистым бинтом ранение на ступне, переоделся и с горящей свечей спустился в подвал. Льюин сидел неподалеку.
— Мой подвал похож на гномью крепость.. или нет..скорее, скромное подземелье, - с размышлениями заговорил человек, озираясь по сторонам и задумчиво почесывая затылок. — Я этого и ожидал, н-да.
Гном объяснился уверенно, но достаточно кратко, оставив после своей речи немало вопросов для Хатальдира. Происходящее явно не пришло по душе молодому беорингу.
— Хватит ребячиться, друг мой, - сурово вымолвил он, падая в старое кресло в дальнем углу, поставив горящую свечу в подсвечник, который находился на видавшем виды деревянном книжном столике. — Мне завтра нужно принять участие в соревновании, ты ведь не забыл? И ты слишком серьезно отнесся к ряду произошедших случайностей, однако я не надеюсь тебя убеждать... Вы - гномы, народ своенравный и упертый, не мне с тобой спорить. - Продолжал говорить Хатальдир, вздыхая и теряя прежнее понимание и улыбчивость, с которой он обыкновенно разговаривал со своим новым другом. — И что ты придумал? - продолжил мрачным тоном человек, будто пропустив мимо ушей просьбу с рыбой.

Отредактировано Хатальдир (2013-04-25 18:52:03)

0

23

Гномью крепость… Льюину было не до шуток. Бегло осмотрев нелепые укрепления, он начал считать, сколько нужно было притащить сюда камней, чтобы всё закрыть, с грустью вспоминая настоящие великие творения гномов, такие как Кхазад-Дум, и содрогаясь перед одной мыслью, сколько ещё несчастий должно было выпасть ему на голову. У гнома уже болели макушка, спина и рука и он очень не хотел что-нибудь себе сломать.
К неодобрению Льюина, Хатальдир до сих пор считал происходящее в этом доме каким-то ребячеством. Неужели он ничего не понимает?
- Нельзя легко относиться к порче еды!- начал убеждать хозяина гость.- Кто портит еду, тот вскоре познает настоящий голод и предсмертные голодные муки. Я пришёл сюда с той земли, где очень бережно относятся к еде. Иногда последним завтраком наших друзей был кусок хлеба, или что было чаще, одна или две рыбёшки. Расы, которые их не уважают, могут легко исчезнуть с лица Средиземья.
Гном говорил так же серьёзно, как и его измученный друг. В погребе после этих слов повисло краткое затишье. Льюин начал вспоминать, как проводили ритуалы на его родине.
- Не беспокойся, с колдовством Моргота это никак не связано. Наш род никогда не служил ему, и уж тем более не торговал. Прошу тебя, принеси через час двадцать хвостов к нам во двор, а я приготовлю всё остальное. Ты же хочешь, чтобы это всё наконец закончилось? Пожалуй, хватит и нас двоих. Мне нужно попросить прощения у рыбы.
Осторожно приподнявшись, гость вышел из своих укреплений, направившись наверх, прихватив с собой мешок с чем-то неизвестным. Выйдя во двор, он притащил вместе с собой табурет, поставив его на голой траве и выложив на него несколько кусков белого хлеба. Подняв голову к небу, Льюин начал искать созвездие, которое он видел прошлой ночью.
- Серп, Орёл, Восковая муха… где же Красный Змей?

0

24

Человек некоторое время безмолвно наблюдал за болтавшим гостем, развалившись в кресле и устремив свой взор на догорающую свечу, находящейся на столике неподалеку от старого кресла. Если говорить напрямую, то Хатальдир не видел в предстоящей затее никого смысла, подумывая о том, что непоседливому гному просто хочется чем-то заняться. Однако постепенно беоринг менял свое мнение, заметив не угасающую тревогу и серьезность в глазах своего собеседника. Как видно, придется смириться, а также оказать помощь гостю, да и подобные, так сказать, ритуалы не должны совершаться пришельцем с дальних гномьих владений без присмотра жителя сих земель. Соседей может удивить происходящее во дворе молодого лесоруба. Что ещё остается? Ничего. Придется пуститься вслед за гномом и исполнить его волю.
— Насчет снеди ты прав. Однако заметь, принадлежала она мне, я лично ее добыл, собственными усилиями. Я волен сам распоряжаться своими же запасами... - слегка раздосадованным тоном оправдывался Хатальдир Юный.
Но не успел человек окончить свою речь, как озадаченный Льюин поднялся по ступенькам и вышел из укрепленного подвала. Некоторое время Хатальдир продолжал сидеть в кресле, задумавшись о чем-то явно важным. Однако позднее и он покинул мрачное помещение, не обнаружив наверху своего гостя.
— Льюин! - окликнул Хатальдир товарища. Но ответа не последовало. Видимо гном вышел во двор, дабы воплотить свои идеи, намереваясь снять «проклятие». Беоринг же поспешно приняться рыться в кладовой, упорно разыскивая связку с сушеной рыбой, ибо ему требовалось точное количество именно этого продукта. Пришлось перерыть немало ящиков с провиантом, прежде чем отыскать отложенную рыбу. Хатальдир отсчитал двадцать штук, нацепил все до единой на отдельную веревку, а затем отправился во двор. Нужно было передать сию связку Льюину.
Вот. То, что ты просил.
Он протянул Льюину рыбу и уселся рядом на траве, бросив недоуменный взгляд на хлеб и табурет, абсолютно не вникая в происходящее. Последующий вопрос был очевиден:
— Что ты собираешься делать? - поинтересовался человек и уставившись теперь на небо, последовав примеру своего друга. — Я помогу, только скажи.

Отредактировано Хатальдир (2013-04-27 00:35:00)

0

25

Несколько минут Льюин не спускал глаз с неба, но когда на поляну перед домом лесоруба явился Хатальдир, он взял одну буханку хлеба и протянул ему. Рыбу гном также разделил поровну. Так требовал ритуал, иначе бы проклятье и осталось бы на проклятом.
- Сегодня ты прикоснёшься к нашим древним традициям,- сказал гром медленно и важно, будто говоря о чём-то действительно необычном.- Много веков назад наши предки проснулись в подгорных пещерах. Пищей им были лесные ягоды и грибы. Позже, когда гномы встретили людей, те стали охотиться и рыбачить ради союзников, желая получить взамен превосходное по качеству оружие. Говорят, именно тогда первый из Черноволосых попробовал жареную лошадь. Позже на нас роем напали ужасные враги, но один из главных храбрецов возжелал перебить их всех. Став по колено в рыбе, он натянул свой знаменитый лук и так расправился с ним. С тех пор мы почитаем рыбу также как и хлеб, и стараемся связывать её со всеми соревнованиями по стрельбе из лука. Множество чешуйчатых за столетия плескалось у ног наших королей, и не было ещё такого стрелка, который бы не любил рыбу. Сегодня мы собрались здесь, чтобы попросить прощения у этой драгоценной пищи.
Закончив небольшой экскурс в историю, Льюин перешёл непосредственно к подготовке к ритуалу.
- Я долго искал Красного Змея – нашего легендарного стрелка. И нашёл его. Если посмотришь в небо, то ты увидишь его возле Восковой мухи. Когда-то один из наших предков попал в похожую беду, но ему удалось избежать проклятья. Он был пекарем, и поэтому я и взял с собой хлеб. Многие годы гномы чтили этот ритуал, приравнивая его к спасению, но вскоре о нём все забыли, кроме самых начитанных. Слава стихиям, что я один из тех, кто неоднократно бывал в самых разных библиотеках и видел сотни самых разных летописей. Дыши мирно, друг, ведь сегодня опять же ты прикоснёшься к нашему прошлому. Ты один из немногих среди людей, кто вообще удостаивался подобной чести.
Каждый народ всегда чтил свою еду. Некоторые чтят фрукты, некоторые же почитают другую пищу. Но не было такого народа, кто бы не возносил еде почести, разве что кроме орков. Приступим же.

Подняв руки над головой и закрыв глаза, Льюин простоял так не меньше половины минуты. В это время, ответом ему был лишь звук ночных насекомых.
- Прости нас за рыбу,- наконец сказал гном, открывая глаза.
После этого, забрав с пня продукты, он повернулся к юному лесорубу.
- Всё. Пошли, поедим?

0


Вы здесь » Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков » Дортонион » О - Игрок поневоле - 450 год


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC